20 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Туркменистан: А кораблик – из газеты вчерашней

07.10.2008 12:05 msk, Сергей Арбенин

Туркмения Анализ

«Свистать всех наверх!» – потребовал капитан Гурбангулы Бердымухамедов и первое после принятия новой Конституции заседание правительства Туркменистана провел на борту яхты «Галкыныш» («Возрождение») в Каспийском море. Взволновалось от такой неожиданности синее море. Как, впрочем, вздрогнул и кабинет министров – и без того у многих в его составе земля качается под ногами. Президент республики Бердымухамедов между тем не только справился с ролью морского волка, но и представил правительству новый политический курс: стране предстоит в декабре, что называется, на всех парусах провести выборы в парламент по демократическим стандартам и в присутствии международных наблюдателей.

«Надо пригласить всех международных наблюдателей, которые только пожелают», – буквально заявил по этому поводу автор концепции возрождения Туркменистана Бердымухамедов. «Штормит!» – подумалось палубной команде, вдруг вспомнившей, что при Сапармурате Ниязове – человеке исключительно сухопутном и, как говорят, крепко стоявшем на земле, – о таких демократических проявлениях не приходилось и мечтать.

Даст Бог, не последняя

Представительского класса яхта, которую построили в Италии, будет бороздить просторы Каспия в прямой видимости будущих пляжей Национальной туристической зоны «Аваза», проект которой со скрипом реализуется в Туркмении. Кто именно выбрал название судна и почему, гадать не приходится. Как вы яхту назовете, так она и поплывет. А «Галкыныш» («Возрождение») сегодня – самое «звучащее» в медиа-пространстве страны слово.

– Этот лайнер – «первая ласточка», вслед за которой Туркменистан обзаведется и другими первоклассными судами, – пообещал Гурбангулы Бердымухамедов на фоне морских просторов. По его словам, «побережье Каспия станет подлинной Меккой для туристов со всего света и, конечно, для самих туркменистанцев».

Вот только не факт, что на борту «Галкыныш», отплывающей от опостылевших берегов в синюю даль комфорта и благосостояния, уместятся все желающие из числа местного населения. И как бы лихо ни смотрелся за штурвалом нынешний капитан, для начала требуется хотя бы снять туркменский корабль с ржавых якорей политического наследства Туркменбаши.

Балласт за борт?

– Чтобы перейти к свободным рыночным отношениям и развитию всех форм собственности и класса частных производителей, необходимо строительство демократического, правового и светского государства, – заявил на борту яхты своим министрам–матросам Бердымухамедов. Таким образом, всему миру объявлено, что туркменский компас показывает прозападный курс – навстречу инвестиционным ветрам.

А чтобы у штурманов, определяющих направления финансовых потоков в океане мировой экономики, не было никаких сомнений в неизменности выбранного маршрута, новоявленный ашхабадский мореплаватель принялся изо всех сил размахивать сигнальными флажками, передавая вполне внятные послания.

Первым делом здесь переместили с юта на бак и, судя по всему, готовятся списать за борт чудовищное наследие прошлого – «Священную Рухнаму», книгу Сапармурата Ниязова, которую всем туркменам от мала до велика желательно было знать наизусть. Этим идеологическим колпаком прежний диктатор прочно накрыл всю страну, практически отгородив ее от всего цивилизованного мира. Но, вычеркнув «Рухнаму» из списка обязательного чтения, невозможно так же легко прочистить мозги тем, кто уже выучил великую книгу наизусть. Сегодня, например, в соответствии с историческими постулатами и заветами Великого Сердара, создавшего миф о Золотом веке своего народа, чуть ли не каждый туркмен уверен: именно его прародители пять тысяч лет назад изобрели колесо, что, собственно, и позволяет теперь космическим аппаратам колесить по дну высохших морей Марса. Боюсь, оживающее ныне в стране – после эпохи мракобесия Туркменбаши – среднее и высшее образование, спутниковое ТВ, да еще и приоткрытая с высочайшего повеления дверь в Интернет могут принести с собой разочарование, граничащее с потрясением.

Перетаскивают с носа на бак и золотую, а на центральной площади Ашхабада – и вращавшуюся вслед за солнцем статую «ужасного и великого» Отца всех туркмен. Его изображения постепенно убирают из всех кубриков и кают–компаний, улиц и кабинетов, библиотек и со страниц учебников, а теперь, после объявления Бердымухамедова о предстоящей вскоре деноминации, и с денежных купюр. Кажется, что еще немного – и преемник окончательно спишет наследие предшественника в бездонные трюмы истории. Но избавит ли это туркменский корабль от балласта «башизма»? Вопрос.

Возрождение упадка

«Поднять якоря!» – несмотря ни на что, уверенно отдает сегодня команды вчерашний даже не судовой врач, а обычный, если заглянуть в его диплом об образовании, стоматолог Гурбангулы Бердымухамедов. Он знает: неважно, что яхта словно приросла килем к берегу, а у измученных бытовыми невзгодами мотористов нет ни опыта, ни знаний, ни сил, чтобы завести мотор. Главное, чтобы внимательные наблюдатели, расположившиеся на пирсе, просматривали энергичное движение на капитанском мостике. Да и рупор, как водится, под рукой.

– Происходящие в стране перемены ассоциируются с понятиями «Великое возрождение», «Новая идеология», «Государство для человека», – провозгласил на весь мир новые туркменские истины президент Бердымухамедов, утверждая вновь принятую Конституцию на состоявшемся 26 сентября внеочередном заседании высшего представительного органа республики – Народного совета (Халк Маслахаты). Причем перелицовка Основного закона была произведена отнюдь не в плане решительного продвижения к общемировым ценностям демократии – тогда, наверное, древняя туркменская земля, чтобы облегчить своим сынам добычу газа, пошла бы трещинами от удивления, а седое море обнажило бы дно для прокладки Транскаспийского трубопровода. Нет, новый «корабельный устав» адаптировали под стандарты правовых норм, уже апробированных постсоветскими соседями по региону. Что называется, дешево и сердито: и риторика демократических прав и свобод вроде соблюдена, и капитану, по примеру соседей и своего предшественника, можно оставаться у штурвала едва ли не вечно.

По новой Конституции, функции Народного совета, который со времен Туркменбаши формировался в составе 2507 человек из чиновников различных уровней, депутатов и представителей общественных организаций, поделены между президентом и парламентом (Меджлисом), при этом численность депутатов парламента возросла с 65 до 125 человек. Законодательно также закреплены многопартийность, движение к рыночной экономике, провозглашено право граждан на благоустроенное жилье, разрешено платное образование, установлен государственный контроль над использованием природных богатств. Однако механизм власти как был, так и остался президентским.

– Эпоха великого возрождения пришла на смену завершившемуся переходному периоду от советского государственного и общественного строя к демократическому, – одним махом перенес Гурбангулы Бердымухамедов в новую эру своих соотечественников, еще вчера ни сном ни духом не ведавших о происходящем. Словно разбил о борт бутылку шампанского, спуская яхту будущего со стапелей прошлого, причем вместе со спящими пассажирами. А тем вдруг сквозь сон почудилось: через рупор разносятся над морем слова о «назревшей необходимости всесторонней трансформации страны».

Трап не спускать!

Трансформация крепчает. Помимо эпохи Возрождения, итальянской яхты «Возрождение» с полным комплектом кабинета министров на борту, в стране имеется и влиятельное Общенациональное движение «Галкыныш» («Возрождение») – еще одно детище Сапармурата Ниязова. По-видимому, именно его представителям наряду с основной легальной политической силой – Демократической партией во главе с президентом - и предстоит разыграть в глазах международных наблюдателей 14 декабря убедительный спектакль «прозрачных, справедливых и свободных» выборов депутатов Меджлиса. Почему спектакль? Выдвигать кандидатов в депутаты имеют право политические партии, общественные движения и организации, а также трудовые коллективы. Но меня не покидает стойкое ощущение, что команды спустить трап перед находящимися за рубежом оппонентами нынешних властей – представителями Республиканской партии, Объединенной демократической оппозиции Туркмении, движения «Ватан» («Родина») – с капитанского мостика так и не отдадут. Не для того трансформация затевалась, чтобы вот так, в одночасье, запустить несогласных в «парламентский кубрик» и тем самым фактически вручить самому себе «черную метку», означающую: капитан низложен.

Да и нет сегодня в президентской команде сил, способных вести цивилизованный диалог с оппозицией. В отличие от Туркменбаши, который, опираясь на регулярно обновляемый состав спецслужб, крепко держал границы страны на замке, а всех в ее пределах – за горло, Бердымухамедов «трансформировал» систему госуправления, расставив на ключевых постах своих многочисленных родственников. С такой командой можно фотографироваться на память в парадном мундире на фоне якоря, но пускаться в серьезное плавание – неоправданный риск. Однако никакого качественного кадрового резерва в распоряжении главы страны нет – и пока не предвидится. Разрушенная с подачи Туркменбаши вузовская система, призванная теперь обеспечивать подготовку специалистов для вновь провозглашенного рыночного и демократического будущего республики, только восстанавливается, а отечественные специалисты с российскими паспортами в кармане дали деру из страны, как только в Туркмении запретили двойное гражданство.

Ржа наступает

Между тем упадок в образовании и медицине, промышленности и науке, культуре и менеджменте – далеко не все беды едва держащейся сегодня на плаву республиканской экономики. Корпус, переборки, механизмы – всю систему государственного устройства и управления туркменского корабля, как и прежде, проедает ржавчина коррупции. Стране угрожает продовольственный кризис: часто даже за хлебом выстраиваются длинные очереди. Недавняя стрельба на окраинах Ашхабада, где засела группа бандитов, и вовсе поставила под сомнение способность силовых структур противостоять криминалитету, терроризму и экстремизму и обеспечить национальную безопасность Туркменистана. Кроме того, в республике процветает наркобизнес.

– По-видимому, кому-то выгодно - я имею в виду тех, кто хотел бы завладеть нашими природными богатствами, - развращать нашу молодежь. Именно с этой целью в нашу страну направляются большие партии наркотиков, делаются попытки приучить к ним молодых людей, – заявил по этому поводу в своем выступлении на внеочередном заседании Народного совета президент.

Однако самостоятельно освоить природные богатства и выгодно продать их на внешнем рынке республике пока не под силу. Взять, например, сферу добычи и транспортировки природного газа, по доказанным запасам которого Туркменистан занимает одно из ведущих мест в мире. Строительство трубопроводов в каком бы то ни было направлении – дело весьма затратное и не обещающее скорых дивидендов. К тому же ситуацию с прокладкой газопроводов осложняют и различные политические риски.

Дело труба

Направление Афганистан – Пакистан – Индия сегодня практически заблокировано событиями вокруг смены главы официального Исламабада, связанным с этим ростом напряженности и все более явным провалом операции «Несокрушимая свобода». Кроме того, в последнее время стараниями американский войск боевые действия перекинулись с афганского плацдарма на территорию сопредельного Пакистана.

Западное направление потенциальной транспортировки туркменских углеводородов – через Каспий, Азербайджан и Грузию – в Турцию и Европу теперь не представляет интереса для инвесторов. Недвусмысленно убрали они чековые книжки после того, как в ходе недавнего военного конфликта российские танки фактически «проутюжили» линию вблизи трубопроводов по отрогам южно-кавказских хребтов, а боевые суда российского Военно-морского флота взбаламутили черноморские воды на траверсе порта Поти.

Иранское - с прицелом на Турцию – направление транспортировки газа из Туркменистана не получит иностранных капиталовложений до тех пор, пока в противостоянии Тегеран – Вашингтон не обнаружатся точки для компромисса. А в деле увеличения объемов поставок углеводородов в Россию никакого прироста, помимо стопки протоколов официальных встреч, так и не наблюдается. Да и строящийся трубопровод из Туркменистана в Китай пока требует только колоссальных затрат и денег, и времени, и это при том, что конъюнктура мирового рынка меняется на глазах, а цена поставок природного газа по этому маршруту все еще не определена.

Пляж–мираж

Другое дело – Национальная туристическая зона «Аваза», вдоль берегов которой показательно курсировала яхта «Галкыныш» в ходе правительственного заседания с поднятым президентским штандартом на борту. Мегаполис-курорт вблизи города Туркменбаши, по замыслу архитектора трансформации Гурбангулы Бердымухамедова, должен в кратчайшие сроки привлечь и окупить иностранные капиталовложения в условиях беспрецендентного в регионе льготного режима для инвесторов. Перспективы освоения будущей фешенебельной зоны отдыха красочно расписывались посланцам Евросоюза и США, тюркоязычного и арабского мира, собратьям по СНГ. Но всевозможные презентации результата не принесли: даже у соседей по Прикаспийскму региону не возникло желания вкладывать средства в становление чужих курортов.

А финансовых акул Запада на пропитанный нефтью пляжный песок в окрестностях города Туркменбаши и вовсе не выманишь, ни сегодня, ни в ближайшие годы. Финансовый кризис, ураганом пронесшийся по экономике США и волнами цунами накрывший теперь и страны Евросоюза, надолго отобьет у многих охоту к инвестированию средств в страны третьего мира вообще и в Туркменистан с его политическими рисками в частности. Экономикам стран Евросоюза, испытывающим небывалое давление последствий спекулятивных операций на финансовом и нефтяном мировых рынках, теперь явно не до строительства альтернативных маршрутов поставок природного газа.

А впереди – не меньшие потрясения финансовых и экономических рынков России и Китая. Когда в условиях кризиса идет на дно такая сверхдержава, как США, глупо надеяться безмятежно отсидеться на берегу. Это означает, что большинству стран, в том числе и Туркмении, предстоит в одиночку защищать собственные экономические интересы и своими силами спасать от возможной катастрофы внутренний, и не только финансовый, рынок.

Ложный фарватер

В вахтенном журнале всетуркменской яхты по имени «Эпоха великого возрождения» вскоре появится новая запись – об итогах выборов в парламент 14 декабря. Без сомнений, следом с капитанского мостика прозвучит «Полный вперед!» относительно процессов легитимизации так называемых демократических достижений. В свою очередь, вновь избранный парламент (и будьте уверены, многопартийный: казахстанские уроки, когда пропрезидентская партия «Нур Отан» оскандалилась стопроцентной победой на выборах, учтены) станет тем рычагом, который позволит опытной руке управлять движением страны по рыночному фарватеру. Бдительное капитанское око определит, где безжалостно наехать носом на утлую лодчонку, а где предусмотрительно, перед тенью чего-то громоздкого и всесильного, дать задний ход.

– Нас хотят сделать слабой, безвольной страной, которую легко поработить. Не выйдет, мы этого не позволим! – заявил на внеочередном, «конституционном» заседании Народного совета Гурбангулы Бердымухамедов. И то правда: по сути, не проходит и дня, чтобы кто–то не подталкивал официальный Ашхабад следовать в фарватере той или иной страны или группы стран. Но пока на туркменском корабле лихорадочно оглядывают видимый горизонт в поисках дружественных дымов, на смену инвестиционному приливу рискуют прийти силы мощнейшего финансового отлива. Сдается мне, что деньги на яхту, если, конечно, не брать во внимание заработок судостроителей Италии, были потрачены зря.

Сергей Арбенин (Фергана.Ру), Бишкек