22 Июль 2019



Новости Центральной Азии

Госдеп США оценил свободу вероисповедания в Узбекистане

23.11.2010 18:22 msk, Соб. инф.

Религия Узбекистан

17 ноября Государственный департамент США опубликовал новый ежегодный доклад о свободе вероисповедания в мире за 2010 год (отчетный период с 1 июля 2009 года по 30 июня 2010 года). По мнению авторов труда, наиболее серьезно свобода вероисповедания ограничивается в семи странах мира - Бирме (Мьянма), Иране, Китае, Саудовской Аравии, Северной Корее, Судане и Узбекистане.

Каждой стране в исследовании посвящен особый раздел, в котором описывается ее религиозная демография, соблюдение свободы вероисповедания ее правительством (в том числе правовая и политическая основы), соблюдение свободы вероисповедания в самом обществе, политика и действия правительства США. Основной упор делается на официальных действиях государственных органов, способствующих репрессиям на религиозной почве или потворствующих насилию против религиозных общин, а также на действиях, защищающих и поощряющих свободу вероисповедания.

Авторы отмечают, что свобода вероисповедания может ограничиваться разными способами – от самых очевидных до незаметных. Наиболее грубые нарушения происходят при авторитарных правительствах. Последние стремятся отслеживать все формы религиозной мысли и ее выражения, чтобы контролировать все аспекты политической и гражданской жизни. Такие правительства относятся к отдельным религиозным группам как к врагам государства, поскольку те придерживаются взглядов, которые ставят под сомнение их лояльность правителям. Ряд правительств оправдывает подавление мирной религиозной практики заботой о политической безопасности в стране.

Серьезные нарушения происходят, когда государство враждебно относится к нетрадиционным религиям и религиозным меньшинствам. Не осуществляя полного контроля над этими группами, некоторые правительства запугивают и преследуют религиозные общины и закрывают глаза на проявления нетерпимости по отношению к ним. Иногда правительства требуют, чтобы лица, принадлежащие к той или иной конфессии, отрекались от своей веры, или вынуждают их переезжать или бежать из страны. В докладе обращается особое внимание на соотношения между религиозной и этнической принадлежностью, особенно в случаях, когда правительство, в котором главенствует этническое или религиозное большинство, подавляет религиозное самовыражение меньшинств.

Некоторым государствам не удается противодействовать нетерпимости в отношении определенных религиозных групп. Несмотря на наличие законов, препятствующих дискриминации или преследованиям на религиозной почве, должностные лица не предотвращают нападки, травлю или иные враждебные действия против определенных лиц или религиозных групп. «Защита свободы вероисповедания требует не только наличия хороших законов, но и политических принципов», - отмечают составители доклада.

Порой правительства ограничивают свободу вероисповедания, принимая дискриминационные законы или конкретные решения, отдающие предпочтение одной или нескольким конфессиям. Эта ситуация зачастую возникает вследствие исторического господства определенной религиозной группы и может привести к укоренившейся на государственном уровне пристрастности по отношению к новым или исторически подавляемым религиозным общинам. Некоторые правительства подвергают дискриминации конкретные группы, утверждая, что они нелегитимны и опасны для граждан или общественного порядка. Они называют такие группы «культами» или «сектами», тем самым навешивая на них негативные ярлыки и молчаливо поощряя или прощая насильственные действия против них. Такая практика относительно распространена даже в тех странах, где в иных отношениях соблюдается свобода вероисповедания.

В докладе отмечается, что в дополнение к проблемам, характерным для отдельных стран, наблюдаются попытки оспорить само право на свободу вероисповедания, распространяющиеся на региональные и глобальные структуры. В качестве примера авторы приводят концепцию так называемой «диффамации религий», продвигаемую через ООН рядом государств с преобладающим или значительным мусульманским населением, которые ежегодно вносят резолюции на эту тему в Совет ООН по правам человека и Генеральную Ассамблею ООН.

Чтобы понять, о чем идет речь, необходимо углубиться в историю вопроса.

По определению Большого юридического словаря, диффамацией (от лат. diffamo – «порочу») в праве ряда государств считается распространение сведений, порочащих честь конкретного лица или учреждения; основное отличие диффамации от клеветы заключается в достоверности распространяемых порочащих сведений. В данном случае очевидно, что речь идет о распространении сведений, порочащих какую-либо религию (пусть и достоверных).

Мусульманские страны в лице Организации Исламская конференция (ОИК) на протяжении последнего десятилетия муссируют идею «диффамации религий», пытаясь запретить последнюю на уровне ООН. Под их давлением, осуществляемым в коалиции с рядом неисламских авторитарных режимов, в феврале 2007 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию 61/164, где после фраз о необходимости культурного диалога и недопустимости дискриминации по признаку вероисповедания говорилось, что ГА ООН «встревожена продолжающимся отрицательным воздействием событий 11 сентября 2001 года на мусульманские меньшинства и общины в некоторых немусульманских странах и негативным освещением ислама средствами массовой информации». Никакая другая религия в тексте резолюции не упоминалась, зато ислам и мусульмане, против которых будто бы была развернута глобальная кампания клеветы и ненависти, назывались много раз. При этом определения самого термина «диффамация религий» резолюция не содержала – говорилось лишь о «нападках», «остракизме», о том, что ислам «часто и ошибочно ассоциируется с нарушениями прав человека и терроризмом», о «подстрекательстве к актам насилия... в отношении ислама или любой другой религии». Нельзя сказать, что эти утверждения не имели под собой оснований: после 11 сентября и бесконечной череды терактов – как на Востоке, так и на Западе - в Европе и Америке на мусульман действительно стали смотреть, мягко говоря, без особой любви. Однако бросалось в глаза, что в принятой резолюции полностью отсутствовали ссылки на положение дел в крупнейших мусульманских странах, где представители иных верований находятся на положении изгоев, людей третьего сорта.

В дальнейшем ОИК не менее активно проталкивала идею о недопустимости «диффамации религий». В марте 2008 года была принята аналогичная резолюция ГА ООН – 62/154, в марте 2009 года - резолюция 7/19, в которой уже безо всяких оговорок ставился знак равенства между диффамацией религий и расизмом и особый акцент опять-таки делался на «исламофобии». Резолюция как бы уравняла преступления на почве религиозной вражды, религиозную дискриминацию и «диффамацию религий», то есть критику (пусть и не совсем вежливую) религиозных воззрений как таковых. За резолюцию проголосовали Азербайджан, Ангола, Бангладеш, Бахрейн, Боливия, Габон, Джибути, Египет, Индонезия, Иордания, Камерун, Катар, Китай, Куба, Малайзия, Нигерия, Никарагуа, Пакистан, Россия, Саудовская Аравия, Сенегал, Филиппины, ЮАР. Против – Германия, Италия, Канада, Нидерланды, Словакия, Словения, Великобритания, Украина, Франция, Чили, Швейцария. Перечень голосовавших наглядным образом иллюстрирует, что за ее принятие выступают страны, сами активно подавляющие религиозные и политические меньшинства, а также свободу слова вообще.

Соединенные Штаты еще до этого заявили о неприемлемости понятия «диффамация религий», которое «не поддерживается международным правом, а усилия по борьбе с «диффамацией религий», как правило, сводятся к ограничению свободы мысли, совести, религии и выражения мнений. «Кое-кто утверждает, что лучший способ защитить свободу религии – ввести так называемую антидиффамационную политику, которая ограничит свободу слова и свободу религии. Я категорически не согласна», - заявила Госсекретарь США Хиллари Клинтон в 2009 году, представляя очередной ежегодный доклад о свободе вероисповедания в мире.

25 марта 2010 года была принята новая аналогичная резолюция, внесенная Пакистаном от имени ОИК. В ней отмечалась необходимость «ведения эффективной борьбы с диффамацией всех религий и подстрекательством к религиозной ненависти в целом и по отношению к исламу и мусульманам в частности». В этот раз ее сторонники победили с незначительным преимуществом: резолюцию поддержали лишь 20 из 47 стран, заседающих в Комиссии по правам человека, 17 стран проголосовали «против», восемь при двух отсутствующих представителях воздержались от голосования.

С 1999 года, когда исламские страны впервые представили резолюцию в ООН, результаты нынешнего голосования стали для них наименее благоприятными. Суть в том, что на результаты голосования сильно влияет сам состав Комиссии: более половины из 47 мест в ней отведены африканским и азиатским государствам, страны-участницы ОИК имеют в общей сложности треть голосов. Пользуясь традиционной поддержкой своих сторонников – Китая, России, Кубы и ЮАР – ранее ОИК не имела проблем с одобрением своего проекта. Однако в последние годы ей стало труднее собрать большинство. Наглядным свидетельством этой тенденции является переход стран Латинской Америки, Африки и Тихого океана от позиции активной поддержки к отказу от участия в голосовании, а в случае с государствами Латинской Америки – к голосованию «против».

По мнению оппонентов резолюции, концепция «диффамации» может быть применима к индивидууму, но не к религии, которую он исповедует. Они считают, что, несмотря на необязательный характер резолюции, она разработана для того, чтобы защитить ислам от критики вопреки принципам свободы слова и самовыражения, для того, чтобы отвлечь внимание от нарушения прав религиозных меньшинств и притеснения мусульман, желающих перейти в другую веру. Уже на следующий день после принятия этого документа он был раскритикован Комиссией США по международной религиозной свободе (USCIRF). «Отрадно, что все больше стран признают опасный характер этих резолюций, которые направлены на создание глобального законодательства о богохульстве подобного тому, которое сейчас утверждено на национальном уровне в Пакистане, Иране и Египте», – заявил глава Комиссии США Леонард Лео (именно в рамках этого закона в Пакистане была приговорена к смерти 45-летняя христианка Асия Биби. – Прим. ред.).

В нынешнем докладе о свободе вероисповедания говорится, что Соединенные Штаты осуждают неуважение глубоко укоренившихся религиозных взглядов, в том числе мусульманских, но они не согласны с концепцией «диффамации религий», поскольку она может быть использована для подрыва основополагающих свобод вероисповедания и выражения мнений. США понимают, что главная озабоченность в этой резолюции выражается в связи с негативными стереотипами и дискриминацией представителей религиозных групп, однако наилучшим способом решения этих проблем является не запрещение тех или иных высказываний, а создание сильных правовых режимов, противодействующих актам дискриминации и преступлений на почве пристрастного отношения; осуждение идеологии вражды и опережающее взаимодействие со всеми религиозными общинами, особенно меньшинствами, активная защита прав граждан свободно исповедовать свою религию и осуществлять свободу выражения мнений.

Еще одной усиливающейся тенденцией, вызывающей серьезную озабоченность у Соединенных Штатов, авторы исследования называют то, что некоторые правительства пытаются принудительно возвращать своих граждан из других стран, чтобы подвергнуть их судебному преследованию или жестокому обращению за их религиозную активность. Так, власти Китая пытались в принудительном порядке возвращать уйгурских мусульман и тибетских буддистов из других стран за их религиозную деятельность или выступления в защиту свободы вероисповедания. Правительство Узбекистана тоже добивалось экстрадиции из третьих стран, в частности, из России, предполагаемых членов религиозных групп, которых оно считает исламскими экстремистами.

В заключение отметим, что, представляя этот доклад, госсекретарь США Хиллари Клинтон подчеркнула, что США «не выступают… в качестве судьи для других стран и не выставляют себя в качестве идеального примера».

***

Полностью раздел доклада, посвященный свободе вероисповедания в Узбекистане, можно прочитать здесь (перевод «Ферганы.Ру»).