19 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Уральские социологи составили портрет таджикского мигранта и выявили основные проблемы гастарбайтеров

17.10.2009 01:06 msk, Алексей Старостин

Миграция  Россия

Фотографии © Алексей Старостин, Георгий Щуголь

13 октября в Екатеринбурге состоялся Круглый стол, на котором были представлены результаты масштабного исследования «Общественный мониторинг и анализ процессов трудовой миграции из Республики Таджикистан в Свердловскую область». Исследование было проведено сотрудниками кафедры прикладной социологии Уральского государственного университета имени А.М.Горького и Института философии и права Уральского отделения Российской Академии наук в рамках проекта «Общество и мигранты: от адекватной информации к разумному сосуществованию». Данный проект был разработан некоммерческим партнерством (НП) «Межнациональный информационный центр» (Свердловская область) и Институтом «Открытое Общество» - Таджикистан и направлен на объединение усилий организаций всех уровней Среднего Урала и Таджикистана не только для создания объективного образа трудового мигранта, но и для наиболее эффективного информационно-правового сопровождения процесса трудовой миграции. Партнерами этого проекта стали миграционная служба МВД Таджикистана и аппарат Уполномоченного по правам человека Свердловской области.

Исследование, проведенное уральскими учеными с ноября 2008 по март 2009 года, включало в себя социологический опрос мигрантов из Таджикистана, мониторинг СМИ по освещению миграционной проблематики, анализ миграционного законодательства, нарушений прав мигрантов и правоприменительной практики, а также выработку рекомендаций на основе анализа результатов исследования.

Мигранты Екатеринбурга
Мигранты Екатеринбурга. Фото © Георгия Щуголя

Результаты исследования вызвали широкий общественный интерес, поэтому на Круглый стол пришли представители дипломатических ведомств и диаспор центральноазиатских государств, сотрудники госорганов Свердловской области и Таджикистана, контролирующих миграционную ситуацию, представители организаций-посредников, занимающихся оформлением разрешительных документов для мигрантов, представители общественных организаций и СМИ.

Как отметила в беседе с корреспондентом «Ферганы.Ру» член правления Института «Открытое общество»-Таджикистан Алла Куватова, это первое подобное исследование в России. «Мы рассматриваем данный проект как пилотный в деле глубинного изучения проблем, связанных с трудовой миграцией из Таджикистана в Россию. Это исследование проведено довольно широко и глубоко: оно дает представление о том, какой статус имеют наши мигранты здесь, с какими проблемами они сталкиваются и какие взаимоотношения у них складываются с различными государственными и общественными структурами, включая диаспоры», - подчеркнула Алла Куватова.

Социологический портрет таджикского мигранта

Результаты социологического опроса, охватившего более 300 респондентов, представили социологи Михаил Вандышев и Наталья Веселкова. В соответствии с данными соцопроса, средний возраст приезжающих на Урал таджиков составляет 32 года. Каждый второй (50 процентов) из числа опрошенных приехал из различных городов Таджикистана, каждый третий - из сельской местности (36 процентов) и примерно каждый десятый - из Душанбе. 57 процентов жителей Таджикистана приехали в Екатеринбург одни, 24 процента – с родственниками, 17 процентов – со знакомыми. Чаще всего мигранты берут с собой в Россию братьев и сестер, реже – супругов и детей, в исключительных случаях – родителей или дядю. Почти половина мигрантов приехали к родственникам (48 процентов), таких больше всего среди женщин. 30 процентов опрошенных приехали к знакомым, и 19 процентов не рассчитывали ни на кого, приехали сами по себе.

Мигранты Екатеринбурга. Фото © Георгия Щуголя
Мигранты Екатеринбурга. Фото © Георгия Щуголя

Приезжая в Россию, три четверти опрошенных (78 процентов) рассчитывали, по их словам, на помощь «своих» - родственников (48 процентов) и знакомых (30 процентов). Местных жителей (не таджиков) в качестве возможного источника поддержки назвали около 3 процентов (8 человек). «Диаспора» и «официальные лица» были названы всего по одному разу. Каждый пятый (19 процентов) ответил «ни к кому». Эти данные очень показательны и указывают на слабую деятельность таджикских диаспор в Свердловской области. Для подавляющего большинства опрошенных таджикские диаспоры и общины остаются чем-то далеким и недоступным: «Знаю, что есть, но не знаю где, по телевизору вижу», - дважды была зафиксирована удивленная реакция респондентов на вопрос об общине: помощи «не получал, разве есть такие [общины]?» 84 процента опрошенных (85 процентов мужчин, 79 процентов женщин) указали, что у них нет отношений с «активистами» таджикской диаспоры, общины. Около двух третей критических формулировок характеризует диаспоры как корыстные и даже криминальные организации: «все что они делают,- в корыстных целях», «не брать взятки», «не вымогать деньги с иммигрантов», «поменьше вымогательств и притеснений своих соотечественников», «покажите мне одного таджика, которому помогла бы диаспора, [они ищут] только свою выгоду», «убрать вымогателей и криминал из общества», «бандиты», «устранить коррупцию и вымогательства совета директоров» и так далее. Исследователи предполагают, что либо диаспоральные связи основываются на родственных связях, либо родственные связи внутри диаспоры более эффективны в плане оказания помощи.

Мигранты Екатеринбурга
Мигранты Екатеринбурга. Фото © Георгия Щуголя

Анализируя структуру занятости мигрантов, исследователи приходят к выводу, что ядром мигрантов из Таджикистана, безусловно, являются работники без квалификации или же обладающие низкой профессиональной квалификацией (разнорабочие, мойщицы посуды и проч.). Вместе с тем достаточная доля (около пятой части) мигрантов заняты в торговых структурах, в том числе в магазинах, на рынках и так далее. Как удалось установить, 35 процентов граждан Таджикистана трудятся разнорабочими, 17 процентов – продавцами, 15 процентов – строителями, 8 процентов – предпринимателями (продают фрукты), 6 процентов – водителями. Должности квалифицированных специалистов занимают только 11 процентов мигрантов. Каждый пятый мигрант работает на складе, овощебазе, на стройке или в торговом предприятии, каждый десятый – на транспорте.

Анализ бытового положения мигрантов также дал ожидаемые результаты: подавляющее большинство гастарбайтеров из Таджикистана живут на арендуемой площади. Так, 93 процента опрошенных снимают квартиру, комнату и сами платят за аренду, 3 процента указали на «служебное» помещение, предназначенное для жилья, но они за него не платят, 1,3 процента - служебное помещение, не предназначенное для жилья, и они за него не платят (это могут быть гаражи, строительные площадки и проч.). Средняя стоимость аренды – 6,1 тысячи рублей, что существенно ниже рыночной стоимости, если иметь в виду аренду комнаты и квартиры. Однако очевидно, что мигранты чаще всего арендуют жилье группами, и этом случае можно смело утверждать, что таджикистанцы, работающие в Екатеринбурге, платят меньше рыночной стоимости, что указывает на низкое качество жилья, и низкое, в целом, качество жизни.

«Наркоторговцы» VS «фашисты»

Таджикские мигранты живут довольно замкнуто и обособленно, не стремясь лишний раз выходить на контакт с местными жителями и государственными органами. Так, согласно данным исследования, 55 процентов граждан Таджикистана в Свердловской области никогда не вступали в «отношения» с Управлением федеральной миграционной службы, 64 процента – с учреждениями здравоохранения, 84 процента – с органами образования. Еще 42 процента по понятным причинам стараются избегать общения с правоохранительными органами, однако самые большие сложности у мигрантов возникают именно с ними. 33 процента опрошенных таджиков оценили взаимоотношения с милицией как «плохие». Самой главной проблемой опрошенные назвали вымогательство и рэкет со стороны милиции и ДПС, прежде всего – сержантов (28 процентов). По мнению опрошенных, офицеры общаются с мигрантами более уважительно. О не соблюдении сотрудниками правоохранительных органов законодательства во взаимоотношениях с мигрантами заявили 18 процентов опрошенных, примерно столько же (16 процентов) сообщили о том, что сотрудники патрульно-постовой и дорожно-постовой служб (ППС и ДПС) предвзято относятся к таджикам. Многие мигранты напрямую назвали их «нацистами» и «фашистами». Из данных исследования следует, что именно сотрудники милиции лидируют и по частоте оскорблений в адрес мигрантов. Так, 12 процентов милиционеров называют граждан Таджикистана «наркоторговцами».

Мигранты Екатеринбурга
Мигранты Екатеринбурга. Фото © Георгия Щуголя

Что касается местного населения, то в 44 процентах случаев уральцы обращаются к трудовым мигрантам оскорбительно: «понаехали», «чурки», «Джамшут», «хачики», «нерусская рожа», «чернота» и пр. Нейтрально обращаются к таджикам только 32 процента свердловчан: «азиаты», «земляк», «иностранец», «иммигранты», «гастарбайтер» и так далее. И только в 7 процентах случаев – уважительно, то есть по имени.

Адекватному общению с местным населением мешает и недостаточное знание мигрантами русского языка. По результатам опроса, свободно владеют русским языком 16 процентов, «владеют средне» - 65 процентов, а 18 процентов оценивают свое владение русским языком как «слабое». Весьма показательно, что большинство участников исследования оценивают уровень владения русским языком как недостаточный: на это указали две трети респондентов, и только каждый третий считает свой русский достаточным (35 процентов).

Каждый пятый остается в России

Зато общение с далекой родиной проходит весьма интенсивно. 92 процента таджиков постоянно посылают деньги на родину. Суммы варьируются от одной до 35 тысяч рублей, средний перевод - 6354 рубля. Чаще всего (58 процентов) называли сумму в 5 тысяч рублей. Основной способ общения трудовых мигрантов из Таджикистана в Екатеринбурге с родственниками, оставшимися на родине, - телефонные звонки (их совершают 99 процентов опрошенных). Общаются при помощи Интернета (электронная почта, ICQ) четыре человека – двое мужчин и две женщины. Каждый год подавляющее большинство мигрантов возвращаются на родину (69 процентов), 6 процентов делают это еще чаще. Но 19 процентов ни разу не были в Таджикистане со времени своего прибытия в Россию – можно сказать, что почти каждый пятый таджик уже не возвращается домой. Каждый третий опрошенный собирается постоянно жить в России, каждый второй – планирует вернуться обратно, если ситуация в Таджикистане улучшится. Однако еще 15 процентов не смогли определиться с ответом о своей дальнейшей судьбе.

Подводя итоги исследования, авторы приходят к следующим выводам. «Повседневная жизнь трудового мигранта из Таджикистана выглядит, судя по результатам исследования, так: работа с половинным доходом на себя, обмен информацией в своей этнической среде - рабочем коллективе, дефицит заботы, негативно окрашенные контакты по дороге домой, съемное жилье низкого качества, СМИ, контакты по телефону с родными и близкими, оставшимися на Родине, низкая степень влияния на ситуацию: необходимость соблюдать навязанные правила (официальные оформления и пр.)… Группа трудовых мигрантов отличается высокой степенью изолированности, отсутствием возможности и желания активно взаимодействовать с местным сообществом. Также существенной характеристикой таджикистанцев-трудовых мигрантов является высокая степень гомогенности группы – внутри группы практически нет классифицирующих признаков, корреляционные связи крайне слабые – все таджикистанцы-мигранты похожи друг на друга».

Диаспоры и посредники

«Фергана.Ру» попросила прокомментировать результаты опроса авторов проекта, сотрудников НП «Межнациональный информационный центр» (МИЦ).

«Этот опрос проводил активист нашей организации Алишер Мухамадиев, к сожалению, недавно трагически погибший, - поясняет директор МИЦ Амирхамза Кассиров. – Он был носителем таджикского языка, проводил опрос на родном для мигрантов языке, поэтому люди охотно давали интервью и рассказывали о своих проблемах. Исследования проводились в местах компактного пребывания мигрантов: на рынках, овощных базах, стройках, в аэропорту и на вокзале, что делает результаты исследования довольно достоверными, хотя оно носит предварительный, разведывательный характер. Это некий срез проблем, которые есть у таджикских трудовых мигрантов: легализация, аренда жилья, трудоустройство, невыплаты зарплат».

«Но особенно нас поразила слабая поддержка диаспорами и официальными учреждениями Таджикистана своих земляков, - говорит исполнительный директор МИЦ Нурзида Бенсгиер. - Мы не думали, что настолько все печально. Понятно, что Консульство Таджикистана на момент проведения опроса только открывалось, полноценная работа еще не началась. Но таджикские общественные организации существуют давно! В ходе опроса некоторые респонденты говорили, что с них берут членские взносы - и не помогают, другие говорили, что вообще не знают об этих организациях, а третьи сетовали на то, что диаспоры занимаются пиаром в СМИ, хотя никакой реальной работы не ведут и помощи не оказывают».

Амирхамза Кассиров
Амирхамза Кассиров

Есть и еще одна острая проблема, которую также отметили респонденты – это деятельность организаций-посредников, занимающихся легализацией мигрантов. Нурзида Бенсгиер входит в общественный совет при УФМС по Свердловской области и поясняет, что уже год идет дискуссия о том, чтобы каким-то образом упорядочить рынок посреднических услуг. «На повестке дня стоит вопрос, чтобы лицензировать деятельность фирм-посредников, но поскольку это противоречит законодательству, то нет возможности на региональном уровне проявить какую-либо инициативу. На сегодня в Екатеринбурге предлагают контролировать рынок посреднических услуг либо под видом саморегулируемой организации, либо под видом некоммерческого партнерства. Но ни одно, ни другое не облегчит участь мигранта, так как оба варианта предполагают монополизацию рынка, ценовой сговор и ужесточение и без того жестких порядков получения документов. Порядок, безусловно, надо наводить, но не такими кустарными методами. Сейчас в связи с кризисом и оттоком мигрантов хотя бы ужесточилась конкуренция между посредниками, у мигрантов появился выбор, куда пойти, - хоть напрямую в УФМС», - говорят сотрудники МИЦ.

К тому же, по словам Амирхамзы Касирова, среди организаций-посредников есть довольно много недобросовестных и нечестных фирм, которые оформляют фальшивые прописки и документы, выдают «левые» квитанции и миграционные карты, и тем самым усугубляют положение мигрантов. «К сожалению, и бизнесмены, и чиновники считают, что на мигранте грех не заработать!», - добавляет директор МИЦ.

Солидарна со своими екатеринбургскими коллегами и член правления Института «Открытое общество» - Таджикистан Алла Куватова. В интервью «Фергане.Ру» она высказала обеспокоенность слабой активностью таджикских диаспор. «Когда я сюда приехала, то меня познакомили с представителями разных земляческих общин, - говорит Алла Куватова, - из Курган-Тюбе, Памира, Душанбе. Даже в Екатеринбурге Таджикистан представлен общинами из разных регионов, а выясняется, что наши трудовые мигранты к ним за помощью не обращаются. Диаспоры и консульство должны взять результаты исследования на заметку и активней помогать своим землякам».

Участники круглого стола
Участники круглого стола

Говоря о принятии в Таджикистане нового закона «О государственном языке», А.Куватова заметила: «Данные опроса показывают, что мигранты и так плохо знают русский язык, а сейчас они будут знать его еще хуже. Я сама была свидетелем, как в России над таджиками, плохо говорящими по-русски, издеваются сотрудники таможни и других служб. Я разговаривала с рядом депутатов по этому поводу, советовала им принять еще один Закон «О языках, действующих в Республике Таджикистан», так как о русском как о языке межнационального общения сказано в Конституции республики. Депутаты-коммунисты полагают, что новый закон вызовет очередной отток русскоязычного населения из Таджикистана. Россия тоже должна занять активную позицию в этом вопросе, расширять деятельность и программы Фонда «Русский мир», пропагандировать русский язык. Хорошо было бы организовать школы для потенциальных мигрантов, где бы знакомили с российскими законами, культурой, а российским правозащитным организациям и диаспорам нужно устраивать подобные занятия здесь».

Проблема миграции в зеркале СМИ

Еще один пласт проблем подняла другая часть исследования – мониторинг освещения миграционной темы в региональных СМИ Свердловской области. Эксперт проекта, профессор кафедры социально-политических наук УрГУ Марианна Фадеичева рассказала участникам круглого стола, что на основе обобщения данных, собранных за четыре месяца, были выявлены основные тенденции, способы и стиль подачи материалов по теме миграции региональными масс-медиа, что позволило оценить, какое влияние оказывают СМИ на отношение местного населения к иностранцам.

Марианна Фадеичева
Марианна Фадеичева

По словам исследователя, СМИ отражают реальное положение дел в сфере миграции, и объективно и, в основном, политкорректно представляют современные тренды в сфере миграционной политики и сам ход миграционных процессов. Но делается это не систематически, в недостаточном количестве. Освещение проблематики носит реактивный характер, преобладают материалы с нейтрально-негативной коннотацией (подразумеваемым подтекстом). Материалов с позитивной коннотацией всего 4,7 процента, и связаны они преимущественно с культурными событиями. Негативное отношение к таджикам однозначно связано с упоминаниями их в связи с проблемой наркотиков, что формирует негативный ассоциативный ряд: «мужчина-таджик-мигрант-иностранец-гастарбайтер-наркоторговец». Именно тема наркотиков занимает ведущее место в освещении проблемы миграции.

Доклад Марианны Фадеичевой вызвал жаркую дискуссию, в которой многие представители государственных структур обвинили СМИ в некомпетентности и предвзятом отношении к теме, в любви к «жареным фактам». Представители ГУВД вспомнили об одной пресс-конференции, на которой они привели статистику о незначительном количестве преступлений, совершаемых мигрантами, после этого в информагентствах вышли статьи с заголовками «Растет число преступлений, совершаемых мигрантами». Марианна Фадеичева ответила на это, что необходимо создавать как можно больше позитивных информационных поводов и культурных мероприятий, которые бы формировали позитивный образ мигрантов и стран, откуда они прибывают. В этой связи примечательно, что саммит ШОС, проходивший в Екатеринбурге в июне 2009 года, и масса мероприятий, связанных с культурой стран Центральной Азии, никак не изменили общей картины и отношения журналистов к теме миграции.

Рекомендации по защите прав мигрантов

С заключительным докладом «Правовое положение иностранных граждан, прибывших из Республики Таджикистан в Российскую Федерацию (Свердловская область), с целью осуществления трудовой деятельности (исследование права и правоприменительной практики)» выступила заместитель директора МИЦ Юлия Грехнева. Она проанализировала действующее миграционное законодательство и правоприменительную практику, многочисленные нарушения работодателями трудовых прав мигрантов и сформулировала ряд рекомендаций для органов государственной власти. По мнению эксперта, необходимо разработать и принять Государственную концепцию миграционной политики России, что позволило бы создать условия для поступательного, планомерного регулирования миграционных потоков и стабилизации миграционной ситуации в целом.

Кроме того, необходимо дополнить Раздел XII российского Трудового кодекса «Особенности регулирования труда отдельных категорий граждан» главой «Особенности регулирования труда иностранных работников», где были бы обобщены нормативные положения, связанные с привлечением иностранных работников, а также прописаны особые требования, которые предъявляются к работодателям и непосредственно к самим работникам.

Министерству здравоохранения и социального развития России необходимо разработать типовую форму трудового договора с иностранным работником. Нужно принять меры по созданию цивилизованного рынка посреднических услуг, в том числе за счет создания профессионального объединения организаций и индивидуальных предпринимателей, оказывающих мигрантам услуги по регистрации, получению разрешительных документов и трудоустройству. Кроме того, по мнению Юлии Грехневой, необходимо совместно с ФМС и МВД России через СМИ обнародовать случаи выявленных правонарушений, совершенных сотрудниками указанных ведомств, с целью профилактики коррупции и искоренения в общественном сознании представления о безнаказанности любых действий «правонарушителей в погонах».

Насущной мерой представляется создание Центров легализации для лиц, не получивших своевременно законного статуса в России либо утративших его, деятельность которых осуществлялась бы в неразрывной связи с государственными органами, уполномоченными принимать решения в сфере миграции и дипломатическими миссиями. В этих Центрах можно наладить оказание правовой помощи мигрантам, устроить курсы по обучению русскому языку. Центры могли бы отправлять мигрантов на общественные работы, за которые люди получали бы деньги, достаточные для оплаты расходов и возвращения на родину. Необходимо информировать работодателей, привлекающих иностранных работников, об их обязанностях, в том числе о медицинском и социальном обеспечении. Информировать мигрантов о необходимости легализации, разрабатывать и распространять печатные материалы на их родном языке, организовывать лекции перед поездкой в Россию. Необходимо объяснять людям, что закон защищает в равной степени иностранцев и граждан, и трудовое законодательство защищает в первую очередь интересы работников – вне зависимости от гражданства. Кроме того, нужно распространять информацию о случаях успешной защиты прав мигрантов в законном порядке, в том числе в судебном.

Мигранты Екатеринбурга
Мигранты Екатеринбурга. Фото © Георгия Щуголя

Круглый стол и презентация результатов исследования выявили целый пласт проблем, который теперь предстоит решать органам государственной власти Свердловской области и Таджикистана. По мнению Аллы Куватовой, данные исследования дают властям Таджикистана исчерпывающую информацию и реальный инструмент для решения проблем своих граждан. В ноябре результаты исследования презентуют в Душанбе. Материалы будут переведены на таджикский и английский языки. Как отметила в своем выступлении Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова, слабая защита трудовых прав людей в Свердловской области существует, но она в равной степени касается и коренного населения. «А в целом, - заявила Т.Мерзлякова, - положение мигрантов за последние годы явно улучшилось».

Миграционные проекты МИЦ

Это не первый проект в области миграции из Центральной Азии, который реализует «Межнациональный информационный центр». Как рассказали «Фергане.Ру» сотрудники МИЦ, некоммерческое партнерство создавалось в 2004 году как культурно-просветительская организация, чья деятельность направлена на сохранение и развитие этнокультурного многообразия народов, проживающих в России и на Урале, распространение принципов толерантности, формирование институтов гражданского общества и осуществление информационного культурного обмена между гражданами различных национальностей. Но уже вскоре миграция и защита прав мигрантов, ставшая логическим продолжением темы толерантности, стала одним из приоритетных направлений работы МИЦ.

Как рассказала Нурзида Бенсгиер, первый проект в этой области был реализован в 2005 году. Партнерами выступили Международная организация по миграции и УВД Свердловской области. За время реализации проекта «Информационная кампания по предотвращению нелегальной миграции в Свердловской области» была организована «горячая линия» для консультирования нелегальных мигрантов, выпущены листовки с призывами к легализации и с номерами телефона «горячей линии», подготовлены социальные видео- и аудиоролики, которые транслировались по местным каналам. Тема миграции стала предметом общественного обсуждения, об этом делали материалы на телевидении и на радио. В ходе проекта проходили круглые столы и семинары. «Проект дал очень хорошие результаты, - вспоминает Нурзида Бенсгиер. - Действительно, многие мигранты тогда вышли из тени, процент зарегистрированных мигрантов существенно повысился».

Нурзида Бенсгиер
Нурзида Бенсгиер

Следующим подобным проектом стало издание в 2007 году «Памятки иностранного гражданина в России». Партнерами МИЦ выступили аппарат Уполномоченного по правам человека Свердловской области и Управление федеральной миграционной службы (УФМС) по Свердловской области. В брошюре собрана информация о необходимых документах для пересечения границы, о получении разрешения на работу, о правах и обязанностях мигранта. Также указаны контакты УФМС в Екатеринбурге, Уполномоченного по правам человека и других организаций, связанных с мигрантами. «Сегодня книга выдержала уже пять изданий, - поясняет Юлия Грехнева. - Первый тираж был десять тысяч экземпляров. Сегодня я затрудняюсь назвать суммарный тираж, потому что многие центральноазиатские организации ее перепечатали». «Мигранты говорят, что это очень полезная книга, - вступает в разговор Амирхамза Кассиров. - Они вкладывают эту книжку в свой паспорт и, увидев ее при проверке документов, сотрудники таможни, милиции и других органов меньше придираются к мигрантам. Эта книга повлияла на рост правосознания мигрантов».

Культурным проектом МИЦ стала серия фотографий «Лица миграции», сделанная профессиональными фотографами Екатеринбурга на рынках и стройках города. (Фотографии Георгия Щуголя, снятые в рамках проекта, иллюстрируют и этот материал – ред.)

Еще одним проектом МИЦ стало изучение опыта екатеринбургских педагогов по социокультурной адаптации детей мигрантов в школах города. «Задача заключалась в том, чтобы выявить основные проблемы обучения детей-мигрантов и разрешить их в рамках процесса обучения, - говорит Нурзида Бенсгиер. - Определить ребенка-мигранта гораздо сложнее, чем взрослого, хотя на них и заполняется миграционная карта. Но школы не ориентируются на этот показатель, в них учатся и дети натурализовавшихся мигрантов. Но и те, и другие испытывают одни и те же проблемы. Изучение ситуации показало, что присутствие детей мигрантов в школах Екатеринбурга очень ощутимо и зависит от района: в Железнодорожном и Орджоникидзевском районах их особенно много, есть даже школы, где подавляющее большинство учащихся – представители некоренного населения». В результате был проведен большой семинар для учителей Екатеринбурга с участием британского эксперта, который поделился опытом Великобритании в деле адаптации мигрантов в школах. По итогам проекта была издана книга «Толерантность в образовании: опыт России и Великобритании», где был обобщен двусторонний опыт в этой сфере. Книга стала бестселлером в педагогической среде и быстро разошлась среди учителей.

Памятка иностранного гражданина в России
Памятка иностранного гражданина в России

Наконец, в 2008 году при поддержке посольства США в Москве был реализован проект «Общественная кампания по развитию легальной миграции». В его рамках также работал телефон «горячей линии» для мигрантов, проводились исследования миграционной ситуации. «Мы старались убедить общественность и власть в том, что проблему надо решать, - говорит Нурзида Бенсгиер. - Необходимо информировать мигрантов об их правах, сообщать о случаях нарушений прав мигрантов. В этом проекте мы создали систему «общинных координаторов» - к мигрантам ходим не мы сами, а их соотечественники-волонтеры, которые работали с мигрантами и при оформлении документов, и в распространении «памятки мигранта», призывая их легализоваться».

Хотя «Межнациональный информационный центр» - не правозащитная организация, но, пожалуй, это одна из немногих неправительственных организаций на Урале, которая оказывает мигрантам реальную помощь. Прежде всего, информационную. Своей деятельностью МИЦ обращает внимание широкой общественности и СМИ на проблемы рядовых мигрантов и на важность их решения. А проводимые МИЦ научные исследования выявляют наиболее проблемные участки миграционной ситуации в регионе, которые должны решать российские власти.

Алексей Старостин