23 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Туберкулез на зоне

18.02.2014 15:50 msk, Диана Рахманова

Кыргызстан Права человека Криминал Общество

Кыргызстан занимает десятое место в Европейском регионе ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения) по количеству больных туберкулезом (из 53 исследуемых государств). Наиболее уязвимая группа - заключенные. О том, что в пенитенциарной системе Кыргызстана ситуация с туберкулезом серьезная, признают как сами арестанты, так и работники ГСИН (Государственной службы по исполнению наказаний). В 2012 году от туберкулеза скончался 31 человек (из 359 больных), в 2013-м - 25 человек (из 331 заболевших).

Чтобы излечиться от туберкулеза, необходимо пройти долгий курс, как говорят арестанты, каждый день пить множество таблеток и тем самым ощущать себя «как на войне». Однако в то время как одни заключенные лечатся, другие, наоборот, намерено заражают себя. Иногда доходит до того, что заключенные покупают у своих сокамерников мокроту, содержащую туберкулезную палочку.

В Кыргызстане есть две колонии, №27 и №31, в которых содержатся заключенные, больные туберкулезом. Некоторые переведены туда из других мест лишения свободы. Здесь они проходят специальный курс лечения под наблюдением врачей из Международного Комитета Красного Креста (МККК) и организации «Врачи без границ».

Иностранные доноры начали помогать Кыргызстану в 2005 году, в рамках сотрудничества стали создаваться лучшие условия содержания для туберкулезных заключенных. Видимо, поэтому, на фоне переполненных камер и не очень хорошего питания в других колониях, попасть в «больничку» (так называют как тюремную больницу, так и зоны, где заключенные содержатся под присмотром врачей) с ее ослабленным режимом, хорошими кроватями и калорийной едой стало целью для многих здоровых заключенных.

С 2006 года начали фиксировать случаи – как минимум, раз в месяц, – когда заключенные специально заражали себя туберкулезом, пытаясь попасть под наблюдение международных организаций.

Туберкулез в тюрьмах Кыргызстана
На открытии новых палат в колонии N31. Фото © Илья Каримджанов

«Много разных способов использовали заключенные: в руке принесет мокроту, в рот положит. […] У нас даже недавно был такой больной, который сдал чужую мокроту (больного, страдающего более тяжелой формой туберкулеза).  Больной сказал, что нужно было  попасть  в колонию №27,  где условия жизни лучше», - рассказывает «Фергане» представитель МККК Рыскуль Чолушева, которая работает в 27-й и 31-й колониях с туберкулезными больными последние семь лет.

Доноры и сотрудники ГСИН признают, что раньше в пенитенциарной системе были проблемы с контролем заключенных при сдаче анализов на туберкулез, и поэтому большинству арестантов удавалось заразить себя или просто подменить анализы.

Одним из самых громких подобных дел является история Алмазбека Сулайманова по кличке Лемонти, члена ОПГ Камчы Кольбаева. Сулайманова освободили из-под стражи в 2008 году после того, как у него диагностировали якобы последнюю стадию туберкулеза, которая уже неизлечима. Лемонти тут же покинул страну и был вновь задержан только в 2013 году в Карасайском районе Алматинской области Казахстана.

«Первичный рентген-снимок от 7 февраля 2008 года на имя А.Сулайманова, принадлежит совсем другому лицу, так как выявлены существенные отличия в форме и размерах грудной клетки, сердца и межреберных промежутков», – сообщается на официальном сайте ГСИН.

Интересно, что до 2005 года встречались случаи, когда даже зараженные туберкулезом заключенные не хотели, чтобы их регистрировали и переводили в 27 или 31 колонию.

В интервью бывший арестант Владимир (имя изменено по просьбе источника) рассказал, что был вынужден в свое время подкупить надзирателей, чтобы те его не переводили в 31 колонию, несмотря на наличие у него открытой формы заболевания, наиболее опасной для окружающих.

Туберкулез в тюрьмах Кыргызстана
Фото © МККК/Джэнэт Пауэл

«В 2005 году 31 колонию  хотели сделать показательной. Там били новичков. […] Поэтому был страх того, что я не вылечусь. Плюс мое дело находилось в прокуратуре – мне была важна моя амнистия, поэтому я разводил», – рассказывает Владимир.

При этом бывшему заключенному удалось избавиться от туберкулеза, находясь в своей тюрьме, номер которой Владимир называть отказался.

«Меня никуда не перевели, я с 11 таблетками лечился в своей колонии, питание было только мое личное, которое мне привозили родственники», – вспоминает он.

Новый контроль

В последние два года ситуация меняется, теперь лишь один или два раза в год арестанты специально заражают себя туберкулезом. Причин тому несколько.

Заключенный 31-й колонии Роман рассказал «Фергане», что сейчас в целом по стране условия в колониях стали лучше, поэтому желающих заболеть туберкулезом гораздо меньше. «Сейчас заключенные готовы подменивать больную мокроту на здоровую, лишь уехать из больницы», - говорит Роман.

Туберкулез в тюрьмах Кыргызстана
Фото © МККК/Уильям Дэниэлс

Однако, как считает начальник медуправления ГСИН Акылбек Асанов, основной причиной спада намеренных заражений стала улучшенная система контроля. «Сейчас правила другие, достаточно поставить одного контролера, и он уже может все контролировать», - говорит он.

Врач МККК Рыскуль Чолушева  также рассказывает, что сейчас система контроля над заключенными при взятии у них  мокроты на обследование  достаточно хорошая. «Мы обследуем больного несколько раз,  если видим, что эти данные недостоверны. Они говорят: «А у меня была мокрота заразная, я же знаю, у меня обнаружена  ТБ-палочка». А мы отвечаем: «Да, была, но давайте еще раз сдайте мокроту, проведем  рентген-обследование легких». Если результаты хорошие, мы говорим, что они здоровы», - объясняет доктор Чолушева.

Легкость заражения

Несмотря на то, что в последние годы власти Кыргызстана и международные организации активно улучшают пенитенциарную систему, проблема с заболеваемостью туберкулезом до сих пор остается актуальной. Тому виной переполненные камеры и несвоевременная диагностика больных.

Председатель общественного объединения «Комитет по правам заключенных» Динара Муканбаева рассказала «Фергане», что иногда арестанты находятся в одной камере с туберкулезными больными, но ничего об этом не знают.

«Возьмем, к примеру, СИЗО №1, которое «по швам трещит». В камерах на восемь человек сидят от 15 до 20 арестованных.  Они спят по очереди на одной койке, а в камерах могут быть и сердечники, и туберкулезники, все вместе», – говорит Муканбаева.

По ее словам, сейчас большая часть заключенных и находящихся под стражей заражается туберкулезом после пребывания в бишкекском СИЗО №1.

По данным правозащитников, в Кыргызстане во многих тюрьмах продолжают отсутствовать элементарные условия, что также влияет на быстрое развитие и распространения болезней. Председатель Комитета считает, что в пенитенциарной системе отсутствует своевременное диагностирование болезней у арестантов. Она приводит в пример случай, когда переведенный в 27-ю колонию больной умер спустя три дня. Вскрытие показало поражение обоих легких.

«Тут возникает вопрос. Заключенный отбывал наказание в третьей колонии, почему его не диагностировали, почему его не обследовали раньше?» – возмущается Муканбаева.

Кроме того, эксперты указывают на отсутствие отдельных комнат для больных туберкулезом во всех тюрьмах страны, а также на отсутствие условно-досрочного освобождения для людей с тяжелыми неизлечимыми заболеваниями.

Туберкулез в тюрьмах Кыргызстана
Фото © МККК/Уильям Дэниэлс

Врачей не хватает

Начальник медуправления ГСИН Акылбек Асанов заявляет, что подобные проблемы связаны с нехваткой врачей: на данный момент в системе ГСИН занято около 300 медработников, что составляет только 60 процентов от требуемого количества. Асанов связывает это с низкой заработной платой.

Однако координатор правовой программы Общественного фонда «Голос Свободы» Асель Койлубаева считает недопустимым ссылаться на низкую зарплату. В качестве примера она рассказала «Фергане» о поездке по обмену опытом в женскую колонию Польши. В 2011 году зарплата рядовых сотрудников колонии составляла около 150 долларов, и это практически соответствует окладу медработника в Кыргызстане - около 8 тысяч сомов. «Но условия содержания у них лучше и соответствуют минимальным международным стандартам», - говорит эксперт.

Материал подготовлен при финансовой поддержке SCOOP

Диана Рахманова

Международное информационное агентство «Фергана»