23 Август 2019



Новости Центральной Азии

Потепление отношений Туркмении и Азербайджана сулит Европе альтернативный газ

18.05.2008 12:13 msk, Абдужалил Абдурасулов

Центральная азия Экономика

Каспийское море. Фото из космоса

В понедельник, 19 мая, президент Туркменистана Гурбангули Бердымухаммедов прибывает с официальным визитом в столицу Азербайджана. Эта встреча откроет новую стадию в отношениях двух стран, которые долгие годы находились в дипломатической конфронтации. Реальное политическое и экономическое сближение Ашхабада и Баку может иметь для многих стран далеко идущие последствия.

Многие эксперты считают, что центральным вопросом встречи лидеров будут энергоресурсы. В частности, ожидается обсуждение вопроса по статусу и раздела Каспийского моря и строительство Транскаспийского газопровода для транспортировки туркменского газа по дну Каспия на Кавказ и далее в Европу через газопровод Баку-Тбилиси-Эрзрум (БТЭ).

Особенно пристально станет следить за предстоящей встречей Европа. В случае успеха переговоров, у Старого Света возродится надежда на строительство проекта «Набукко» («Nabucco»), который должен диверсифицировать источники снабжения энергией ЕС. Напомним, страны Евросоюза активно продвигают энерготранспортные проекты в обход России, дабы уменьшить зависимость от последней. Так, проект «Набукко» в свое время был включен в четверку самых значимых энергопроектов Европы.

Согласно этому проекту, центральноазиатский газ, прокачанный в Турцию через Каспий и БТЭ, должен затем поступать в трубопровод «Набукко» и направляться в Европу. Однако в последнее время позиции Набукко сильно пошатнулись. Из проекта вышла французская компания Gaz de France, пришедшая к выводу о нерентабельности нового газопровода.

В мае 2008 года Россия и Греция подписали соглашение о строительстве газопровода «Южный поток». Проект предусматривает строительство газопровода через Черное море, от компрессорной станции «Береговая» в Краснодарском крае до болгарской Варны. Затем газопровод планируется продолжить по суше в двух направлениях – до юга Италии, а также в центр Европы. Пропускная способность трубопровода рассчитана на 30 миллиардов кубометров газа ежегодно. Строительство газопровода может начаться в 2008 или 2009 году, а поставки газа по «Южному потоку» – в 2013 году. В настоящее время Греция, наряду с Россией и Болгарией, также принимает участие в строительстве нефтепровода «Бургас – Александруполис», который рассчитан на транспортировку нефти в обход пролива Босфор. У каждого из этих российских проектов есть конкуренты: в 2007 году в Турции началось строительство нефтепровода Самсун – Джейхан, по которому нефть также будет поставляться в Европу в обход Босфора. «Южный поток» же станет альтернативой проекту «Набукко». Со своей стороны, Туркмения рассматривает и другой вариант, альтернативный как транзиту своего газа через Россию, так и «Набукко», – проект «Белый поток», который, как предполагается, соединит страны Центральной Азии с государствами ЕС через Черное море и Украину.
В гонке за контролем над энергоресурсами Россия предложила новый проект - «Южный поток». В конце 2007 и начале 2008 годов этот проект переманил у своего конкурента «Набукко» трех из пяти членов консорциума – Австрию, Венгрию и Болгарию. В связи с тем, что надежды на туркменский или на иранский газ стремительно падали, эти страны переметнулись к другому проекту, который обещает поставку углеводородов значительно раньше.

Но если переговоры Бердымухаммедова и Алиева покажут прогресс в развитии их отношений, то у Европы снова появится надежда, что «Набукко» не окончательно потерян.

Ведь до сих пор строительству Транскаспийского трубопровода мешали, наряду с прочими проблемами, холодные отношения между Азербайджаном и Туркменистаном. Последний раз лидер Туркменистана (тогда еще Сапармурат Ниязов) посещал Баку двенадцать (!) лет назад. Основной причиной такой изоляции в свое время послужил конфликт вокруг спорного месторождения «Сердар» (по-азербайджански – «Кяпаз»). Туркмения к тому же не соглашалась с позицией Азербайджана, России и Казахстана по разделу Каспийского моря.

Несговорчивый характер Туркменбаши также сыграл свою роль в охлаждении отношений. Так, 22 января 1997 года в интервью "Financial Times" Туркменбаши заявил о правах Туркмении на азербайджанские нефтегазоносные месторождения на Каспии - «Кяпаз» и группу месторождений «Азери-Чираг-Гюнешли». Летом 2001 года Ашхабад отозвал своего посла из Баку. В апреле 2002 года во время саммита президентов пяти прикаспийских государств Сапармурад Низязов заявил действовавшему тогда президенту Азербайджана Гейдару Алиеву, что его выступление «пахнет кровью на Каспии».

Однако с приходом во власть Г.Бердымухамедова отношения двух стран заметно улучшаются. В январе этого года Ашхабат и Баку решили проблему долга Азербайджана за поставки туркменского газа в начале 1990-х годов. Была прервана дипломатическая изоляция двух стран: и посольство Туркмении вновь открылось в Баку.

В преддверии визита Бердымухаммедова, министр промышленности и энергетики Азербайджана Натик Алиев обозначил прогресс в решении споров двух стран. «Прежде всего мы должны определить срединную линию [Каспийского моря] на основе принятых международных норм», – заявил он во время встречи с журналистами. «Если она будет определена, сможем принять решение и по спорным месторождениям».

В новой внешнеполитической стратегии Туркменистана на 2008-2012 гг. «развитие партнерства с соседними странами», в том числе, и с Азербайджаном, также является приоритетным. Это не удивительно, так как новое руководство страны реализует активную политику «многовариантности вывода энергоносителей Туркменистана на мировые рынки».

Предварительная стоимость строительства газопровода по дну Каспийского моря из Туркменистана в Азербайджан (при нынешних ценах на услуги и материалы) может составить около $12 млрд. Потенциальная пропускная способность - до 22 млрд. кубических метров газа в год. Как отмечают эксперты, технические условия прокладки этого трубопровода более выгодны, чем прокладки трубопровода «Голубой поток» (из России в Турцию по дну Черного моря). Это объясняется меньшими глубинами на Каспии и более благоприятной природной средой по сравнению с Черным морем.
Авторитетные эксперты сомневаются, что у Туркменистана имеется достаточно ресурсов для участия в большом количестве «многовариантных» транспортных проектов. Дело в том, что независимый аудит газовых запасов Туркмении до сих пор не проведен. Две иностранные компании провели собственный аудит несколько лет назад, однако их результаты так и не были опубликованы.

Тем не менее, власти страны утверждают, что газа хватит на все направления. Недавно на нефтегазовой выставке в Лондоне туркменская делегация заявила, что газовые резервы составляют 24.6 триллионов кубометров. Однако другие источники называют гораздо более скромную цифру. Так, по данным компании «Бритиш Петролеум», страна обладает запасами лишь в 2.9 триллионов кубометров газа.

Однако, главная проблема Туркмении на сегодня – это не нехватка газовых запасов, а нехватка инвестиций. В стране нет достаточного капитала для разведки новых месторождений и добычи газа в том объеме, который необходим для обеспечения достигнутых договоренностей по поставкам.

Власти страны всеми силами пытаются привлечь в энергосектор иностранные инвестиции. Туркменистан старается показать потенциальным инвесторам, что готов играть открыто. Значительным толчком для интереса со стороны зарубежного капитала может стать аудит запасов газа в этой среднеазиатской стране, который будет проводить британская Gaffney Cline Associates. На первом этапе предусматривается проведение аудита на крупнейшем газовом месторождении Южный Иолотань-Осман. Запасы этого месторождения, по мнению туркменских специалистов, превосходят размеры углеводородных залежей всех разрабатываемых ныне в стране месторождений и позволяют включить его в четверку самых крупных в мире.

Абдужалил Абдурасулов - независимый аналитик, эксперт по постсоветской политике