19 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

«Нелегалов» в России порождает сама же власть, всячески усложняя мигрантам процессы легализации

07.12.2006 19:02 msk, Феруза Джани

Миграция  Россия

После того, как осенью 2006 года в России началась нешуточная «антимигрантская» кампания, местные СМИ запестрели утверждениями, что люди, приехавшие на работу в Россию, не хотят жить здесь легально и платить налоги. Слово «мигрант» стало ассоциироваться чуть ли не со словом «преступник». Гражданам России мигрантов представляют как нахлебников, которые «высасывают» у страны деньги и переводят их к себе на родину.

Журналисты ИА «Фергана.Ру» провели собственное расследование, встретились и побеседовали с достаточно большим количеством приезжих. Выяснилось, что никто из наших собеседников не желает жить в России нелегально. Однако вынуждает их к этому сама жизнь, ибо процессы легализации и натурализации в этой стране сопряжены с таким количеством бюрократических барьеров и материальных расходов, что лишь очень малому числу приехавших из постсоветских республик удается с ними справиться.

«В МОСКВУ, В МОСКВУ!»

- Москва всегда ассоциировалась у меня с городом больших возможностей, - рассказывает Гульнора А., приехавшая из столицы Узбекистана. – Причем не столько в плане материальном, сколько в профессиональном. У себя в Узбекистане я занимала должность руководителя, получая очень хорошую по меркам Узбекистана, да и, как я выяснила позже, большинства регионов России зарплату. Но однажды мне стало понятно, что все, чего я могла бы достичь у себя на родине, не изменяя своим принципам, я уже достигла. И будь мне сейчас лет пятьдесят, я бы «с чувством глубокого удовлетворения» спокойно доработала на своем посту до пенсии. Но ведь мне всего тридцать! И я решила рискнуть, начать новую жизнь.

Я полетела в Москву, надеясь устроиться на работу и со временем получить российское гражданство. Благо, в белокаменной живут мои знакомые, которые обещали помочь с жильем и регистрацией на первое время. Как человек законопослушный, я была уверена, что обязательно буду соблюдать российские законы и обитать в Москве легально. Однако в первый же день после прилета меня ждали неприятные открытия.

Выяснилось, что получить гражданство в самой Москве практически невозможно: «Всегда почему-то «вовремя» заканчиваются квоты и снова приходится ждать, бегать собирать справки и т.д.» - посетовала знакомая. - «Моя сестра уже четыре года не может получить здесь гражданство. Справки собраны, взятки отданы – и все равно гражданства пока не предвидится».

И мне посоветовали подавать на гражданство где-нибудь в регионах России – там меньше желающих и поэтому получить «красный» паспорт легче. Вспомнили, что один из друзей живет в Твери, обратились за помощью к нему, тот, на мое счастье, согласился. Так я поехала регистрироваться в тверском отделении федеральной миграционной службы (ФМС) России.

Но ведь я собиралась работать в Москве! Тем более, успев за короткое время посетить Тверь, Смоленск и Вязьму, я поняла, что если говорить об уровне жизни, красоте архитектуры и деловому ритму, родной Ташкент можно оставлять только ради таких мегаполисов, как Москва и Санкт-Петербург. Не знаю, как в других городах, но в Москве, между тем, регистрация требуется не только мигрантам, но и всем иногородним россиянам. Однако в моей миграционной карте уже стоит отметка Тверской ФМС и, по закону, я должна три месяца безвылазно жить в Твери.

Хорошо, думаю, так тому и быть. Однако, прозондировав Тверь на предмет наличия жилья и работы, я быстро убедилась, что обустраиваться здесь не стоит: во-первых, желаемой работы нет, во-вторых, зарплаты низкие, не сравнить не то что с московскими, а даже с ташкентскими, во всяком случае, с той, что я получала. Ну а в-третьих и в главных, Тверь – не Москва.

Наслушавшись и навидавшись, я вернулась в Москву. И вот теперь, без московской регистрации, не имея права в столице не то что работать, но даже и находиться, я встала перед выбором: вернуться на родину или стать нелегалом в Москве. Раздумывать долго не пришлось, выбор был очевиден: на родине я уже потеряла работу, а найти другую весьма проблематично.

Поиск жилья – отдельная песня, о нем в другой раз. А пока хочу рассказать о другой проблеме – устройстве на работу.

- Расскажите подробно, с какими трудностями Вам пришлось столкнуться.

- Перед отъездом я исследовала российский рынок труда в Интернете и уяснила для себя, что вакансий по моей специальности в Москве – море, только приезжай и работай. Да и зарплаты предлагаются неплохие. Порой, правда, натыкалась на необходимость наличия у соискателя российского гражданства, но этот пунктик пропускала мимо, считая, что главное не какая-то бюрократическая условность, а то, что ты профессионал. Тем более что по моей специальности оказалось столько вакансий!

Однако в действительности «пунктик» оказался самым что ни на есть «пунктищем»: гражданство – первое, о чем спрашивали меня кадровики, которым я звонила и рассылала резюме. «Ах, у вас не российское? Тогда извините». Или просто молча вешали трубку.

Изучив толстенный журнал «Работа и зарплата», я в очередной раз убедилась в том, что работы в Москве, как говорится, «завались». Правда, больше требуются люди на рабочие специальности. Но даже чтобы устроиться уборщицей, - а я уже стала рассматривать и такие варианты, - требовалось «гражданство РФ», а, кроме того, «М\МО», что означает «прописка в Москве\Московской области».

Благо, мигрантов в Москве немало, и многие относятся к «собратьям» по проблеме с пониманием. Стараются помочь, подсказать. Я очень благодарна совершенно не знакомому мне прежде человеку, приехавшему в Москву из Таджикистана, который помог устроиться на работу оператором молочного отдела в один из московских магазинов.

СДАТЬ ДОКУМЕНТЫ В ФМС - НЕ ПОЛЕ ПЕРЕЙТИ

- Находясь в поисках работы, я, не теряя времени, постаралась собрать документы для того, чтобы подать заявление на разрешение на временное проживание в России сроком на три года. Это тоже – отдельная история. С большим трудом мне все-таки удалось собрать более тридцати необходимых бумажек и сдать пакет справок и копий документов. Потратив на это все свои сбережения, я затянула потуже поясок и села на диету – до первой зарплаты.

- Ведь, согласно российским законам, без разрешения на временное проживание или на работу человек работать где-либо не имеет права?..

- Совершенно верно, и поэтому в Россию нужно приезжать хотя бы с небольшим запасом денег. А среди документов, подаваемых на разрешение на временное проживание (РВП), должна быть справка о наличии на банковском счету заявителя такой суммы, которой хватило бы ему на полгода жизни, ведь именно такой срок отводится на рассмотрение заявления. А так как в это время работать нельзя, чтобы не умереть от голода или не пополнить армию попрошаек, желающий получить российское гражданство должен привезти с собой в Россию сумму, которая в разных регионах варьируется в зависимости от уровня жизни, но стартует от 18 тысяч рублей. Это почти 700 долларов США. И, заметьте, такое условие ставится перед людьми, прибывающими в Россию из бедных государств. Причем если переезжаешь в Россию с семьей, следует подать такую справку отдельно на каждого члена. Это значит, что ты должен обладать суммой, сопоставимой со стоимостью квартиры в Самарканде или на окраине Ташкента, не говоря уже о других регионах Узбекистана, где жилье еще дешевле. Подруга из Ферганы, к примеру, рассказывала в прошлом году, что однокомнатную квартиру там можно купить всего за 300 долларов США. А между тем 700 долларов, не говоря уже о других расходах, в Узбекистане сложно собрать даже для одного человека. Мне, к счастью, помогли родные, прислав деньги.

Вообще, то, что в течение целого полугода человек должен бездельничать в ожидании разрешения на временное проживание, вызывает, мягко говоря, недоумение. Сами посудите: наскребли денег на авиаперелет, на аренду жилья, на сбор и сдачу документов (одни медсправки чего стоят, или нотариальное заверение переводов – по 500 рублей за бумажку!), на то, чтобы в банк положить энную сумму для получения справки о доходах. И после этого полгода лежать на лавке? А как же оставшиеся на родине дети, семьи, кредиторы, которые ждут возвращения одолженных сумм? Как же квалификация, наконец? Согласитесь, какой порядочный, ответственный, нравственный, да просто нормальный гражданин будет тунеядствовать и плевать в потолок, в то время как его семья на родине бедствует в безденежье? И тут забота о родных и близких заставляет большинство людей преступать букву закона. Весьма бюрократичную букву, прямо скажем.

Когда сдаешь документы на временное проживание, взамен получаешь справку о том, что у тебя приняли заявление. Этот документ позволяет продлить пребывание мигранта в России еще на один трехмесячный срок без выезда за пределы страны. Так почему нельзя сделать так, чтобы эта же справка стала выполнять и функцию разрешительного документа для устройства на работу? Ведь чтобы сдать документы в ФМС, человек собирает все доказательства своей законопослушности и отсутствия у него опасных заболеваний. Почему уже это не может служить для работодателя основанием?

Мне очень повезло, что с регистрацией помог знакомый россиянин. А что делать тем, у кого в России никого нет? Между прочим, таких - большинство. Найти человека, который согласится зарегистрировать у себя незнакомца, практически невозможно: люди боятся, и их опасения вполне обоснованны. Обратиться за помощью в многочисленные фирмы, которые обещают зарегистрировать и помочь с разрешением на работу? Есть риск нарваться на мошенников, легковерные получают обычно фальшивки и впоследствии имеют неприятности с милицией. У фирм, которые обещают взять на себя все заботы по оформлению гражданства, аппетиты велики: две тысячи долларов за услуги – не предел. А где взять такие деньги мигранту, бежавшему от безработицы и нищеты в родной стране? Да и не факт, что фирма не обведет его вокруг пальца.

Я все-таки попыталась хоть как-то узаконить свою деятельность в России и получить разрешение на работу сроком на один год. Обратившись к руководству магазина, узнала, что мне могут оформить такое разрешение, только если я проработаю хотя бы два месяца. Представьте себе: без разрешения на трудовую деятельность на территории России я не имею права работать, а такое разрешение можно получить, только отработав какое-то время. Замкнутый круг…

Но делать нечего, пришлось согласиться. Прошла медкомиссию, сняла копии с паспорта, нотариально заверила (снова расходы). Поначалу мне обещали сделать разрешение бесплатно, за счет фирмы, но когда началась антигрузино-антимигрантская кампания, объявили, что придется заплатить по 4,5 тысячи рублей – и это еще, по словам начальника, одна половина требуемых денег, вторую компания якобы покроет за свой счет. Но и названная сумма для меня значительна – получаю-то я всего 6,5 тысяч рублей.

«ШТРАФЫ ПЛАТЯТ ВСЕ, А ПРЕМИИ ВЫДАЮТ ТОЛЬКО РОССИЯНАМ»

- Работа у меня очень трудная, ни минуты покоя: постоянно надо перебирать все эти йогурты-творожки, заменяя пакетики и стаканчики с истекшим сроком годности на свежие, непрестанно выставляя из них пирамидки, которые так и норовит разрушить какой-нибудь покупатель. От непрерывного пребывания у холодильников уже руки ноют. На эту работу «свои», москвичи, не идут: трудная, непрестижная, а зарплата маленькая. Кассирами они еще могут согласиться. Поэтому в московских магазинах, не говоря уже о рынках, постоянно требуются люди.

- И каково отношение к таким, как вы, – мигрантам из ближнего зарубежья?

- Естественно, мы лишены всех прав. К примеру, когда наша компания не выполнила план, нас всех оштрафовали, без разбору – «свой» ты или «приезжий». А когда перевыполнила – премию выдали только россиянам, чего и не подумали скрывать. А в обычном общении – все нормально, пока я не сталкивалась с какими-либо националистическими выпадами в свой адрес (тьфу-тьфу, не сглазить бы).

В МОСКВЕ НЕЛЕГКО И САМИМ РОССИЯНАМ

В российской столице несладко приходится не только приезжим из-за рубежа, но и так называемым «внутренним мигрантам» – людям с российским гражданством, приехавшим из других регионов страны. Рассказывает Зара, продавец одного из московских рынков.

- У нас в Карачаево-Черкесии жить очень тяжело. Хотя я там работала на хорошей работе, в отделе кадров. Но зарплата маленькая была, и я решила податься в Москву. Здесь уже шесть лет живу, работаю на рынке. Правда, регистрации у меня нет, надоело ее делать. Нам, россиянам, в Москве можно находиться без регистрации три месяца, но при этом надо всегда при себе иметь проездной билет с датой прибытия в столицу. А работать без московской регистрации нельзя. Сначала я платила за регистрацию соседке, но она вскоре подняла цену и я отказалась от ее услуг. Теперь приходится от милиции откупаться деньгами. Но это – от «залетных» ментов. А на рынке милиция – своя, не трогает: наши хозяева сами платят за нас.

- А много на рынке приезжих? – этот вопрос вызвал у Зары грустный смех.

- На рынке только приезжие и работают. Ни одного москвича нет. Для москвичей считается позором на рынке работать, они нас людьми второго сорта считают. Вот сейчас хотят всех торговцев на рынках заменить на местных жителей. Но хватит ли столько бабушек и дедушек, чтобы обеспечить сельхозпродукцией всю Москву, – об этом Путин подумал? Захотят ли они тратить свое время, чтобы стоять целый день за прилавком и уговаривать покупателей приобрести именно их товар? Да и смогут ли они торговать, ведь продавец – тоже профессия, ей надо учиться. Сеятель должен сеять, пекарь - печь, продавец – торговать, - заключает наша собеседница.

В устах Зары прозвучал ответ на обвинения сторонников изгнания всех мигрантов с рынков и антимигрантской кампании вообще. В большинстве своем приезжие занимают позиции, от которых местные жители воротят нос, считая их, мягко говоря, непрестижными, ниже своего достоинства. И лишь немногим мигрантам удается устроиться на должности, требующие высшего образования и высокой квалификации. Хотя зачастую тоже нелегально.

- Зара, как вы думаете, что будет в апреле 2007 года, когда всех приезжих изгонят из торговли?

- Плохо будет. Или рынки все и часть магазинчиков закроются оттого, что некому будет на них работать, а цены резко взлетят. Или из глубинки все в большие города ринутся работать, хотя те, кто этого хотел, уже давно здесь. А что будет в маленьких городах, кто там будет работать? Взяток больше давать придется. А куда эти мигранты денутся? Кто-то уедет на родину, но ведь многим там нечего делать… Не знаю, что будет… Плохо будет…

ЛЮБОЙ МИГРАНТ БЫЛ БЫ РАД ЗАПЛАТИТЬ НАЛОГИ И ЖИТЬ СПОКОЙНО

По разным данным, в России нелегально работают от 5 до 15 миллионов человек, и только около 700 тысяч имеют разрешение на работу. Такое положение дел неудивительно: стоимость оформления этого документа достигает порой 350 долларов, что для приезжих – большие деньги. И это не считая сил, времени и нервов, потраченных на преодоление множества бюрократических преград.

Как же быть мигранту? «Валить на свою родину», как выкрикнул один из бездельничающих юнцов и как заявляют, правда, в более корректных выражениях, люди из высших эшелонов российской власти? Предположим, что все «свалили» в свои страны, где их ждет безработица, безденежье, нужда… Огромное количество слоняющихся без дела людей в поисках выхода из ситуации и в поисках виноватых в ней способно сконцентрировать свои мысли на отнюдь не безопасных идеях. Из разряда тех, что пропагандирует то же ДПНИ (Движение против нелегальной иммиграции) – «виноваты инородцы», «виновата власть», «а давайте ее лучше…» Интересно, как отреагируют сегодняшние российские гонители мигрантов, если вокруг России, не дай Бог, заполыхают очаги гражданских войн и революций, которые будут угрожать покою и стабильности самой державы. Думается, ревнители националистических интересов сами тотчас окажутся в качестве мигрантов, только уже в странах Европы и Америки.

Очевидно, что отток безработных людей и приток в страну денег от гастарбайтеров в какой-то степени разряжает обстановку и снижает вероятность социальных потрясений в странах-поставщиках мигрантов. Кроме того, уже набили оскомину слова, что демографическая ситуация в самой России требует вливания новых сил. «Родное» население стареет, сокращается и в недалеком будущем не сможет обслужить и прокормить само себя – сил не хватит. Уже сейчас накопления в Пенсионный фонд поступают медленно: трудоспособного населения, да еще работающего за «белую» зарплату, все меньше.

Жизнь мигрантов несладка и незавидна. А тут еще - против них развернута полномасштабная кампания. Несведущему человеку внушается, что мигрант – это преступник, который нарушает российские законы, не хочет (не «не может», а именно – «не хочет») работать легально, платить в российскую казну налоги и ворует у россиян деньги.

При этом местные ксенофобы стараются не замечать, что трудятся многие мигранты от зари до зари и зачастую без выходных, причем на самых грязных и тяжелых работах. Что живут в ужасных условиях по 8-10 человек в одной комнате. Что платят за аренду жилья такие деньги, на которые сдающие им квартиры москвичи могут не работать и жить без проблем. Что «кормят» московских милиционеров, регулярно отстегивая тем энные суммы за то, чтобы отпустили с миром и не выстрелили в лицо. Что чувствуют себя в униженном положении и живут в постоянном страхе перед неизвестностью завтрашнего дня. Что им приходится постоянно параноидально озираться в страхе перед бритоголовыми. Что они не могут рассчитывать на медицинскую помощь в случае надобности, если только не готовы заплатить «бешеные» даже для благополучных москвичей деньги. Что хозяин волен в любой момент их оштрафовать или вообще оставить без зарплаты, и никуда в этом случае не пожалуешься. И что переводят они на свою родину деньги, заработанные собственным тяжелым трудом и в сложных условиях. Но именно – заработанные, а не ворованные, не криминальные. А в нарушителей закона превращает мигрантов сама же власть, всячески усложняя им процессы легализации и натурализации.

И еще. Идеологи и пропагандисты умалчивают о том, что любой мигрант был бы рад заплатить налоги и жить спокойно, но у большинства из них нет возможности это сделать – из-за перечисленных выше проблем. Как заявила в интервью «Радио Свобода» председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина, «это оказывается выгодным - не регистрировать людей, которые приезжают работать в Россию, и после этого их же за это наказывать. Причем иногда работодатели входят в сговор с милицией и в день зарплаты они ставят в известность милицию, которая затем обирает этих людей. К сожалению, с такой практикой очень трудно бороться, поскольку она приносит доходы и нечестным работодателям, и сотрудникам милиции».

Есть мнения, что такое положение дел выгодно и российскому руководству. Ведь что делает человек, платя налоги? Тем самым он обеспечивает себе бесплатную медицинскую помощь, пожизненную пенсию, бесплатное образование своим детям, оплату больничного листа и иные социальные выплаты. Мигранты же удобны тем, что всего этого не требуют, готовы заниматься грязной работой, а зарплату получают в разы меньше, чем россияне. Тем самым мигранты способствуют снижению себестоимости производимых с их участием товаров и услуг – опять-таки во благо местного населения. И при этом они – презираемы, обираемы, бесправны, гонимы…

Кроме всего прочего, принято считать, что мигранты предназначены только для неквалифицированных работ – мытья посуды, рыночной торговли, уборки территории... А между тем, среди них немало людей с высшим образованием – врачи, инженеры, педагоги, редакторы... Судя по многочисленным объявлениям, представители этих профессий, особенно первых трех, требуются России в большом количестве. «Свои» специалисты в школу не идут: непрестижно и малооплачиваемо. А приезжих в школу не берут – нет паспорта с двуглавым орлом. Ведь для местных чиновников наличие российского гражданства главнее, чем квалификация, опыт и прочие составляющие. И, по их логике, пусть уж школьникам преподают «свои» учителя, совмещающие в одном лице химика и историка, чем квалифицированные специалисты, но паспортом с иного цвета.

В последние месяцы 2006 года Россию, а точнее – ее руководство, охватили метания из одной крайности в другую. То на самом высшем уровне заявляется, что в стране демографический кризис и ей в большом количестве требуются трудовые кадры извне, звучат призывы к так называемым соотечественникам переселяться в Россию. То вдруг более чем вдвое урезаются квоты выдачи разрешений на временное проживание, которые, между тем, являются первым шагом на пути к получению российского гражданства. Воистину: Россия – страна парадоксов.

БРОШЕННЫЕ ДЕТИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Как выяснилось, Россия привлекает мигрантов не только возможностью заработать здесь больше, чем на родине. Среди них много представителей других этносов, которые тем не менее считают себя «русскими по менталитету». После распада СССР они оказались «своими среди чужих и чужими среди своих».

- Когда я задумалась об отъезде из Узбекистана, многие удивлялись: «А почему именно в Россию? Почему не на Запад куда-нибудь?», - рассказывает Гульнора А. – Сейчас объясню. Хотя я по паспорту узбечка, я выросла в русскоязычной среде, мыслю на русском и по-русски. Это драма многих людей титульных национальностей советских республик, вышедших из тех слоев общества, которые стремились дать свои детям высшее образование, развивать, реализовать себя как личность. Ведь во времена СССР без знания русского языка карьеру сделать было невозможно, поэтому люди, мечтавшие о лучшей доле для своих детей, старались отдавать их в школы с русским языком обучения. Как сейчас модно отдавать в английские, французские и тому подобные спецшколы. И у нас было настолько полное погружение в этот язык посредством телевидения, радио, прессы, культуры, общения с русскими друзьями, что это очень сильно повлияло на нашу ментальность. А у меня еще и работа связана с русским языком, который является главным инструментом моей деятельности. Именно поэтому мой выбор пал на Россию.

Уехав же на Запад, я априори обрекаю себя на работу не по специальности, чего мне ужасно не хочется. Ведь чтобы выучить чужой язык в объеме, необходимом для моей работы, потребуется слишком много сил и времени. Боюсь, их у меня не хватит. И я улетела в Москву, надеясь устроиться на работу и со временем получить российское гражданство.

- После всех пережитых в России стрессов у вас не возникло желания вернуться на родину?

- Знаете, если бы я не хотела получить российское гражданство, я, может, и бросила бы затею с московской карьерой. Но в том-то и дело, что из родного Узбекистана я решила уехать потому, что не видела перспектив не только для себя, но главное – для своих детей. Во-первых, они учатся в русской школе, а количество мест с русским языком обучения в вузах Узбекистана ежегодно сокращается, причем теперь уже – по естественным причинам: некому учиться, более-менее продвинутая молодежь стремится уехать за рубеж. Во-вторых, меня не устраивает качество обучения: из-за нехватки учителей и низкой квалификации многих из них дети вообще даже не проходят некоторые школьные предметы. А ведь в будущем это может сильно сказаться при выборе детьми профессии: о каком, к примеру, медицинском вузе можно мечтать, если в школе не было преподавателя химии?

В-третьих, найти в Узбекистане хорошо оплачиваемую работу крайне трудно, зарплата в сто долларов считается там очень хорошей, а для жителей кишлаков (сел) – это и вовсе богатство. В-четвертых, русскоязычное население в Узбекистане продолжает уменьшаться, а значит, теряет смысл выпуск русскоязычных газет, книг, телепрограмм (что узбекское ТВ продемонстрировало уже несколько лет назад, переориентировав единственный русскоязычный 4-й телеканал в спортивный). То есть – люди попадают в информационный вакуум, оказаться в котором мне почему-то ну никак не хочется. В-пятых…

В общем, посчитав, что рано или поздно все равно придется уезжать из страны, если не мне, то моим детям, я решила взять все тяготы миграции на свою долю.

- Гульнора, как вы представляете свою дальнейшую жизнь в России?

- Признаться, Россия уже не видится мне в том розовом свете, как прежде, издалека, когда я еще жила в Узбекистане. И хочу ли я сегодня получать российское гражданство - уже не уверена в этом. После того, что произошло в России с грузинами, где гарантии того, что если завтра Россия поссорится с Узбекистаном, с нами не поступят так же?

У моей хозяйки, у которой я снимаю жилье, дома есть Интернет, и по вечерам я стараюсь хотя бы час уделить новостям и публикациям. Меня очень беспокоит тот факт, что власти сами провоцируют местное население на негатив по отношению к приезжим, и многие СМИ очень стараются в этом вопросе. А ведь средства массовой информации – это и мощные средства пропаганды и идеологии, которые умело создают требуемые отношения в обществе, внушая желаемое подспудно. Страна и люди открываются с неожиданной стороны, порой обескураживающей, не дающей уверенности в будущем, причем не только приезжим, но и самим россиянам.

* * *

С января жизнь мигрантам в России обещали упростить. Однако в свете последних событий и принимаемых нормативных документов в сфере миграционной политики, это не вполне очевидно. ИА «Фергана.Ру» посвятит этой теме еще не одну публикацию.