8 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Суровые морозы сковали Амударью (фоторепортаж)

07.02.2008 18:19 msk, Сергей Наумов (Ургенч)

Узбекистан

Продолжительная суровая зима в Хорезме на исходе. Хочется верить, что вскоре все беды сезона 2007-2008 забудутся как кошмарный сон. Хорезмийцам не привыкать проявлять искусство выживания, и затянувшийся холод отнюдь не сказался на их жизнерадостности и умении противостоять трудностям.

В конце декабря здесь ударили сильные морозы, их пик пришелся на двадцатые числа января, когда температура воздуха снизилась до пятнадцати, двадцати, двадцати пяти градусов мороза! Это – по официальным данным. А по утверждению местных жителей, температура падала еще ниже.

Поговорив с местными жителями, я выяснил, что положение и в самом деле было, как говорится, аховое. Люди делились со мной под гарантию, что не раскрою их реальных имен: никто не хочет попасть под суровое осуждение власть имущих.

- Морозы застали население Хорезма врасплох. Во время проведения президентских выборов в домах были и свет, и газ, и тепло, - вспоминает Алишер Х., педагог. - А уже за неделю до Нового года люди ощутили всю тяжесть холодов. И никто не ожидал, что будет еще холоднее. Практически весь январь в Хорезме держались низкие температуры, ночью доходило до минус тридцати. Жизнь в полуторамиллионном Хорезме замерла, улицы опустели. Даже дети недолго радовались выпавшему снегу. Власти продлили зимние школьные каникулы, и у этого есть веская причина: в школах, особенно сельских, учиться было просто нельзя - температура воздуха в помещениях такая же, как и на улице.

Хорезм в снегу
Фото автора

Проблемы с теплоснабжением в Хорезме стары как мир. Во времена Советского Союза газа хватало, но не было удовлетворяющей потребностям распределительной сети. Теперь газа становится все меньше, а имеющиеся две тысячи километров областной газовой разводки находятся в плачевном состоянии. Изношенность труб – критическая, и поменять их все единовременно не получается. За последние годы было реконструировано не более сотни километров газопровода. Народ не безмолвствовал и яростно атаковал кабинеты чиновников. Но у тех ответ был один: «Ничего сделать не можем, ждите тепла».

Лед на Амударье. 6 февраля 2008 года
Лед на Амударье. 6 февраля 2008 года. Фото автора

Из-за низкого давления газа в некоторых домах, где было проведено индивидуальное отопление, котлы не работали и трубы лопались с неимоверной легкостью. И по сей день в областном центре Хорезма – Ургенче – есть жилые дома без воды и с замерзшей канализацией. Ведь трубы лежат неглубоко, а земля за эти дни промерзла, и пока она не отогреется, подача воды не возобновится.

- Республиканские власти попытались успокоить население: выступая в СМИ, они утверждали, что из-за морозов электроэнергия и газ подаются сверх лимитов, - рассказывает один из местных журналистов. – Но люди этого не почувствовали. По всей области происходят веерные отключения электроэнергии. Местные жители даже свадьбы теперь проводят днем, а не вечером, из-за боязни отключения. В начале января граждане ежедневно обращались в районные хокимияты (администрации) с жалобами на холод. Но после безнадежных попыток добиться тепла пыл протестующих угас. Говорят, что в 2007 году после визита одной настойчивой жалобщицы хоким (глава администрации) Хазараспского района приказал отключить газ всей улице, на которой находился дом той женщины.

Если в городах тяжко, то на селе и того хуже. Зимой для обогрева здесь вырубались даже тутовники (тутовник – просторечное название тутового дерева или шелковицы. – прим. ред.). А это значит, что корма для шелкопряда будет меньше. В Хивинском районе под топор пошли урючины, другие фруктовые деревья. Из этого следует, что сельчанин будущим летом продаст меньше плодов.

Свежий пень. 6 февраля 2008 года
Свежий пень. 6 февраля 2008 года. Фото автора

Снег до сих пор лежит на полях. Говорят, урожай озимых будет ой как хорош. Но ведь не хлебом единым…

Власти пытаются как-то поправить дело. В преддверии нового отопительного сезона хоким области издал распоряжение об использовании в бюджетных организациях альтернативных видов топлива – угля и топочного мазута. Если в 2006 году в Хорезм было завезено около восемнадцати тысяч тонн угля, то в 2007 году сюда доставили уже тридцать тысяч тонн. Но это не каменный уголь, как сообщается в местных СМИ, а бурый. От него много золы и горит он хуже каменного.

Поля под снегом. 6 февраля 2008 года
Поля под снегом. 6 февраля 2008 года. Фото автора

Между тем, из-за затмившего все остальные проблемы актуального вопроса дефицита тепла осталась незаметной и тема грядущего переизбытка воды. А ведь в случае разлива Амударьи водная стихия поставит под угрозу жизнедеятельность трех-четырех районов области.

Исключительная ситуация сложилась в этом году: пришедшая в край сибирская стужа сковала Амударью льдом полуметровой толщины. Такой ледостав грозит серьезными бедами: на реке образуется своего рода плотина, перегораживающая русло, и при резком повышении температуры вода может выйти из берегов, не повлияв на неподвижный ледяной покров. И тогда стоит ждать повтора трагедии почти сорокалетней давности.

В 1969 году Амударья подтопила обе прибрежные территории, уничтожив находившиеся здесь дома и сельхозугодья. Погибли люди. Хорошо помню, как мы отнесли соседям на второй этаж свои самые ценные вещи и документы. Несколько дней тревожного ожидания команды бежать наверх. От Амударьи до Ургенча всего пятнадцать километров. Взбесившаяся река добежала бы минут за тридцать. Но Бог миловал. Теперь же никто не надеется на помощь Всевышнего.

Переправа через замерзшую Амударью. 6 февраля 2008 года
Переправа через замерзшую Амударью. 6 февраля 2008 года. Фото автора

Судя по всему, местная служба спасения не придает сложившейся ситуации особого значения. В январе в Хорезмской области прошли командно-штабные учения под названием «Действия соединений гражданской обороны и других соответствующих служб при разрушениях и пожарах, вызванных землетрясением». А вот водные катаклизмы, надо думать, спасателей не пугают.

В местной прессе заместитель начальника управления ирригационных систем «Карамази-Клычбай» успокаивает читателей: «Тяжелая ситуация 1969 года не повторится. Тогда не было Тюямуюнского водохранилища. Сейчас поступающая по реке вода накапливается в нем».

Далее чиновник уверяет, что имеющийся объем воды еще не критический. Водохранилища могут вместить шесть миллиардов кубометров, а де-факто сейчас накоплено чуть более четырех миллиардов. Предусмотрены и другие меры безопасности: на пути водного вала станут береговые дамбы, сто девятнадцать «шпор» на реке.

Шпора (гидротехнич.) - поперечное регуляционное сооружение, возводимое в русле реки или на морском побережье; одна из разновидностей полузапруды.
А пока по этим шпорам народ перебирается на каракалпакский берег. Официально оба понтонных моста через Амударью не работают. Хотя таксисты уверяют, что в Ханкинском районе они проезжают на противоположную сторону. Но основной, ургенчский мост не функционирует. И теперь с утра и до позднего вечера по льду на Амударье неспешно тянутся людские цепочки. Ранее здесь проезжали и легковые автомобили, однако милиция быстро покончила с опасной водительской инициативой.

Встав на середину реки, видишь торосы. И хотя им далеко до арктических, но становится неуютно. Когда придет большая вода, ледяных навалов прибавится, и они превратятся в ледяную кашу – шугу. А пока береговые линии выдает лишь обрамление кустарника. Больших деревьев, кстати, уже нет: в морозы жители ближайших селений вырубили годную на топливо древесину. От былых тугаев (густые леса на поймах рек, пересекающих пустыни. - Прим. ред.), что с детства в памяти, остались лишь грустные воспоминания.

Торосы на Амударье. 6 февраля 2008 года
Торосы на Амударье. 6 февраля 2008 года. Фото автора

…Народ неспешно продолжает дефиле по скользкому ледяному настилу. На хорезмском берегу скопились машины в ожидании тележки с противоположного берега. А вот и владелец тележки. Морозы, благодаря которым образовалась эта пешеходная переправа, дали 25-летнему Бунъёду возможность заработать.

- Таких тележечников, как я, здесь пока всего трое, а машин с пожитками переходящих реку на обоих берегах скапливается немало, - рассказывает Бунъёд. - Мешок муки на своей тачке перевожу за тысячу сумов ($1=1300 сумов). Вот к обеду наверняка подвезут мешков пятьдесят-шестьдесят. Толкать тележку по льду, конечно, нелегко. Но что делать: другой работы зимой нет, а у меня жена и маленькая дочка.

Переправа через замерзшую Амударью. 6 февраля 2008 года
Переправа через замерзшую Амударью. 6 февраля 2008 года. Фото автора

Останавливаем со своим спутником другого, неторопливо идущего пешехода.

- Иду на свадьбу к родственникам в один из кишлаков Берунийского района Каракалпакстана, который находится на другом берегу Амударьи, - рассказывает двадцатилетний житель Ургенча Рахимбой. - Пешком по льду идти гораздо дешевле, чем ехать. Третий месяц как здесь бездействует понтонный мост, а добираться до другого, что в Ханкинском районе, – значит, делать почти двадцатикилометровый крюк, да и накладно. А тут доехал из Ургенча за полторы тысячи сумов на «Дамасе», на том берегу сяду на такую же машину и за пятьсот сумов доеду до Беруни.

Недалеко от кромки шпоры стоит вереница машин и такси. Их так много, что подъездной путь к шпоре весь раскис от растаявшего под автомобильными шинами снега. С фотоаппаратом я здесь явно лишний: ловлю на себе заинтересованные и временами подозрительные взгляды. Но водители быстро теряют ко мне интерес - я не похож на переодетого милиционера. Тотчас забыв про чужаков, крепкие мужчины выгружают груз.

6 февраля 2008 года
Таксисты возле переправы через Амударью. 6 февраля 2008 года. Фото автора

До наступления тепла осталось немного. Мудрые слова сказал сосед-аксакал: «Выжили в зиму, доживем и до весны». Охотно верится.