16 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Акробат Кимбумбуни. О долгой дороге из Африки в приют для бомжей в Худжанде

18.03.2018 10:47 msk, Тилав Расул-заде

Миграция  Таджикистан Общество

На фото: Кениец Салим Абдулло Кимбумбуни

В приюте для лиц без определенного место жительства города Худжанда (центр Согдийской области Таджикистана) уже третий месяц живет гражданин Кении, 27-летний Салим Абдулло Кимбумбуни. Он ожидает поступления документов, подтверждающих его личность. Соответствующий запрос отправлен в Кению по линии внешнеполитического ведомства Таджикистана. Когда поступят документы, Салим Абдулло хочет подать заявление на получение вида на жительство, а в последующем — гражданства Таджикистана. На родине он работал акробатом в цирке. О том, как судьба забросила молодого кенийца в далекую центральноазиатскую республику, «Фергане» рассказал сам Салим.

Из Африки в Азию

В худжандском приюте африканца называют на таджикский манер — Салимджон (-джон — суффикс, который добавляют к имени при уважительном обращении. – Прим. «Ферганы»). Руководитель приюта Лола Ашурова проводила меня в комнату, где живет кениец. Он оказался приветливым парнем, неплохо говорящим на русском языке.

Салимджон родился в 1990 году в столице Кении — городе Найроби. Отец его был мелким предпринимателем, занимался куплей-продажи овощей и фруктов, мама — домохозяйкой. У Салима есть еще сестра Манено. В общеобразовательной школе, помимо родного суахили, он изучал второй официальный язык в Кении — английский, поэтому свободно владеет им. С детства Салим мечтал стать циркачом-акробатом. Поэтому после окончания десятого класса в 17 лет он поступил на работу в государственный цирк в Найроби.

Когда парню исполнилось 20 лет, Салим в составе труппы циркачей отправился на гастроли по странам СНГ. Сначала в Россию, затем — в Белоруссию, Казахстан и Таджикистан. Однако в Таджикистане Салим потерял паспорт. Его коллеги по завершении гастролей вернулись на родину, а Салим вылететь не смог. В милицию обратиться он побоялся — думал, что его сразу накажут.

Шесть лет Салим жил в Душанбе без документов. За это время его не разу не остановила столичная милиция, по всей вероятности, принимая за иностранного студента. Он быстро обзавелся друзьями. Они помогали ему находить жилье и работу. Зарабатывал на хлеб, трудясь разнорабочим на стройках. Живя в Таджикистане, Салим узнал, что его родители и единственная сестра в Кении умерли. Он решил, что останется жить в центральноазиатской республике.

В октябре 2017 года Салим с друзьями приехал в Худжанд на свадьбу приятеля. И здесь случилось то, что рано или поздно должно было случиться — его задержала милиция. Парня поместили в приемник-распределитель при МВД, в котором он должен был ожидать ответа на запрос, направленный в соответствующие органы Кении. Через три месяца Салима перевели в приют для бомжей, поскольку держать в приемнике долго не могли, а ответ так и не пришел.


Салим Абдулло

Завидный жених

О Салиме все работники приюта отзываются хорошо. По словам директора учреждения Лолы Ашуровой, за три месяца проживания в его адрес не поступало никаких нареканий.

«Он коммуникабелен, дружелюбен, слушается сотрудников приюта. Не курит и не пьет. Чистоплотный, койка у него всегда аккуратно заправлена. Он смотрит программы таджикского ТВ, что быть в курсе событий, происходящих в стране. В мероприятиях, организуемых в приюте, принимает активное участие. Иногда друзья приходят навестить его. Когда из Кении придет ответ на запрос МИД Таджикистана, мы поможем ему оформить документы, необходимые для получения вида на жительство в нашей стране. Салимджон молодой мужчина и хочет найти работу, заниматься полезным трудом. Я, например, могла бы его взять на работу сторожем. Но так как у него нет документов, оформить его невозможно. И отпустить из приюта, чтобы подзаработать, мы не можем», — рассказывает Ашурова.

Сам Салим тоже говорит, что хотел бы найти постоянную работу. «О возвращении в Кению я и не думаю, поскольку у меня там никого из родных не осталось», — сказал он.

Пока же приюте Салим без дела не сидит — занимается изучением таджикского, узбекского и русского языков. Три раза в неделю бесплатно дает уроки английского языка местной молодежи. В дальнейшем, по словам молодого человека, он хочет получить лицензию и организовывать курсы английского. Кроме того, Салим хотел бы обучать детей азами акробатики. Он и сейчас развлекает обитателей и персонал приюта разными акробатическими трюками и фокусами.

В будущем Салим хотел бы жениться на местной девушке, создать семью.

«К нам в приют уже несколько раз приходили девушки, чтобы познакомится с Салимом. А что? Он вполне завидный жених — молодой, симпатичный парень, без вредных привычек, еще и мусульманин. Руководство города и области в курсе того, что Салим находится в нашем приюте. Они часто интересуются продвижением его дел. Все хотят ему помочь. Главное, чтобы он поскорее получил документ, удостоверяющий личность. Мы готовы ему выделять в приюте отдельную комнату для проживания, пока он не найдет работу и новое жилье. Поможем и в трудоустройстве», — отмечает Лола Ашурова.

Если кенийские власти не ответят на запрос Таджикистана по поводу Салима, то, скорее всего, он будет признан лицом без гражданства (ЛБГ). Однако получит ли он при этом какое-то удостоверение личности — пока остается под вопросом, поскольку механизм легализации ЛБГ в республики до сих пор четко не определен.


Салим Абдулло и Лола Ашурова

Помочь каждому

Салим — не единственный иностранный гражданин, который оказался без документов в Таджикистане. За последние десять лет через худжандский приют прошли граждане России, Узбекистана, Казахстана, Киргизии, Афганистана и других стран, которые по каким-то причинам остались без документов на улице.

«Десяткам иностранных граждан мы помогли оформить в госорганах документы, удостоверяющие их личность. Это позволило им вернуться на родину к своим родным или найти здесь работу и устроить свою жизнь. Многим из таких людей некуда и не к кому возвращаться, и они хотят остаться в Таджикистане. Некоторые из наших подопечных уже получили вид на жительство в республике. Одним из таких иностранцев был Алексей, который зимой 2005 года с двумя несовершеннолетними детьми оказался в Таджикистане с просроченным советским паспортом. Он был выдворен из Туркменистана из-за отсутствия регистрации по месту жительства. Интересно, что он родился и вырос в Узбекистане, служил в Казахстане, а в последние несколько лет до выдворения прожил в Туркмении. Его с сыном и дочкой посадили на поезд в Узбекистан. Однако узбекские пограничники не разрешили ему высадиться на территории страны с просроченным советским паспортом. На таджикско-узбекской границе таджикские пограничники пожалели Алексея с его маленькими детишками и позволили ему остаться на территории страны», — рассказывает Лола Ашурова.

Представители правозащитных общественных организаций Таджикистана помогли поместить Алексея с детьми в худжандский приют. Детям помогли устроиться в школу, а Алексею — найти работу. Многие люди оказали им посильную помощь. Спустя некоторое время Алексей получил сначала разрешение на проживание, а затем — вид на жительство в Таджикистане. Сейчас он работает на комбинате по благоустройству города Худжанда, получил комнату в городском общежитии. Здесь он создал новую семью. Дети тоже выросли: дочка вышла замуж за таджика, а сын женился на русской девушке.

«Мы стараемся принять и помочь всем гражданам, попавшим в беду и оказавшимся на улице. В отличие от других приютов, у нас люди, оставшиеся без крова и документов, иногда живут годами, поэтому мы сами заинтересованы, чтобы их проблемы решились скорее, и помогаем им в этом. Хотя приют рассчитан на 20 человек, но в зимнее время число проживающих в нем людей значительно возрастает. Так, прошлой зимой здесь жили 35 человек. С наступлением тепла около половины из них ушли — кто к родственникам, кто в поисках работы», — объясняет директор.

В заключение нашей беседы Лола Ашурова поделилась своими личными планами: она хочет взять кенийца Салима под опеку, оформить на свою фамилию. И не только его.

«В нашем приюте уже год проживает гражданин Узбекистана, уроженец города Чирчика Сулаймон, который, перейдя границу через горы, попал в Таджикистан. Оказывается, он был воспитанником детского дома, у него были братья, но они никак не участвовали в его жизни и не поддерживали его. Сулаймону 57 лет, он не женат и хочет остаться в Таджикистане. Я планирую оформить опеку и над ним тоже, а потом найти невест и организовывать свадьбу обоим «приемным сыновьям». Пусть они будут сводными братьями трех моих родных дочерей», — сказала напоследок руководитель приюта.

Тилав Расул-заде. Фото автора

Международное информационное агентство «Фергана»