25 Август 2019



Новости Центральной Азии

Туркменистан: «Диктатура по второму кругу»

26.05.2008 00:05 msk, Виктория Панфилова

Интервью Туркмения

Более года назад Туркмению возглавил новый президент. Однако, несмотря на объявленные реформы, туркменской оппозиции места в стране так и не нашлось. Лидер туркменского оппозиционного движения «Ватан» Худайберды Оразов поделился с обозревателем «Независимой газеты» своим взглядом на ситуацию в стране.

 Худайберды Оразов

Худайберды Оразов - в 1993-2000 годах председатель Центрального банка Туркменистана, управляющий группой Всемирного банка от Туркменистана, вице-премьер. В настоящее время – политэмигрант, лидер оппозиционного движения «Ватан». Живет в Швеции.
- Худойберды Артыкович, как вы оцениваете деятельность второго президента республики? Можно ли, в частности, утверждать, что жизнь простых людей стала меняться к лучшему?

- Полтора года правления Гурбангулы Бердымухамедова показали, что наиболее экстравагантные нововведения Ниязова потихоньку устраняются. Так, отменены решения о запрете в стране деятельности театров, восстановлено десятилетнее школьное образование, вновь создана Академия наук, недавно были приняты решения об установлении единого курса национальной валюты к иностранным валютам, времяисчисление опять ведется по Григорианскому календарю. Однако время показало и то, что данный режим готов вносить изменения по форме, не изменяя сути.

В стране, где за шестнадцать лет ниязовского правления образование полностью уничтожено, решение о восстановлении десятилетнего образования не было подкреплено организационными, методологическими мерами и финансовыми ресурсами. Аналогичное положение - и по другим направлениям. О таких проблемах, как нищета населения, массовая безработица, наркомания, нигде не упоминается. Хотя при Ниязове именно Бердымухамедов в качестве вице-премьера отвечал за социальную сферу и как никто другой должен знать, в каком бедственном положении живут люди в Туркмении.

- Да, но, судя по сообщениям местной прессы, в стране ведется массовое строительство...

- В период правления Ниязова в районах не было построено ни одной школы или поликлиники, а те, что были при СССР, полностью развалились. Режим Бердымухамедова намного активнее. Сейчас заключаются многомиллиардные контракты на строительство помпезных зданий и сооружений. Но об объектах социального значения - ни слова. Инвесторам гораздо выгоднее строить дворцы. Основная причина – коррупция. Как рассказывают иностранные подрядчики, если проводится тендер, то победитель выбирается по принципу, кто больше даст «на лапу».

В результате неумелых и непродуманных действий в стране резко подскочили регулируемые и нерегулируемые цены и тарифы на наиболее жизненно важные товары и услуги. Отношение властей к народу Туркмении можно показать на одном примере. Общеизвестно, что зима в этом году в Центральной Азии выдалась очень суровой. Режим Бердымухамедова громко заявлял о том, что Ашхабад помог нескольким соседним странам в преодолении последствий сильных морозов. При этом население Туркмении пострадало не меньше других. Однако внутри страны о помощи людям никто не вспомнил.

Если в экономической и культурной жизни страны есть хотя бы изменения по форме, то в политической сфере никаких изменений нет вообще. Наблюдается та же узурпация всех ветвей власти в одних руках, враждебность к принципам демократического плюрализма, продолжаются масштабные нарушения прав граждан во всех сферах человеческой жизнедеятельности. Политические оппоненты ниязовского режима продолжают томиться в тюрьмах, без извещения родственников хотя бы об их местонахождении. Даже призывы самых авторитетных правозащитных организаций об освобождении из мест заключения признанных узниками совести Мухматкули Аймурадова, Сапардурды Хаджиева и Аннакурбана Аманклычева остаются без какого-либо ответа. На сегодня многие люди, поняв, что диктатура пошла по второму кругу и никаких улучшений не предвидится, пытаются как можно скорее покинуть страну. Правозащитная организация Freedom House в своем последнем отчете включила режим Бердымухамедова в восьмерку самых репрессивных режимов в мире.

- Со стороны ситуация в общественно-политической жизни страны выглядит так, будто деятельность оппозиции сошла на нет. Так ли это? Быть может, оппозиция все еще присматривается к деятельности нового главы государства?

- Я думаю, этому есть ряд причин. Наши попытки сразу после смерти Ниязова вернуться в страну и принять участие в политическом процессе встретили истерику со стороны тех, кто осуществил государственный переворот и захватил власть. Нам стало понятно, что попасть в Туркмению, открыто и публично оппонировать новой власти вряд ли удастся. Мы приняли решение продолжить работу за пределами страны. С другой стороны, не среди простых граждан Туркмении, но и в среде оппозиции появилась надежда на перемены. Стали говорить, что кто бы ни пришел к власти, такой человеконенавистнической политики, какую проводил Ниязов, уже не будет. Поэтому, новой власти надо дать время проявить себя. Однако время показало ошибочность этих надежд. Поэтому уже в ближайшее время мы увидим повышение активности оппозиции как за пределами так и внутри страны.

- Действительно ли на Западе с энтузиазмом воспринимаются те реформы, о которых говорят туркменские власти?

- Хочу вернуться в недавнее прошлое и напомнить, что после смерти Ниязова, в соответствии с действующим на тот момент законодательством Туркмении, временным главой государства должен был стать председатель парламента Овезгельды Атаев. Однако он, де-юре глава государства, не успев приступить к свои обязанностям, был арестован и посажен в тюрьму. Но ни этот факт, ни последующие преступные действия группы Бердымухамедова не только не получили осуждения, но и были открыто поддержаны странами западной демократии и первую очередь администрацией США. И впоследствии, вплоть до сегодняшнего дня, миру навязывается мысль о том, что режим Бердымухамедова хотя и не совсем легитимен, но проводит реформы. Однако, это, к сожалению, не так.

Чтобы не быть голословным, приведу пример. Так, в прошлом году было заявлено о проведении реформы в сельском хозяйстве. Учитывая то, что более пятидесяти процентов населения проживает в сельской местности, необходимость этих мер трудно переоценить. В Мары собрался Халк Маслахаты (Народный совет), а это более 2500 человек, в течение трех дней восхваляли Бердымухамедова и по итогам проголосовали за проект постановления, в основе которого один пункт: отмена статьи в земельном законодательстве «О праве частной собственности на землю».

Аналогичное положение с «реформами» и других сферах. Это все очевидно и лежит на поверхности. Но США, как и другим большим странам, наплевать, законна в этой или другой стране власть, проводятся там реформы или нет, главное - свои интересы.

- Как вы оцениваете многовекторную энергетическую политику президента Бердымухамедова? Что стоит за заявлениями о стремлении сотрудничать на энергетическом поле и с Европой, и с Россией?

- Многовекторность энергетической политики нынешнего режима вытекает из его нелегитимности, отсутствия поддержки у народа Туркмении. Поэтому вместо того, чтобы разработать и опубликовать четкую энергетическую программу исходя из интересов страны, они вынуждены кланяться и обещать всем и все. Вместо того чтобы показать реальные запасы энергетических ресурсов и быть честными партнерами, они вынуждены врать и смешить мир фантастическими цифрами. Смешно и грустно одновременно наблюдать, что на Западе есть много таких, кто готов, по разным причинам, верить в эти цифры. Те, кто верит в это искренне, обожгутся. Те же, кто делает вид, что верит, преследуя свои политические цели, сеют нестабильность в регионе. Абсолютно никому, кто суетится вокруг туркменского газа, нет дела до интересов туркменского народа. Эти интересы [только] мы защищали, и будем защищать.

* * *

Виктория Панфилова, обозреватель «Независимой газеты», специально для ИА «Фергана.Ру»