22 Июль 2019



Новости Центральной Азии

Евгения Бердникова: «Если депутат несет чушь, мы не можем ставить это в эфир»

26.09.2011 13:38 msk, У.Бабакулов

Кыргызстан Интервью

Кыргызстанские парламентарии решили узаконить цензуру. Именно к такому выводу приходят здравомыслящие люди, узнавая об инициативах депутатов в отношении теле- и радиовещателей. На прошлой неделе законодатели приняли решение, согласно которому «Пятый канал» отныне будет парламентским. Перед этим депутаты запретили местным телерадиокомпаниям напрямую ретранслировать зарубежные каналы, обязав передавать их программы в записи. А еще раньше лишили журналистов того же «Пятого канала» аккредитации в Жогорку Кенеше (парламенте): народоизбранников возмутило, что их часто показывают по ТВ жующими жвачку, рассматривающими свои сотовые телефоны, дерущимися и плюющими друг на друга — дескать, электорат уже смеется... О том, к чему все эти запреты приведут в итоге, «МК-Азия» рассказала генеральный директор ЗАО «Пятый канал» Евгения Бердникова.

Не секрет, что за инициативой о запрете ретрансляции зарубежного эфира стоит экс-кандидат в президенты Омурбек Текебаев, который, видимо, до сих не может оправиться от сюжета двухлетней давности, показанного по одному из российских телеканалов: тогда Омурбек Чиркешевич предстал перед зрителями в самом неприглядном виде — обнаженном. На сей раз он решил подстраховаться, и депутаты коллегу поддержали — одобрили нужный законопроект. Как на деле будет реализовываться положение о «записанном эфире», не представляют ни они сами, ни работники многих компаний, которые не имеют необходимых технических средств. Операторы кабельных сетей уже заявили, что, вероятно, будут вынуждены на время прекратить трансляцию.


Депутаты и члены правительства ведут себя как живые люди

— Женя, почему все произошло именно сейчас, перед выборами, когда власть, по идее, должна демонстрировать справедливость и заботу о населении?

— Потому что в преддверии выборов депутаты хотят получить медиа-ресурс, который будет освещать работу парламента исключительно в позитивном ракурсе.

— Но ведь это не парламентские выборы, а президентские.

— Однако в них участвует кандидат от партии «Ата-Журт», члены которой составляют парламентское большинство. Им, конечно, хочется поддержать своего человека, а собственный медиа-ресурс есть только на юге республики.


Евгения Бердникова

— Какой вы видите судьбу канала после того, как он окончательно станет парламентским?

— Ответа на этот вопрос не знаем ни мы, ни депутаты. «Пятый канал» вещает 18 часов в сутки, сложно представить, как можно «заполнить» это время исключительно народными избранниками. Во-первых, организовать прямое вещание с парламентских сессий невозможно технически. Во-вторых, сами депутаты будут против этого, потому что они боятся показать себя в неприглядном свете — это касается и их поведения, и принимаемых ими решений. Если они лишают наших журналистов аккредитации, значит, им есть что скрывать.



— Получается, заседания будут транслироваться в записи?

— Да, скорее всего депутаты будут настаивать на полном показе сессии, но после предварительного просмотра отснятого материала, монтажа и чистки «неудобных» для них кадров. Но ведь сессии идут всего два раза в неделю. Хорошо, можно показывать еще заседания комитетов, только - всего один-два часа в день. Чем занимать остальное время, непонятно. Может, журналисты должны будут показывать, куда депутаты ходили, с кем встречались, как провели вечер-ночь? Наши сотрудники уже веселятся: говорят, что придется делать новую передачу – «Парламентское измерение» или «Один день из жизни депутата». Зато мы будем обеспечены материалом на 120 программ вперед. Лично я не представляю, как это будет выглядеть творчески и как воплотить их затею технически. Аналогов подобному нет нигде в мире. Ладно, предположим, мы что-то придумали и начали «заполнять» эфир исключительно депутатами, но тут возникает другой вопрос: кто это будет смотреть? Ведь, кроме законодателей, в эфире больше никого и ничего не будет. А если все сведется к тому, чтобы делать раз в неделю что-нибудь вроде «парламентского часа», то какой смысл преобразовывать весь канал? Даже в этом случае депутаты заставят нас говорить о ЖК только хорошее.



— Как о покойнике — либо хорошо, либо ничего...

— Точно. Тогда получится, что депутаты у нас просто замечательные, хотя это, сами понимаете, не всегда соответствует действительности. Сегодня в стране есть два государственных телеканала — НТРК и ЭлТР, которые показывают депутатов, предварительно «причесав» их. Мы показываем парламентариев такими, какие они есть на самом деле. Но всех журналистов, которые брали на себя смелость критиковать народных избранников, уже «отстранили» от Жогорку Кенеша.

— Что будете делать с сотрудниками, если вас обяжут показывать исключительно депутатов? Большой штат каналу в таком случае не потребуется: хватит пары журналистов и операторов, монтажера и кого-нибудь ответственного за выпуск. Кстати, на днях «атажуртовец» Садыр Жапаров заявил, что на канале работают всего 40 человек, которые сами смогут обеспечить себя зарплатой.



— Я не знаю, откуда у Жапарова такие данные и что он имел в виду. Могу сказать точно: на нашем канале в данное время работает 101 человек, не считая десятка женщин, которые находятся в отпуске по уходу за ребенком. Кроме того, около 60 человек делают утреннюю программу. Из-за отсутствия государственного финансирования, хотя канал национализирован, мы вынуждены самостоятельно искать деньги на зарплату, технические расходы и так далее. Если бы мы зарабатывали миллионы, как, видимо, думают депутаты, у нас не было бы такого огромного долга перед «кыргызтелекомовским» РПО РМТР (Республиканское производственное объединение радиорелейных магистралей телевидения и радиовещания предоставляет услуги по распространению программ на технических средствах телевизионного вещания. — Прим. авт.), которому телеканал ежемесячно должен отчислять 800 тысяч сомов ($1=45 сомов). Мы этого не делаем, потому что у нас нет таких денег.



— А вы пытались выяснить у спикера или кого-нибудь из депутатов, что именно не устраивает их в ваших сюжетах?

— Нет, я ни с кем не говорила. Никто никаких претензий мне лично как к директору канала не предъявлял. Зато когда наш юрист отправил в ЖК официальный запрос о том, на каком основании журналистов канала лишили аккредитации, мы получили ответ, что в соответствии со статьей такой-то и такой-то нас просят «предоставить копию видеосюжетов о поездке депутатской группы на остров Бали и копию письма о лишении канала парламентской аккредитации». Между нашим каналом и парламентом произошел обмен письмами — это был разговор глухого с немым. На прошлой неделе (интервью было взято 23 сентября. - Прим. авт.), когда конфликт с аккредитацией достиг апогея, мне позвонил сотрудник пресс-службы ЖК Космос Чыдынов и спросил, могу ли я встретиться с его начальством, с кем именно - не уточнил. Мы договорились о встрече в понедельник, 19 сентября. Но ни в понедельник, ни во вторник мне никто больше не звонил и встретиться с кем-либо не предлагал. А вчера мы узнали, что произошла полная парламентаризация канала.

— Какое настроение сейчас у сотрудников канала?

— Тяжелое. После прошлогодней национализации, попыток сменить руководство канала и парламентаризации мы предполагали, что будет нелегко. Но того, что с нами поступят столь подло, никто не ожидал.

— Понятно, что депутатов возмущает, когда их показывают жующими жвачку или зевающими. Ваши операторы специально подлавливают законодателей в такие моменты?



— Нет, конечно. Если нам просто не из чего выбирать, мы не можем убрать эти кадры и постоянно крутить одну и ту же картинку. Кроме того, не наша вина, если депутаты все время ведут себя, ну, скажем, слишком расслаблено. Наши сотрудники уже несколько дней не были в Жогорку Кенеше, а вчера я с удивлением узнала, что один из народных избранников заявил: «Я часто выступаю в парламенте, но меня ни разу не показали по телевизору». Обидно ему, видите ли, стало. Мне кажется, они между собой соревнуются на предмет того, кого чаще показывают по «ящику». Но если человек несет полный бред, мы же не можем ставить это в эфир.

— Почему? Может, наоборот, стоит показывать такие вещи?

— Мы стараемся выбирать для эфира то, что важно и интересно, что соответствует заданной теме и имеет какое-то значение. А если будем показывать всех, кто выходит к микрофону лишь бы что-нибудь ляпнуть, это будет не сюжет, а куча-мала.



— Какую роль вы отводите себе на парламентском канале?

— Никакую. Думаю, меня снимут с должности и назначат руководителем своего человека, может быть, нынешнего парламентского пресс-секретаря Шайырбека Маматокторова или кого-то вроде него.

— Но это будет полный ужас! Я вообще удивляюсь, как такого глупого человека держат в ЖК, хотя, по-моему, депутаты в своем развитии тоже недалеко ушли... Сейчас они говорят, что канал будет финансироваться из госбюджета. Можете озвучить требуемую сумму?

— Порядка 50 миллионов сомов в год. Где они возьмут такие деньги, не знаю. Повторюсь, за полтора года, прошедшие с тех пор, как канал был национализирован, от государства мы не увидели не тыйына. Мы зарабатываем деньги за счет рекламы, но и их не хватает. А если на канале будут показывать только депутатов, рекламодатели вообще исчезнут.



— И когда наступит этот черный день?

— В течение 14 дней президент должна либо подписать депутатскую инициативу, либо отказать. Если закон все-таки вступит в силу, я не знаю, что будет происходить на канале — меня первую отсюда «попросят».

Беседовал Улугбек Бабакулов

Международное информационное агентство «Фергана»