18 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

О некоторых особенностях парламентских выборов в Узбекистане

17.01.2005 09:22 msk, Феруза Хашимханова

Выборы

Двадцать шестого декабря в Узбекистане прошли выборы в новый двухпалатный парламент республики. По сообщениям официальных узбекских СМИ, они были проведены на самом высоком уровне, без каких-либо эксцессов и нарушений.

Однако независимые наблюдатели охарактеризовали их как не соответствующие международным стандартам, то есть, попросту говоря, нечестные. В 58 избирательных округах по выборам в Законодательную палату Олий Мажлиса и в 946 округах по выборам в местные Кенгаши (областные, городские и районные Советы) девятого января было проведено повторное голосование.

Я имела возможность наблюдать за тем, как проходил процесс голосования на нескольких избирательных участках узбекской столицы, и хочу поделиться своими впечатлениями.

Двадцать шестого декабря, выйдя из дома, я обратила внимание, что во всем подъезде (впрочем, и по всему периметру нашего пятиэтажного дома) в дверях квартир «торчали» агитплакаты, предлагающие избирателям выбрать «достойнейшую из достойнейших» - Салиху Фатхуллаевну Юсупову. Еще вечером этих плакатов не было. Значит, прошлись ранним утром, несмотря на то, что агитация в этот день категорически запрещена. О том, что на других участках агитация также продолжалась, мне рассказали и другие люди. Впрочем, по сравнению с другими нарушениями выборного законодательства это были «цветочки».

Дина Николаева, наблюдатель от партии «Миллий тикланиш» сообщила, что зафиксировала в тот день массу нарушений, исходящих от представителей исполнительской власти, в частности, от Яккасарайского хокимията столицы. По ее словам, накануне дня выборов, 25 декабря, представитель махалли «Ракат» забрал передвижную урну у членов избирательной комиссии, мотивируя это тем, что многие желающие проголосовать, не в состоянии самостоятельно явиться на участок. И только к десяти часам утра следующего дня переносная урна возвратилась на место. При этом остается лишь догадываться, как «проголосовали» больные и немощные люди. Причем, загодя...

Еще более одиозные случаи зафиксированы нами при втором туре выборов. О них - на примере избирательных участков № 210 (роддом № 11), 190 (школа № 214) и 185 (школа № 158) Фитратского избирательного округа № 19 города Ташкента.

Утро девятого января началось с того, что в 5.30 мы уже стояли в необычном «закрытом» объекте - в роддоме, на один день превращенном в избирательный участок для голосования. Познакомились с главным врачом учреждения (он же председатель участковой избирательной комиссии) - Павлом Евстигнеевым, который даже не скрывал своего недовольства по поводу присутствия прессы.

Выяснилось: ради того, чтобы «не сорвать» столь важное событие, здесь запретили выписку больных до того момента, пока не закончится голосование. В итоге из 110 пациенток больницы (включая два реанимационных отделения) проголосовали 108. Из общего списка «выпали» лишь две несовершеннолетних роженицы.

Примечательный факт: вместо крестика напротив выбранной фамилии женщины ставили то «галочку», то собственную роспись, что, безусловно, делать запрещено. Однако члены комиссии не сочли нужным обратить на это внимание...

Комическо-драматичная картина потрясала натурализмом: под руководством медперсонала полусонные беременные женщины, придерживая свои животы, выстраиваются в очередь, чтобы выполнить свой «гражданский» долг. Механически расписываясь в общем списке, они проходили в кабины для голосования, перешептываясь на ходу – за кого, дескать, голосовать? Некоторые даже не понимали, что от них требуют - в результате было испорчено около десятка бюллетеней.

Вот голосует роженица Бегимкулова - оказывается, незрячая. Ей предлагают: мы будем называть фамилии кандидатов, а вы, мол, выберете одного из двух. Первым в списке значится кандидат из УзЛиДеП (в городской Кенгаш) Алишер Каримов, и женщина испуганно повторяет его имя.

Поговорив с десятком избирательниц, я сделала интересное открытие: во многих случаях при определении наиболее достойного кандидата сыграл роль чисто психологический фактор - уж очень «знакомая» эта фамилия для узбекистанцев…

Если бы можно было в этот день снимать документальный фильм, уверена, в истории запечатлелись бы уникальные кадры: родильный зал, реанимация, женщины, лежащие в гинекологии «на сохранении». И урна для голосования, которую сотрудники роддома передвигали на каталке по всем палатам и отделениям. Правда, при этом возникает вопрос: интересовала ли на тот момент женщину, скажем, лежащую в реанимации с сепсисом, эта политическая акция?..

При этом в «карантинной» зоне, каковой и является роддом, мне довелось услышать о том, что в последнее время в столичных роддомах от гриппа скончались семь беременных женщин...

Итоги голосования в этом «режимном» объекте красноречиво говорили сами за себя: кажется, здесь хорошо «поработали» с контингентом доверенные лица кандидатов Азамата Зиё (в Олий Мажлис) и уже названного нами Алишера Каримова (в городской Кенгаш) - у них оказалось по 86 процентов голосов. Их соперники из других партий - Гульноза Саттарова и Ташпулат Матибаев - набрали всего по 7 процентов и 6 процентов соответственно (на первом туре голосования, как позже признался мне кандидат в депутаты Ташпулат Матибаев, он вообще не получил здесь ни одного голоса!).

По утверждению женщины, присутствовавшей в качестве наблюдателя, реплика, высказанная одной из пациенток этого учреждения за пару дней до выборов, - лишнее тому подтверждение: «…нас будут ругать, если мы не проголосуем за тех, кого надо...». А за кого «надо»? И, главное, кому «надо»? К сожалению, это так и осталось загадкой.

Интересным оказался в плане типичных нарушений и Файзиабадский избирательный участок № 190, расположенный в школе № 214, куда мы прибыли «по сигналу» наблюдателей от партии «Адолат», сообщивших о нарушениях, допускаемых со стороны некой Озоды Парпиевой, доверенного лица и одновременно наблюдателя кандидата от партии УзЛиДеП А. Каримова. Здесь нас встретила, сияя добродушной улыбкой, председатель участковой избирательной комиссии, а по совместительству наблюдатель от партии УзЛиДеП Рихсихон Тураева, а у входа стояла очень самоуверенная дама, которая, как выяснилось, и была той самой Озодой Парпиевой.

В момент знакомства и расспросов у нас произошла краткая словесная перепалка. Разузнав накануне в окружном избиркоме, что госпожа Парпиева до последнего момента являлась доверенным лицом кандидата Каримова А.Ю., мы сделали осторожное замечание: доверенному лицу законом о выборах категорически запрещено выполнять функцию наблюдателя. И получили ответ: «Пишите куда хотите и что хотите. У меня на это есть разрешение!». На предложение более детально изучить продемонстрированную ею и с молниеносной быстротой запрятанную бумажку, она отреагировала категорическим отказом и в достаточно агрессивной форме.

Честно говоря, нас удивила высокая активность избирателей. При этом многие шли, имея на руках по четыре и более пригласительных извещения. Рихсихон Тураева, «сжалившись» над такими визитерами, решила предоставить им возможность проголосовать по принципу «один - за всех и все - за одного». Закрыла она глаза и на перешептывание членов комиссии с избирателями, и на то, что в одну кабинку для голосования порой входили по два человека. Краем глаз успеваем заметить: их еще при входе с улицы «обрабатывают» специально поставленные люди, так что заранее нетрудно предугадать финальный результат политического соперничества.

Видимо, халатностью работы членов участковой избирательной комиссии можно объяснить то, что на руках у потенциальных избирателей оказывалось одновременно по несколько приглашений (человек прописан по одному адресу, а проживает - по другому).

Люди рассказывали, что в некоторых избирательных участках голоса избирателей «собирали» в буквальном смысле методом давления: придя в их дома, представители махаллинских комитетов и члены комиссий заставляли людей выбирать «нужного» кандидата, бесцеремонно диктуя им его фамилию или расписываясь за них.

Перед концом подсчета голосов в школе № 158, который закончился далеко за полночь, между председателем участковой избирательной комиссии Павлом Ефименко и группой наблюдателей разгорелся жаркий спор. Его суть сводилась к тому, что П. Ефименко настаивал, что надо перенести стационарную и передвижную урны для голосования в другой кабинет и там провести подсчет голосов. Наблюдатели же в категорической форме ответили отказом, ссылаясь на букву закона. Вопрос, как выяснилось потом, стоял столь принципиально еще и потому, что одна из преподавателей школы анонимно шепнула наблюдателю одной из партий, что «там у них все приготовлено для подтасовки голосов», а потому, мол, не сдавайте своих позиций. Словом, как бы рьяно ни ратовал председатель за переход в другое помещение, верх одержало вмешательство по телефону председателя Ташкентской городской избирательной комиссии, решившего спор в пользу наблюдателей.

По утверждениям людей, были и факты подкупа избирателей, когда им поставлялись «стратегически важные» продукты питания или горячительные напитки.

Множество пенсионеров из разных концов города, с кем мне лично удалось переговорить в дни выборов и перевыборов, были едины во мнениях: «Не верим, что жизнь изменится к лучшему»; «Я не буду голосовать ни за кого - все равно это сделают за меня»; «Я не верю им - сытый голодного никогда не поймет». На этом фоне вызывает удивление, что у кого-то из них еще теплится наивная вера в лучшую жизнь. Например, наша соотечественница Антонина Гавриловна Фролова, не по годам энергичная и боевая, накануне выборов всех удивила: в свои 85 лет... она вступила в партию «Адолат». Она верит, что народные избранники не обманут ее ожиданий.