22 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Торговля людьми в Узбекистане: борьба с частностями

09.01.2009 15:46 msk, Соб. инф.

Права человека Узбекистан

Торговля людьми в Узбекистане не прекращается, несмотря на ужесточение наказаний и принятие государственной программы противодействия трафику. Общая безработица, низкий уровень жизни, юридическая безграмотность населения, трудовая миграция как основной и часто единственный источник дохода, а также нежелание властей контролировать миграционные потоки - вот причины, по которым торговля людьми еще долго будет оставаться одним из самых доходных бизнесов в Узбекистане.

13 ноября 2008 года Бухарский областной суд вынес приговор семье Негматовых, которая поставляла девушек в бордели Китая. С 2003 года Исматулло Негматов с женой Саидой Нажмуддиновой занимались тем, что нанимали девушек из Бухарской, Навоийской, Наманганской, Хорезмской, Самаркандской и Ташкентской областей Узбекистана якобы на работу в качестве домработниц и официанток в Китае, Объединенных Арабских Эмиратах, Турции и Пакистане. В семейный сутенерский бизнес были вовлечены и дети Негматовых: дочь Нилуфар и сыновья Шохрух и Миршохид.

Следствие доказало тридцать случаев продажи узбекских девушек в секс-рабство. Глава семьи получил шесть лет общего режима, его сын Шохрух – три года, Миршохид – три с половиной. Женщины отделались условными наказаниями: мать семейства получила три года условно, а дочь – два.

В основном в рабство попадают женщины. Большинство случаев торговли людьми, о которых пишут в местной прессе, - это продажа женщин в зарубежные бордели, или, говоря юридическим языком, «торговля людьми в целях их сексуальной эксплуатации». Но много случаев работорговли приходится на поставку сезонных рабочих на стройки или в сельское хозяйство.

Так, в местной прессе писали о случае, когда некий житель города Чирчик Ташкентской области вывез в Казахстан большую группу узбекистанцев, пообещав им ежемесячную зарплату 600-700 долларов. Люди проработали на кирпичном заводе от двух до шести месяцев, однако не получили ни цента: им было сказано, что всю их зарплату забрал посредник.

По данным официальных средств массовой информации Узбекистана, за последние три года жертвами торговли людьми стали свыше 2000 граждан этой центральноазиатской республики. За те же три года, по официальной статистике, правоохранительные органы Узбекистана получили более ста заявлений и жалоб от жертв работорговли. По поданным заявлениям было возбуждено около 700 уголовных дел, триста уголовных дел доведено до суда.

«Бухарский» процесс получил в стране широкую огласку, о суде даже сообщали по местному телевидению. Но публичное осуждение сутенеров – дело в Узбекистане чрезвычайно редкое.

«Публичные суды, которые осуждают торговцев людьми, - это все показуха. На Узбекистан последнее время давит международное сообщество, и власть хочет показать, что они с этой проблемой борются», - считает политолог Ташпулат Юлдашев, ныне живущий в эмиграции.

Правозащитник Абдурахмон Ташанов, председатель общества защиты прав человека «Эзгулик» по Ташкентской области, уверен, что торговля людьми – это результат осуществляемой в Узбекистане политики: «Тотальная бедность, бесправие людей, отсутствие правительственной стратегии по борьбе с этой проблемой приводят к возникновению торговли людьми. Если правительство не начнет осуществлять резкую политическую реформу, объемы торговли людьми будут только увеличиваться, причем в геометрической прогрессии. Но действующая власть не способна на такие кардинальные реформы», - пессимистично считает А.Ташанов.

В том, что именно общая политическая и экономическая ситуация способствуют росту торговли людьми, уверены многие правозащитники и независимые эксперты Узбекистана. Люди попадают в рабство, потому что верят на слово мошенникам, обещающим высокие и стабильные заработки за рубежом.

Председатель Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) Сурат Икрамов так объясняет рост торговли людьми в Узбекистане: «С середины 1990-х годов начался спад экономики Узбекистана, останавливались заводы, фабрики. Количество безработных увеличивалось, и люди были вынуждены уезжать в поисках работы в Казахстан, Россию и другие страны СНГ. С 2000 года об усилении потока трудовых мигрантах в голос заговорили правозащитники, западные и независимые журналисты. К 2008 году количество узбекских гастарбайтеров превысило пять миллионов человек. И понятно, что появились вербовщики, которые обманывали людей, обещая им высокие заработки, а на самом деле торговали людьми. Но власти Узбекистана признали факт торговли людьми только после того, как об этом заговорили международные организации».

Точечные меры

В прошедшем 2008 году власти Узбекистана решили внимательней отнестись к проблеме торговли людьми. Это был год снятия с Узбекистана санкций Евросоюза, которые были введены после андижанских событий 2005 года, и власти Узбекистана решили ужесточить наказание за торговлю людьми – и создать условия для реабилитации жертв.

Был принят Закон «О противодействии торговле людьми» и ратифицирован Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее, дополняющий Конвенцию ООН 2000 года против транснациональной организованной преступности.

Теперь в законе изменена формулировка, что именно считать торговлей людьми: не только «куплю-продажу человека, но и его вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение в целях эксплуатации», - разъясняли СМИ представитель МВД Узбекистана вскоре после принятия закона. Причем если раньше за подобные преступления в качестве наказания предполагались штраф, исправительные работы и арест, то новая редакция закона предусматривает только лишение свободы. К тому же свободы могут лишить не только за торговлю людьми, когда людей похищают или силой вынуждают ехать, но и если человек «идет на продажу» добровольно, будучи полностью зависимым от торговца материально или как-то иначе.

Торговля людьми в Узбекистане приобрела такой масштаб, что 8 июля 2008 года постановлением президента Узбекистана Ислама Каримова был утвержден Национальный план по борьбе против торговли людьми на 2008-2010 годы.

В сентябре был изменен и Уголовный кодекс Узбекистана, который корректировал УК в соответствии с новым законом «О противодействии торговле людьми». Статья 135 Уголовного кодекса – «Вербовка людей для эксплуатации» теперь состоит из трех частей, и наказание предусматривает до 8 лет лишения свободы.

В декабре 2008 года при Министерстве труда и социальной защиты населения Республики Узбекистан был создан Республиканский Реабилитационный Центр по оказанию помощи и защите жертв торговли людьми.

Правозащитник Абдурахмон Ташанов, однако, считает, что принятые меры недостаточны: «В 2008 году Узбекистан вышел из изоляции, в которой оказался после андижанских событий. Правительство Узбекистана провело несколько демонстративных реформ, например, отменило смертную казнь, был принят Хабеас корпус (право требовать у суда подтверждения правомочности ареста с приведением арестованного в суд – ред.), а также правительством была начата борьба с торговлей людьми. Понятно, что цель этих шагов – создать видимость реформ и вернуть утраченный политический авторитет. Но все эти поправки в законодательство, кампании в местных СМИ, рассказывающие о том, как власть борется с торговлей людьми, - это все игры, разыгрываемые для международного сообщества».

Международное сообщество, однако, склонно делать вид, что в самом деле замечает прогресс в противодействии торговле людьми в Узбекистане. В ежегодном докладе Госдепартамента США о торговле людьми говорится, что узбекское правительство «не в полной мере соблюдает минимальные нормы по ликвидации торговли людьми, однако для этого прилагаются немалые усилия». Согласно докладу Госдепа, Узбекистан сообщил об эффективности усилий властей, направленных на борьбу с торговлей людьми, однако многие работорговцы не были приговорены к тюремным срокам. Кроме того, в докладе отмечается, что не каждая форма торговли людьми в Узбекистане уголовно наказуема, к тому же женщины, впервые осужденные за торговлю людьми, вероятнее всего, будут амнистированы, в отличие от мужчин-торговцев. По данным доклада, в январе 2008 года в узбекских тюрьмах, будучи осуждены на сроки от 6 месяцев до трех лет, сидели 66 торговцев людьми.

Аналитикам Госдепа правозащитники рассказывали о причастности многих госслужащих к торговле людьми. Так, чиновники часто за взятки «крышуют» торговцев и помогают им с оформлением «липовых» документов, но имеющихся сведений оказывалось недостаточно для обвинений чиновников в суде.

Известен только один случай, когда узбекский чиновник ушел в отставку из-за подозрения в причастности к работорговле. В марте 2008 года из-за обвинений в причастности к продаже девушек в качестве секс-рабынь лишился своего кресла один из членов нижней палаты парламента.

Ужесточение наказаний не приведет к снижению торговли людьми, считают многие правозащитники. «Думаю, в ближайшее время количество жертв работорговли не уменьшится, потому что финансовая и экономическая ситуация в Узбекистане не улучшается, правительство не увеличивает число рабочих мест, - считает Сурат Икрамов. – А поэтому поток желающих найти средства на жизнь за пределами страны будет только увеличиваться. А значит – и количество людей, попадающих в рабство, будет расти: люди доверчивы и не знают законов. К тому же они понятия не имеют, какие официальные документы им должны предъявлять вербовщики, обещая достойную и хорошо оплачиваемую работу в другой стране».