20 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Кыргызстан отчитался в ООН о выполнении Конвенции против пыток

18.11.2013 09:49 msk, Екатерина Иващенко

Кыргызстан Права человека Криминал

51-сессия Комитета ООН против пыток проходит в Женеве с 28 октября по 22 ноября 2013 года. 12 и 13 ноября о выполнении Конвенции против пыток отчитывался Кыргызстан - впервые за последние 14 лет. Докладчики Комитета продемонстрировали серьезную осведомлённость о реальной ситуации в Кыргызстане и попросили дать ответ о конкретных фактах применения пыток в отношении осужденных, проходящих по делам об июньских событиях, по делу Азимжана Аскарова, об избиениях адвокатов, - и еще раз напомнили о том, что у Киргизии до сих пор серьезные проблемы с применением статьи Уголовного кодекса «Пытка». Киргизская делегация признавала сам факт применения пыток, но от конкретных ответов по различным делам уклонилась, сказав, что «идет проверка».

Делегацию из Кыргызстана возглавлял заместитель Генерального прокурора Кыргызстана Уланбек Халдаров. Кроме него, в делегацию входили судья Верховного суда Жакып Абдырахманов, начальник Управления собственной безопасности МВД Нурлан Джумашев, прокурор Управления по надзору за соблюдением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, Бектурсун Абдылакимов и представители МИДа.

Второй национальный периодический доклад Кыргызстана о выполнении Конвенции ООН против пыток и жестокого обращения включает период с 1999 по май 2011 года. Кыргызская делегация представила его 12 ноября.

Ознакомиться с докладом можно здесь.

Обсуждение доклада в Комитете против пыток начали с того, что в Уголовном кодексе КР не в полной мере определено само понятие «пытка», и статья о применении пыток применяется мало, что порождает безнаказанность.

Георгий Тугуши (Грузия) выразил озабоченность, что суды Кыргызстана принимают признательные показания, полученные с применением пыток, - и поэтому пытки так широко распространены. Затронул докладчик и проблему этнической дискриминации, имея в виду дела осужденных по июньским событиям. Тугуши отметил отсутствие правовых гарантий на ранних этапах судебного рассмотрения, поверхностное и некачественное медицинское обследование задержанных на предмет применения пыток, несоблюдение права доступа задержанных к профессиональным и независимым адвокатам, сказал о нападениях на адвокатов и их подзащитным даже в залах суда (в частности, было упомянуто об избиении в зале Верховного суда адвокатов Татьяны Томиной и Улугбека Усманова, которые защищают проходящих по июньским событиям узбеков).

Было сказано и об условиях содержания в закрытых учреждениях Кыргызстана, которые докладчик назвал бесчеловечными.

«Да, мы ценим вашу честность в докладе, где вы указываете, что в государственном бюджете нет денег на приведение мест лишения свободы в соответствие с международными стандартами. Однако это не может быть оправданием для содержания людей в бесчеловечных условиях», - сказал, обращаясь к киргизским делегатам, Тугуши и добавил, что Комитету важно знать, как государство намерено улучшить инфраструктуру тюрем и собирается ли строить новые места заключений.

Фелис Гаер (США) доклад Кыргызстана одобрила, но назвала его неполным. Она даже привела статистику, согласно которой в ответ на 233 жалобы на применение пыток за первую половину 2012 года прокуратура провела расследование лишь по 11 делам.

Гаер отметила, что в Кыргызстане привлекают к ответственности не по статье о пытках, а за превышение должностных полномочий, и озвучила фамилии арестованных, которых запытали до смерти. В числе перечисленных было и громкое дело этнического узбека, гражданина России Асмонжана Халмирзаева.

Имя правозащитника Азимжана Аскарова также неоднократно звучало на Комитете. Напомним, что Азимжан Аскаров направил свое обращение в Комитет специально в день выступления киргизской делегации.

«Будете ли вы расследовать дело Азимжана Аскарова, почему государство отказывается расследовать факты применения пыток к нему? - спрашивала кыргызстанцев Гаер. - Сведения о его пытках достоверны и хорошо документированы, спецдокладчик ООН, посетив его, пришел к выводу, что права Аскарова могли быть нарушены, и призвал государство провести объективное расследование».

Докладчиков Комитета интересовали вопросы домашнего, женского насилия, насилия в отношении детей и реакция на эти заявления органов внутренних дел, а также похищение невест и, как следствие, насильственные браки.

Ответы киргизской делегации

Ответить на вопросы комитетчиков киргизская делегация должна была на следующий день, 13 ноября.

Заместитель генпрокурора Уланбек Халдаров начал с опровержения, что многие признания делаются под пытками. «Если заявление было сделано под пыткой, оно не используется в качестве доказательства, - заверил он. - Согласно Конституции Кыргызстана никто не может быть осужден лишь на основе его собственного признания. Все подкрепляется другими доказательствами, в частности, еще до возбуждения уголовного дела следователем проводится расследование».

«Наряду с этим в Кыргызстане создан Центр по предотвращению пыток, в закрытых учреждениях постоянно проводятся проверки со стороны прокуратуры, а также депутатами и НПО», - заявил У.Халдаров.

Затрагивая дело Азимжана Аскарова, заместитель генпрокурора ответил, что доказательства вины основаны не только на признаниях осужденного, но и на других доказательствах. «Сейчас мы проводим очередную проверку того, были ли к нему применены пытки, для этого привлечены самые опытные сотрудники Генеральной прокуратуры», - заверил он Комитет.

Был признан киргизской делегацией факт нападения на адвоката Татьяну Томину, которая защищала в суде по этническому конфликту 2010 года интересы этнического узбека. Однако, по словам киргизской стороны, Томина сама отказалась от официальных разбирательств по факту нападения.

«Адвокаты Улугбек Усманов и Татьяна Томина обращались в прокуратуру с жалобами, что выслушали оскорбительные выпады неизвестных лиц у здания суда. Было принято решение о возбуждении уголовного дела. Однако позже Томина отказалась дать пояснения по этому инциденту. Конечно, судьи могут обеспечить порядок в зале заседания суда, но не могут защищать каждого адвоката вне судебного заседания. А инцидент с Томиной произошел в здании суда, но не во время самого процесса», - отметили делегаты. (О неоднократных избиениях адвокатов и реакции на них органов милиции и прокуратуры - в материале «Ферганы».

На вопрос о применении пыток к задержанным после июньских событий (в основном, к представителям узбекского меньшинства) прокурор Бектурсун Абдылакимов ответил, что «дисбаланс в числе жертв и привлеченных к ответственности в этническом обществе открыто обсуждается в стране и признается милицейскими органами. Мы не смогли безукоризненно рассмотреть все дела. Но сейчас принимаются все меры, чтобы не допустить фактов пыток».

«По факту смерти Халмирзаева были привлечены к уголовной ответственности четыре милиционера, дело даже было переведено для рассмотрения с юга страны на север для обеспечения объективности, а милиционеры на время следствия были отстранены от работы», - отчитался Абдылакимов.

Представитель МВД Кыргызстана Нурлан Джумашев сообщил, что для предотвращения пыток ИВС страны оборудованы видеокамерами. Любой проверяющий, по словам милиционера, может просмотреть запись, которая хранится от месяца до полугода и доказать факт применения пыток, если таковой имел место. Кроме того, раз в неделю осуществляется проверка ИВС различными органами, что является реальным шагом на пути предотвращения пыток.

Комментируя вопрос преследования со стороны МВД правозащитницы Азизы Абдирасуловой (она сообщила, что во время июньских событий 2010 года первыми огонь открыли сотрудники милиции), Джумашев отметил: «МВД сочло эти сведения порочащим его честь и обратилось в гражданском порядке с иском. Опасаясь, что это будет расценено как давление и преследование, мы отозвали иск. В дальнейшем мы даже избрали Абдирасулову почетным членом наблюдательного совета при МВД, чтобы она осуществляла контроль над деятельностью органов внутренних дел».

Снова и снова - к пыткам и делу Аскарова

Видимо, ответы не удовлетворили докладчиков Комитета, и они еще раз прошлись по основным проблемам Кыргызстана в области сокращения пыток и жестокого обращения.

По мнению Георгия Тугуши, одна из основных проблем в том, что в Кыргызстане не применяется статья «Пытка».

«Все гарантии соблюдения прав человека закреплены в законе, но они совершенно не работают на практике, - заявил Тугуша. - Людей содержат в ИВС больше положенного срока, к ним не пускают адвокатов, медицинское обследование некачественное. Мы не можем постоянно ссылаться на юридические нормы; проблему, которая углубляется коррупцией и низкой квалификацией сотрудников, надо решать».

«Вы говорите, что у вас все работает, но читая статистику и конкретные данные, мы понимаем, что в борьбе с пытками Киргизии остается желать лучшего. Есть сообщения о том, что люди гибнут под стражей, что заключенные в тюрьмах умирают от болезней. Все эти факты надо расследовать, а ситуацию менять», - подчеркнул докладчик.

«Есть проблема в разном количестве поступивших жалоб и привлеченных лиц. Проблема носит системный характер. И в одночасье ее решить очень тяжело. Я бы не сказал, что пытки применяются повсеместно, у нас много примеров, когда сотрудники милиции достойно работают и обеспечивают права граждан. А есть и несознательные, которые облегчают свою работу применением пыток», - ответил Халдаров.

Давая свои комментарии относительно выступления киргизкой делегации, Фелис Гаер напомнила, что у Комитета также есть альтернативная информация от правозащитников, и что она серьезно отличается от официальной.

«Все-таки особое внимание мы обращаем на информацию НПО. Спецдокладчик по пыткам попросил провести дополнительное расследование по делу Аскарова. Несмотря на заявления о пытках - это пример неспособности к работе высших органов вашей страны, особенно касательно заявлений о жестоком обращении. Аскаров - это хорошо известный защитник прав человека, этнический узбек, он сообщал о злоупотреблении служебными полномочиями среди милиционеров. Но и он, и его юристы подвергались оскорблениям и избиениям. Сам Аскаров до сих пор находится в заключении и даже не получил доступа к медицинскому обслуживанию по фактам применения пыток. В целом по этому делу имеется ряд вопросов, и их достаточно, чтобы пересмотреть дело, изменить приговор и начать дело в отношении тех лиц, которые применяли пытки. Но ничего этого не было сделано», - сделала вывод Гаер.

Возвращаясь снова к делу Аскарова, Халдаров, отвветил: «По этому делу уже есть судебное решение, он признан виновным за конкретное преступление и в основе приговора лежат не только его признания, но и свидетельские показания. Суды всех инстанций признали его виновным, признали правоту решения о том, что отказ в возбуждении уголовного дела по вновь открывшимся обстоятельствам принят законно. Тем не менее, мы проводим дополнительную проверку всех обстоятельств, чтобы убедиться, все ли было сделано правильно. Если будут выявлены недостатки, то будет ставиться вопрос о пересмотре судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам. Было сказано, что он защитник узбекского населения, но разве такой статус освобождает его от ответственности за совершенное преступление?! За любое преступление мы бы наказали и защитника киргизского населения».

Подготовила Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»