22 Август 2019



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Хорезмские правозащитники рассказали о ситуации с правами человека на северо-западе страны

10.02.2010 11:05 msk, Фергана.Ру

Права человека Узбекистан

Хорезмская областная правозащитная группа «Нажот» распространила текст своего очередного ежегодного доклада по итогам 2009 года. В нем рассматривается ситуация в области прав человека в Хорезмской области Узбекистана, отдельные аспекты правозащитной сферы в соседних автономной Республике Каракалпакстан и Туркменистане. В 2009 году «Нажот» также занималась вопросами приграничных инцидентов и изучением их влияния на свободу передвижения граждан. Всего в течение минувшего года в «Нажот» обратились 657 человек.

Предлагаем вниманию читателей «Ферганы.Ру» избранные выписки из доклада.

****

Права узбекских трудовых мигрантов и жертв торговли людьми

В 2009 году «Нажот» продолжала сообщать о фактах смерти узбекских трудовых мигрантов за рубежом. По результатам мониторинга хорезмской правозащитной организации в период с 2005 по 2009 годы 47 трудовых мигрантов из Хорезмской области погибли на территории России, Казахстана и Украины. Большинство погибли насильственной смертью. Учитывая нелегальное положение большинства узбекских трудовых мигрантов и их слабую правовую защищенность, следствие по фактам их смерти проводится правоохранительными органами принимающих стран очень вяло, односторонне и неэффективно.

Близкие погибших трудовых мигрантов долгое время не могут получить с места гибели необходимую официальную документацию (например, свидетельство о смерти или документы по уголовным делам, открытым по факту смерти трудового мигранта).

Результаты мониторинга показывают, что, несмотря на регулярную гибель узбекских трудовых мигрантов на территории принимающих стран, ни правительства стран-поставщиков, ни правительства принимающих стран не предпринимают достаточных мер для эффективного расследования таких случаев. Отсутствуют механизмы оказания специальных консульских услуг и разовой материальной помощи семьям погибших трудовых мигрантов. Этот вопрос, безусловно, нуждается в более глубоком изучении, чем и намерена заняться «Нажот».

По некоторым данным, ежегодно только в Москве и ее окрестностях погибают примерно 20-25 узбекских трудовых мигрантов, тела которые затем предаются земле без уведомления родственников и без соблюдения национальных обрядов. Причины смерти погибших практически никогда не расследуются, родственникам не выдается официальная справка о смерти.

Наблюдения «Нажот» показывают, что большинство трудоспособных жителей Хорезмской области находятся в перманентном состоянии безработных. Поэтому многие и выезжают на заработки в такие страны ближнего зарубежья, как Россия, Украина и Казахстан. Узбекские трудовые мигранты регулярно сталкиваются с коррупцией, вымогательством и шантажом со стороны правоохранительных органов, организованных преступных группировок и работодателей на протяжении всей схемы трудовой миграции – с начала пути в Узбекистане, в принимающей стране и вплоть до возвращения домой.

Вымогательство, коррупция и шантаж в отношении трудовых мигрантов проявляются в разных формах. Иногда это происходит в транспорте, в котором находится трудовой мигрант. Иногда это имеет место при пересечении рабочими государственных границ и таможенных постов – обычно в таких случаях самой эффективной угрозой, заставляющей трудового мигранта незамедлительно раскошеливаться, является предупреждение о том, что его могут «прооперировать» или сделать ему вскрытие желудка, чтобы проверить, не везет ли он с собой наркотические средства.

Именно в таких условиях приходится зарабатывать большинству узбекских трудовых мигрантов, работающих и проживающих на чужбине на свой собственный страх и риск, незащищенных никем - ни государством-поставщиком, ни принимающим государством.

В последнее время «Нажот» все чаще стала получать обращения от близких родственников узбекских трудовых мигрантов, пропавших без вести в соседнем Казахстане. Анализ обращений показывает, что иногда причиной безвестного отсутствия людей является нежелание их работодателей рассчитаться с ними и использование ими различных преступных методов против «слишком требовательных» с тем, чтобы избавиться от них. А в целом, следует отметить, что узбекские трудовые мигранты продолжают оставаться одной из самых многочисленных, но незащищенных и «забитых» категорий населения. В условиях массовой безработицы и постепенного ухудшения социально-экономических условий все больше узбекских граждан на свой собственный страх и риск отправляются на заработки за рубеж.

Как-то в «Нажот» обратилась Рохатой Рузметова, проживающая в массиве Говук кул города Хива Хорезмской области. Она заявила об исчезновении своего зятя Нодирбека Рузметова, 1980 года рождения, уроженца Хивы. Н.Рузметов женат, имеет трех несовершеннолетних детей, не судим, не находился в уголовном розыске. По словам Рохатой Рузметовой, начиная с 25 ноября 2008 года Нодирбек Рузметов считается пропавшим без вести в Карасайском районе Алма-атинской области Республики Казахстан.

В 2006 году Н.Рузметов собрал группу трудовых мигрантов из Хорезмской области (примерно 20 человек) и они до 2008 года строили дом и дачу для казахстанского судьи по имени «Ермек» в Карасайском районе Алма-атинской области. По словам родственников Н.Рузметова, казахстанский работодатель не заплатил за работу узбекских трудовых мигрантов в 2007-2008 годах. В общей сложности, сумма просроченной заработной платы узбекских трудовых мигрантов составила более 50.000 долларов США. Все это время Н.Рузметов, как руководитель группы узбекских трудовых мигрантов, продолжал требовать, чтобы «Ермек» полностью выплатил им зарплату. За это время Нодирбек три раза подвергался нападениям неизвестных лиц на улице. Однажды его очень сильно избили и пригрозили убийством. Родственники Н.Рузметова связывают эти атаки с его настойчивостью в получении заслуженной заработной платы от казахстанского работодателя.

В период с 4 августа по 3 октября 2008 года Н.Рузметов находился дома в Хорезмской области. 6 октября 2008 года он вновь прибыл в Карасайский район Алма-атинской области. Родственники поддерживали с ним связь по телефону до 23 ноября 2008 года. Потом связь прервалась. Как выяснилось позже со слов узбекских трудовых мигрантов, работавших с Н.Рузметовым, после настойчивых требований последнего полной выплаты заработной платы мигрантам казахстанский работодатель отдал ему вместо денег свою дорогостоящую автомашину класса «джип».

25 ноября Н.Рузметов приехал на автомашине на автомобильный рынок Алма-Аты, чтобы продать автомашину и отдать вырученные деньги в качестве заработной платы рабочим своей бригады. На автомобильном рынке неизвестные лица спровоцировали его на драку и сильно его избили. В тот день Нодирбек не смог продать автомашину. Со слов сторожа соседней дачи, где проживал Н Рузметов и другие узбекские трудовые мигранты, примерно в два часа ночи с 25 на 26 ноября к даче на двух автомашинах подъехали шесть-семь неизвестных и увезли Н.Рузметова с собой в неизвестном направлении. Его родственники, через несколько дней после этих событий приехавшие на дачу, где проживал Нодирбек, увидели на ступеньках дачи следы крови.

Отец Нодирбека Комилжон Рузметов оставался в Казахстане до 5 декабря 2009 года и безуспешно искал своего сына в течение почти сорока дней. Ему удалось один раз увидеться с казахстанским работодателем Нодирбека «Ермеком», который заявил ему, что не знает, куда пропал его сын, и что он полностью выплатил заработную плату узбекским трудовым мигрантам. После этой встречи отец Нодирбека больше не смог найти «Ермека». Он обратился в правоохранительные органы Карасайского района по поводу бесследного исчезновения сына. Н.Рузметов был объявлен в розыск.

Земляки Н.Рузметова охарактеризовали его как принципиального, честного и смелого человека, который заступался за них и требовал полной выплаты заработной платы не только членам своей группы трудовых мигрантов, но также и другим трудовым мигрантам из Узбекистана, работавшим в Карасайском районе Алма-атинской области Казахстана. Он также безуспешно пытался защищать права узбекских трудовых мигрантов, проработавших без заработной платы в доме начальника миграционной полиции Карасайского района.

Н.Рузметов дружил с руководителем хорезмских трудовых мигрантов по имени Ихлос, бригада которого работала у начальника районной миграционной полиции. После того как начальник районной миграционной полиции отказался выплатить заработную плату Ихлосу и его группе, они вернулись домой, в Хорезмскую область, где обратились в милицию. В 2009 году Ихлос был задержан по необоснованному обвинению в торговле людьми и осужден на восемь лет лишения свободы. По словам родственников Ихлоса, когда он требовал выплаты заработной платы у казахстанского работодателя, неизвестные лица также стали угрожать ему убийством, если он не покинет Казахстан.

Свобода религии и уголовное преследование «Нурчилар»

Начавшуюся с начала 2009 года тенденцию уголовного преследования членов религиозной группы «Нурчилар», которая запрещена в Узбекистане и признана экстремистской, и всех тех, кто лишь подозревался в ее членстве, необходимо рассматривать в свете сложившейся государственной политики в отношении свободы религии и роли ислама в Узбекистане.

Власти Узбекистана в последнее время обратили свое внимание на последователей турецкого исламского теолога Саида Нурси, основателя движения «Нурчилар». Примерно 35 человек уже признаны виновными в членстве в «Нурчилар». Число осужденных за связь с этой группой растет. После первичных судебных процессов в отношении последователей этого течения, состоявшихся в Ташкенте весной 2009 года, схожие судебные процессы состоялись в ряде других регионов страны.

Последний из таких судебных процессов закончился 7 июля 2009 года в Хорезмском областном суде по уголовным делам, когда суд признал виновными десять граждан Узбекистана, приговорив их к длительным срокам лишения свободы. Все десять жителей Хорезмской области были задержаны 19 января 2009 года, обвинительное заключение на руки они получили 13 мая 2009 года, уголовное дело против них было рассмотрено в областном суде в течение июня и начале июля, и обвинительный приговор был вынесен 7 июля 2009 года. Все подсудимые были признаны виновными по статьям 244 часть 1, 244-1 часть 3 пункт «а», 244-2 часть 1, и 246 часть 1.

Наблюдения «Нажот» показывают, что в 2009 году правоохранительными органами и спецслужбами в масштабе всей страны осуществлялась «чистка» рядов государственных органов, организаций, предприятий и учреждений, включая высшие учебные заведения и вооруженные силы, от предполагаемых членов религиозной группы «Нурчилар». По еще неподтвержденной информации, в отношении 25 военных также были возбуждены уголовные дела по обвинению их в членстве в «Нурчилар».

Анализ обвинительных заключений и приговоров по вышеназванным делам указывает на то, что вина обвиняемых не доказана и они осуждены лишь за практику религии вне рамок традиционного толка ислама, пропагандируемого и контролируемого государством. Весь процесс их задержания, предъявления обвинений, сбора доказательств и осуждения носит массовый и конвейерный характер.

Например, на судебном процессе в Бухарском областном суде один из подсудимых, Ильхом Меражов, потребовал от судей, чтобы они принесли в зал суда религиозную литературу и религиозные документальные фильмы на компакт-дисках, изъятые у него дома, и доказали, что конкретно в их содержании характеризуется как антиконституционное и экстремистское. Судьи Комилов, Мирзоев и Тошев не смогли дать какой-либо ответ подсудимому.

Пункты обвинения, выдвинутые против всех осужденных, туманны и не выдерживают критики. Например, во всех обвинительных приговорах утверждается, что подсудимые распространяли запрещенную литературу и обучали других идеям религиозной группы «Нурчилар». При этом не указывается, какую литературу, кем и на каком основании запрещенную, среди кого и каким образом распространяли подсудимые. Также не уточняется, кого конкретно подсудимые обучали идеологии «Нурчилар». Обвинение также гласит, что все подсудимые хранили в своих домах печатную литературу и документальные фильмы с идеями «Нурчилар», хотя все эти книги и фильмы в свое время были свободно доступны по всему Узбекистану. Да и сейчас можно получить свободный доступ к такой литературе и документальным фильмам по Интернету либо по спутниковому телевидению. Не доказана экстремистская и антиконституционная суть изъятых у подсудимых материалов через установленную законом экспертизу или анализ соответствующих специалистов.

Весь этап предварительного следствия и судебного процесса проходил под огромным давлением правоохранительных органов и спецслужб, которые заставляли всех задержанных писать объяснительные письма о том, с кем они проживали в период студенчества, как и под чьим руководством обучались основам идеологии «Нурчилар», кто их учил совершать молитву и так далее. Одним словом, всех задержанных заставляли давать обвинительные показания против самих себя, друг против друга и против еще не задержанных людей. Во многих случаях только факт знакомства и товарищеских либо партнерских отношений с человеком, который уже был задержан по подозрению в членстве в «Нурчилар», служил основанием для задержания и предъявления обвинения новым людям.

Подконтрольные государству СМИ освещают судебные процессы в отношении людей, обвиняемых в членстве в «Нурчилар», с позиции «разоблачения». Анализ некоторых последних материалов в региональных и центральных государственных СМИ (например, материалы «Нурсисты получили по заслугам», «Адашишми ёки муртадлик» («Заблуждение или неблагодарность»), «Хоразмда Нурчилар жазоланди» («В Хорезме наказаны нурсисты») показывает, что подконтрольные государству СМИ выполняют заказ правоохранительных органов и абсолютно игнорируют факты правонарушений в отношении людей, привлекаемых к уголовной ответственности по обвинению в членстве в «Нурчилар». Более того, по центральному телевидению Узбекистана в прошлом году несколько раз были продемонстрированы заказные документальные фильмы, представляющие задержанных по подозрению в членстве «Нурчилар» религиозными экстремистами.

Кроме этого, еще два момента ярко характеризуют государственную риторику по вопросу «Нурчилар». Первый: использование национальных СМИ для создания образа врага в лице мирных мусульман, на которых навешивается ярлык «Нурчилар». Второй: указание на поддержку и спонсирование «Нурчилар» из-за рубежа. Согласно этой позиции, в основе идеологии «Нурчилар» «лежит идея свержения существующих конституционных строев постсоветских государств для дальнейшего их объединения в единую империю тюркских народов под главенством турецкой нации. Основные усилия активистов секты акцентированы на увеличение числа сторонников, при этом делается упор на перспективную молодежь, обладающую высокими интеллектуальными способностями для дальнейшего закрепления на высокопоставленных должностях властных и силовых структур. Деятельность организации «Нур» является фактически турецкой экспансией в центральноазиатские страны. В ближайшей перспективе это может привести к созданию условий, при которых ячейки «Нур» станут фактором, способным серьезно влиять на общественно-политическую и экономическую ситуацию в регионе» (из статьи в одной из государственных газет - «Нурсисты получили по заслугам»).

Защита прав детей и женщин

Как известно, Хорезмская область находится в Приаральской зоне экологического бедствия. Только по официальным данным, с 1999 по 2009 годы в области в восемь раз выросло количество детей и женщин с инвалидностью. Опросы и интервью с представителями медицинских учреждений области показывают, что число недоношенных детей, новорожденных с инвалидностью с рождения, женщин с онкологическими болезнями и анемией, процент хронически недоедающего населения растет. Такая ситуация оказывает свое влияние и на внутрисемейные взаимоотношения, в результате чего растет также количество разводов.

Тревожным моментом является то, что многие беременные женщины стали предпочитать рожать дома и все реже обращаются в родильные дома области. Опросы «Нажот» показывают, что результатом такого отката назад является материальный недостаток в семьях, не позволяющий покрывать официальные и неофициальные расходы, связанные с рождением ребенка в родильном доме. Есть достоверная информация, что официальные медицинские учреждения в Хорезмской области возобновили практику принудительной стерилизации женщин сразу после вторых родов, чтобы после этого женщина больше не беременела.

Для семьи, испытывающей материальные затруднения, полученные вовремя социальные пособия имеют огромное значение. По существующим порядкам, государственные социальные пособия (для несовершеннолетних детей, для малообеспеченных, для безработных и так далее) выделяются местными махаллинскими (квартальными) комитетами. Мониторинг показывает, что во многих махаллинских комитетах Хорезмской области граждане, обращающиеся за социальными пособиями, сталкиваются с фактами вымогательства и коррупции со стороны данного органа местного самоуправления. Часто получатель социального пособия должен дать взятку представителю махаллинского комитета в сумме от одного до трех пособий. Многие семьи, которые по закону и подзаконным актам имеют право получать социальные пособия, остаются без такой помощи из-за бюрократической волокиты и коррупции в махаллинских комитетах. В ходе мониторинга «Нажот» выявила случаи, когда социальные пособия получали материально обеспеченные семьи вместо необеспеченных.

Проблемы фермеров

В своих обращениях и жалобах в 2009 году граждане указывали, в основном, на продолжение незаконного и необоснованного изъятия земельных участков у фермерских хозяйств и передачу изъятых земель крупным фермерам или лицам из близкого окружения чиновников местных хокимиятов (администраций). На встречах с представителями «Нажот» руководители фермерских хозяйств выражали свою обеспокоенность по поводу следующих основных проблем:

* Под предлогом оптимизации посевных площадей и земли, принадлежащей фермерским хозяйствам, исполнительная власть принудительно отбирает землю у тех фермеров, у которых общая площадь земли составляет менее 80 гектаров;

* Руководители фермерских хозяйств с помощью давления и угроз местных правоприменительных органов принудительно отчуждаются от своих земель, в противном случае руководителям фермерских хозяйств угрожают тщательными проверками их финансово-хозяйственной деятельности и привлечением к уголовной ответственности;

* Распоряжение Президента Республики Узбекистан № Р-3007 «Об образовании специальной комиссии по разработке предложений о мерах по оптимизации размеров земельных участков, находящихся в ведении фермерских хозяйств» не доступно ни фермерам, ни другим группам населения, никто не видел этот документ, он не опубликован;

* Никто из фермеров не осмеливается обжаловать действия исполнительной власти по предусмотренным законом механизмам.

Миграционная ситуация в автономной Республике Каракалпакстан

Титульной нацией автономной Республики Каракалпакстан являются каракалпаки. Говорят на каракалпакском языке кипчакской подгруппы тюркской группы языков. По вероисповеданию - мусульмане-сунниты.

По наблюдениям «Нажот», в 2009 году в Каракалпакстане назрела проблема массовой безработицы, всеобщего обнищания и падения жизненного уровня, что сказалось на стремительном росте внутренней и внешней миграции населения этой автономной республики. Примерно 65-70 процентов трудоспособного населения Каракалпакстана являются безработными.

Практически все предприятия, производственные объединения и хозяйства, действовавшие в начале 1990 годов, уже не работают, их коллективы распущены. Многие населенные пункты на местах обезлюдели - из-за отсутствия рабочих мест и перспектив на будущее. Здания, принадлежавшие некогда процветавшим предприятиям, производственным объединениям и хозяйствам, разрушены и разобраны на стройматериалы, которые продаются в центральных городах Каракалпакстана и соседней Хорезмской области.

Многие жители Каракалпакстана стремятся попасть на постоянное местожительство в столицу Узбекистана – Ташкент и другие более благополучные регионы страны. Мигранты из Бозатауского, Канлыкульского, Караузякского, Кегейлийского, Кунградского, Муйнакского, Нукусского, Тахтакупырского, Турткульского, Ходжейлийского, Чимбайского районов Каракалпакстана постоянно находятся в поисках возможностей остаться на территориях Казахстана, Кыргызстана и Монголии на постоянное местожительство. По словам каракалпакских эмигрантов, принимающие государства создали ряд льгот и привилегий для приезжих из Каракалпакстана, что облегчает им адаптацию на новом месте.

За последние пятнадцать лет примерно 80 тысяч жителей Каракалпакстана переехали в города Ташкент, Чирчик, Джизак, Ахангаран и Ангрен, расположенные в более благополучных регионах. Но такая внутренняя эмиграция тоже дается каракалпакстанцам нелегко ввиду наличия паспортного режима и требования постоянной прописки как доказательства права на постоянное местожительство в данной местности. Большинство переехавших каракалпакстанцев годами ждут получения постоянной прописки на новых местах, нередко встречаются факты коррупции и вымогательства со стороны правоохранительных органов. Даже на новом месте взрослые сталкиваются с трудностями в поиске подходящей работы, а их дети испытывают огромные трудности при поступлении в местные школы и другие учебные заведения.

Инциденты в районах, граничащих с Республикой Туркменистан

По оценкам «Нажот» и других независимых наблюдателей, с 1993 по 2009 годы в общей сложности 62 жителя Хорезмской области были застрелены туркменскими пограничниками на узбекско-туркменской государственной границе. За это никто не понес ответственности, родственники ни одной из жертв не получили должной компенсации.

20 апреля 2009 года жители кишлака «Окмачит» Янгиарикского района Хорезмской области Отабек Аллаберганов, 1977 года рождения, и Жамол Матъякубов, 1990 года рождения, промышлявшие рыболовством, находились на своей лодке в водах Туямуйинского водохранилища и ловили рыбу, когда подплывшие к ним на другой лодке туркменские пограничники открыли по ним огонь. В результате этого О.Аллаберганов скончался на месте, Ж.Матъякубов получил огнестрельное ранение в плечо.

Туямуйинское водохранилище находится на государственной границе Узбекистана с Туркменистаном и разделено между двумя государствами. Узбекская часть водохранилища приходится на Хазораспский район Хорезмской области. Расстояние между Янгиарикским районом и водохранилищем составляет примерно 70 километров.

Пока не до конца понятно, почему туркменские пограничники решили открыть огонь по узбекским рыбакам. По словам Ж.Матъякубова, те появились внезапно и стали стрелять по ним без предупреждения. Еще с советских времен многие жители Янгиарикского района Хорезмской области промышляли рыболовством в водах так называемого «Улли шуркул» или «Хорезмского моря», которое полностью осталось на территории Туркменистана после распада бывшего Советского Союза. В годы независимости часть рыбаков стала промышлять на Туямуйинском водохранилище. Разделенное государственными границами двух государств, водохранилище не имеет специальных пограничных демаркационных знаков. Поэтому иногда случается, что рыбаки из обоих государств «несанкционированно» переходят образованные государственные границы и оказываются в водах другой стороны.

У погибшего О.Аллаберганова остались жена и двое несовершеннолетних детей. Ж.Матъякубов попал в больницу. По полученной информации, Ж.Матъякубов был сначала допрошен сотрудниками Янгиарикского районных отделов Службы национальной безопасности и внутренних дел. Сейчас его продолжают допрашивать сотрудники Хазораспского районных отделов Службы национальной безопасности и внутренних дел. По фактам убийства О.Аллаберганова и огнестрельного ранения Ж.Матъякубова возбуждено уголовное дело.

По словам родственников, ни погибший О.Аллаберганов, ни раненый Ж.Матъякубов не признаны правоохранительными органами в качестве потерпевших. Наоборот, правоохранительные органы оказывают давление на Ж.Матъякубова и родственников и советуют им никому не сообщать про инцидент. Самому Ж.Матъякубову представители правоохранительных органов, проверяющие случившееся, угрожают тем, что якобы он и погибший О.Аллаберганов сами виноваты в происшествии, так как незаконно пересекли государственную границу.

Ни узбекская сторона, ни туркменская сторона не сообщают Ж.Матъякубову и его близким о том, как идет расследование случившегося на Туямуйинском водохранилище. Более того, велика опасность, что правоохранительные органы Узбекистана сочтут Ж.Матъякубова виновным в незаконном пересечении необозначенной государственной границы и в смерти О.Аллаберганова.

Правосудие для граждан Узбекистана в Туркменистане

В 2009 году «Нажот» изучала также одну из замалчиваемых проблем – отсутствие справедливого суда для граждан Узбекистана, которые по тем или иным причинам попали в руки туркменских правоохранительных органов на территории соседнего Туркменистана. По полученной информации, только за 2007-2008 годы в приграничных районах 24 гражданина Узбекистана – жителей Хорезмской области - были арестованы туркменскими правоохранительными органами по подозрению в совершении тех или иных преступлений. Обычно при таких задержаниях основными пунктами обвинения становятся нарушение государственных границ и контрабанда запрещенных вещей. Например, за указанный период туркменскими правоохранительными органами якобы за контрабанду наркотических средств были арестованы семь жителей кооператива фермерских хозяйств «Иттифок» Хорезмской области.

По результатам интервью «Нажот» с гражданами Узбекистана, которые в недавнем прошлом были осуждены туркменским судом, и их родственниками установлена четкая тенденция туркменской стороны обвинять большинство задержанных узбекских граждан в незаконном пересечении государственной границы и контрабанде наркотиков и приговаривать их к длительным срокам лишения свободы (от 10 до 22 лет). По словам бывших осужденных, предварительное следствие и судебный процесс ведется в одностороннем порядке, обвиняемым и подсудимым гражданам Узбекистана зачастую переводчик и адвокат не предоставляются, в отношении к ним применяются угрозы и пытки. Суды работают по принципу автоматизма, что означает: раз гражданин Узбекистана предстал перед туркменским судом, то он обязательно будет признан виновным и приговорен к длительному сроку лишения свободы. И если за какое-либо преступление гражданину Узбекистану туркменский суд назначает 15-20 лет лишения свободы, то гражданин Туркменистана за аналогичное преступление может быть осужден на 5 лет заключения.

По словам бывшего заключенного колонии исполнения наказания в Байрам-Али (Туркменистан), пенитенциарная система в Туркменистане остается полностью закрытой для общественности. Из-за переполненности тюрем, различных болезней (туберкулез, кожные заболевания), антисанитарных условий, плохой еды и недоедания, жестокого обращения надзирателей и межнациональной вражды заключенные часто умирают. Заявления и жалобы заключенных не доходят до внешнего мира, а написанные иностранными заключенными, включая граждан Узбекистана, подпадают под особую цензуру. Существует практика жестокого наказания иностранных заключенных за попытку сообщить о ситуации внутри колонии исполнения наказания.

Родственникам заключенных жителей Хорезмской области (граждан Узбекистана) очень сложно увидеться со своими близкими, которые находятся в туркменских колониях. Для этого им сначала требуется прибыть в Ташкент, проделав путь почти в 2000 километров, чтобы заполнить необходимые формы в посольстве Туркменистана и написать прошение лично на имя президента Туркменистана. При этом все документы должны подаваться на туркменском языке.

Положение этнических узбеков в Туркменистане

Официально население Туркменистана насчитывает около 5,4 миллиона человек. Из них туркмены составляют 77 процентов, узбеки - 9,2 процента, русские - 6,7 процента, оставшиеся 7,1 процента - представители других национальностей. Численность узбеков в последнее время резко сокращается, что происходит из-за агрессивной политики властей по «туркменизации» всего общества и вынужденного стремления этнических узбеков сменить свою национальность и представить себя этническими туркменами.

С 2000 года все официальное делопроизводство в Туркменистане производится на туркменском языке с использованием латинского алфавита. Нетуркмены, в том числе этнические узбеки, вытесняются из властных структур, с руководящих и престижных должностей. Средние школы и другие виды учреждений образования на узбекском языке закрываются. В высших учебных заведениях обучение полностью переведено на туркменский язык, из-за чего в последние годы общее число абитуриентов сократилось в среднем с 12 до 3 тысяч. На вступительных экзаменах введено собеседование по туркменскому языку. В результате лишь единицы из представителей этнических узбеков и других национальных меньшинств могут поступать в высшие учебные заведения.

Издававшаяся на узбекском языке единственная газета «Дустлик байроги» («Флаг дружбы») была закрыта. Публикации на узбекском языке в других СМИ запрещены. Переход узбекско-туркменской границы остается сверхсложным и дорогим для населения приграничных районов.

Этнические меньшинства в Туркменистане регулярно подвергаются дискриминации в основных сферах деятельности. Дискриминационная политика в отношении нетитульных этнических групп началась со времени покойного президента С.Ниязова и остается неизменной при правлении нового президента Г.Бердымухамедова. При этом в Туркменистане открыто никто не ущемляет права национальных меньшинств. В речах государственных руководителей в центре и на местах, из уст министров и хякимов (глав администраций) звучат слова о всеобщем равенстве, братстве народов соседних стран, имеющих общие исторические, языковые и культурные корни. На деле же все обстоит иначе.

Во время правления покойного президента С.Ниязова, то есть - с 1997 года, начался процесс принудительной «туркменизации» национальных меньшинств страны, когда многие люди под страхом отчуждения от общества и лишения доступа к социально-экономическим благам и возможностям (например, к образованию. к определенной профессии) или из тактических соображений стали менять свою национальность и называться туркменами. Именно тогда большинство узбеков сменили свою национальность в паспортах. Ограниченное число представителей этнических узбеков, которые осмелились тогда выразить свое недовольство по поводу такой политики, лишились места работы, а некоторые из них даже были выселены из Туркменистана под различными надуманными предлогами.

Национальное законодательство Туркменистана относительно соблюдения прав национальных меньшинств остается демократичным и либеральным лишь на бумаге. Например, согласно одному из положений национального законодательства Туркменистана, если какое-нибудь национальное меньшинство составляет не менее 94 процентов общей численности жителей какого-нибудь этрапа (района), то язык данного национального меньшинства будет считаться официальным языком на территории данного этрапа.

Известно, что северные и северо-восточные приграничные территории Туркменистана плотно заселены этническими узбеками. По численности узбеки занимают второе место после туркмен. В граничащем с Хорезмской областью Узбекистана Дашогузе этнические узбеки составляют около 40 процентов от общего числа проживающего в этом регионе населения. Искусственное ограничение численности этнических узбеков и принудительное превращение их в туркмен по паспорту можно расценить как попытку уничтожить культуру, язык и вообще узбеков как отдельную этническую группу на территории Туркменистана. Власти этой страны на словах ратуют за единство и сплоченность всех туркменистанцев, независимо от национальности и этнической принадлежности, но на практике делают все, чтобы усложнить жизнь тем, в чьих жилах течет нетуркменская кровь.

Дискриминация узбеков обострилась после событий 25 ноября 2002 года, когда произошло покушение на жизнь президента Туркменистана С.Ниязова и чрезвычайный и полномочный посол Республики Узбекистан в Туркменистане был объявлен персоной нон-грата за то, что укрывал в своей резиденции главного фигуранта событий Бориса Шихмурадова. Тогда туркменские власти распорядились закрыть единственную газету на узбекском языке «Дустлик байроги». С тех пор наблюдается повсеместное вытеснение узбеков с руководящих должностей среднего звена - с должности директора школы, заведующего детским садом, председателя местных дайханских объединений, не говоря уже о более высоких постах районного и областного уровней. А на некогда прозрачной туркмено-узбекской государственной границе появились ряды колючей проволоки и до минимума сократилось количество контрольно-пропускных пунктов, на всем протяжении границы с туркменской стороны были построены новые погранзаставы. Новый президент Туркменистана Г.Бердымухамедов, придя к власти, отменил многое из того, что было введено его предшественником. Но только не отношение к этническим узбекам. Как и прежде, узбеков не принимают на работу в правоохранительные органы и госструктуры.

Необходимо отметить, что если в Узбекистане действуют более пятидесяти туркменских школ, то в Туркменистане наблюдается постепенное превращение узбекских школ в туркменские, несмотря на значительную общину этнических узбеков в некоторых регионах страны. Сокращение часов преподавания на узбекском языке, политика всеобщей «туркменизации», предполагающая ношение школьниками туркменской национальной одежды и головных уборов, введение как приоритетного, в ущерб другим дисциплинам, предмета по изучению книги «Рухнама» - «духовного кодекса туркмен», написанного покойным первым президентом Туркменистана С.Ниязовым, - вот часть причин, которые вызывают возмущение у коренного узбекского населения.

Руководители организаций и учреждений требуют, чтобы работницы, независимо от национальности, приходили на работу в национальных туркменских платьях, иначе они - первые кандидаты на сокращение. Все высшие учебные заведения страны действуют по негласной инструкции. требующей принимать на учебу только туркмен. Единицам из представителей узбекской молодежи, если и удается поступить в эти высшие учебные, то с существенным довеском в виде взятки за свою национальную принадлежность. В Узбекистане вещает радио на туркменском языке, действуют туркменские национально-культурные центры, а в Туркменистане нет ни СМИ на узбекском языке, ни культурного центра этнических узбеков.

Власти Туркменистана также оскорбляют религиозные чувства узбеков-мусульман. Верующие узбеки возмущены тем фактом, что теперь у входа в мечети выставлены экземпляры книги президента Туркменбаши «Рухнама», и каждый, кто хочет совершить молитву, должен остановиться на мгновение, чтобы прикоснуться к ней как к святой.

В такой ситуации правительства Туркменистана и Узбекистана закрывают глаза на существующие проблемы с этническими узбеками в Туркменистане и этническими туркменами в Узбекистане. 1 сентября 2009 года посол Узбекистана в Туркменистане Шерзод Файзиев, выступая с докладом по случаю 18-летия со дня независимости Республики Узбекистан, заявил: «Межгосударственные отношения Узбекистана и Туркменистана с момента их установления зиждутся на прочном фундаменте взаимопонимания и партнерства, отвечающих коренным интересам наших стран и народов». В феврале 2009 года состоялся визит президента Туркменистана Г.Бердымухамедова в Узбекистан. А в декабре 2009 года президент Узбекистана И.Каримов посетил Туркменистан. Целью визитов было заявлено обсуждение вопросов расширения узбекско-туркменского сотрудничества, а также актуальных проблем регионального и международного характера, представляющих взаимный интерес. Эти визиты завершились, но, к сожалению, ничего положительного не привнесли в жизнь этнических узбеков, компактно проживающих в приграничных c Узбекистаном регионах Туркменистана. Находясь в вынужденном и зависимом положении, туркменским узбекам приходится мириться со своим положением и терпеть.

И туркмены, и узбеки, оказавшиеся по разные стороны государственной границы, хотят, чтобы отношения между народами были поистине братскими, какими они были на протяжении многих веков. После взаимных визитов глав двух государств остается надежда, что во взаимоотношениях между лидерами двух государств возникло некоторое потепление, способное создать предпосылки для полномасштабного и плодотворного межгосударственного диалога.