19 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Нищета заставляет детей работать

В Кыргызстане работающий ребенок – не редкость. Дети трудятся на полях, толкают тачки и торгуют товаром на базарах, чистят обувь, разносят газеты, а еще собирают бутылки и роются в мусорных баках. Зачастую дети заняты на опасных видах производства. Так, страна до сих пор помнит случай, который произошел 24 ноября 2014 года на бишкекской стройке, когда 16-летний подросток разбился, упав с восьмого этажа строящегося дома.

Национальный координатор проекта Международной организации труда «Искоренение детского труда в КР» Амина Курбанова в интервью «Фергане» рассказала, что данной проблемой они начали заниматься с 2005 года. Пока они используют статистику 2007 года, согласно которой в Кыргызстане работают всего 38,9 процента детей, из них 6 процентов - в рамках допустимого законодательством труда, а 32,9 процента - во вредных для здоровья детей условиях; количество детей, вовлеченных в опасные виды труда, в 2007 году составило 12,5 процента.

Амина Курбанова отметила, что последнее исследование в этой сфере было проведено в 2014 году, однако пока новые данные недоступны: «Единственное, что я могу сказать, - показатели использования детского труда снизились. Однако больше детей стало вовлекаться в опасные виды труда, связанные, например, с поднятием тяжестей, работой на высоте, в ночное время, при экстремальной температуре, - то есть все, что плохо влияет на здоровье».

«Чего мы достигли с 2005 года? Об искоренении детского труда пока говорить рано. Но самое важное, что вопросы детского труда включены в приоритеты в области защиты прав детей: в Кодексе о детях и в Социальной программе развития населения. В Конституции прописаны нормы запрета эксплуатации детей, так же за 10 лет были протестированы различные модели решения данной проблемы», - рассказала Курбанова.

Основной причиной эксплуатации детей, по словам Курбановой, является бедность населения и неправильное восприятие проблемы взрослыми. «Например, большое количество детей работает вместе с родителями в сельском хозяйстве. Именно там трудовое воспитание переходит в эксплуатацию детского труда. То есть родители заставляют детей много работать. Где грань между трудовым воспитанием и трудовой эксплуатацией? Она прописана в Трудовом кодексе. Это минимальный возраст приема на работу – 16 лет, для легких видов работы порог составляет 14 лет. Это определённое количество часов. Также важно, чтобы, работая, ребенок не бросал школу, и чтобы работа не вредила его здоровью».

Одним из стимулов для посещения школы детьми из бедных семей стало горячее питание, которое сейчас внедряют в школы работники Всемирной продовольственной организации. Подробно об этом «Фергана» писала в статье «Горячий суп и молоко с булкой, или Чем кормят в школах Кыргызстана»
«Мы проводили специальные исследования среди работающих детей. Выяснилось, что такие дети болеют чаще. Труд на полях, где растет рис, хлопок и табак, влияет на формирование репродуктивных функции организма, дети отстают в физическом развитии. 30 процентов всех детей в возрасте от 5 до 17 лет вовлечены в труд не по своему возрасту и не по развитию. Однако мы не можем запретить детям работать, запретами проблему не решишь. Поэтому наша основная цель - минимизировать риски для ребенка: либо выводить его на легкие работы, либо сокращать количество часов, проведенных на работе. И самое главное при этом, чтобы у ребенка был открыт доступ к образованию и медицинским услугам», - сказала «Фергане» Амина Курбанова.

«Школу посещает 95 процентов детей, но после достижения 14 лет очень большой процент школьников перестает учиться. Они имеют право не посещать школу, так как обязательное образование у нас до 9 класса. Другая ситуация с качеством образования: большинство тех, кто работает, - дети из регионов, которые мигрируют вместе с родителями и по этой причине имеют пробелы в образовании. Проживая без регистрации и кочуя из одной новостройки в другую, они лишаются доступа к социальным услугам. Среди детей, с которыми мы работали, были те, кто окончил только первый класс, и это очень плохо. Зачастую дети либо единственные работники в семье, либо основные, ведь работают дети, в основном, из неблагополучных семей, где родители пьют или являются инвалидами.

Что касается заработков, то на рынках дети могут получать до 1000 сомов в день. Но в среднем их зарплата составляет 200-500 сомов. Молодые люди 20-22 лет, у которых образование три класса (а мы с ними тоже работали), говорили, что понимают, что сейчас им и тысячи сомов в день мало. Они также понимают, что для лучшей работы им нужна профессия и сертификат хотя бы о получении неполного среднего образования. Они сами приходили к нам за помощью для поступления в профессионально-технические учреждения или на вечерние курсы», - говорит Курбанова.

Отвечая на вопрос, не может ли страна лишиться образованного поколения людей, Курбанова ответила: «Да, однозначно. Работа на системном уровне ведется слабо, и появление 22-летней молодежи, которая окончила лишь три класса средней школы, уже свидетельствует, что у нас существует большой риск получить новое поколение неквалифицированной и необразованной рабочей силы».

Обсудили, признали проблему. На этом все?

11 июня в Бишкеке состоялся круглый стол «Эксплуатация детского труда и образование», приуроченный к Всемирному дню борьбы с эксплуатацией детского труда, который отмечается 12 июня. На данном мероприятии присутствовали чиновники. В частности, министр социального развития Кыргызстана Кудайберген Базарбаев, который признал, что рост семейного неблагополучия и бедности увеличивает количество работающих детей, которые к тому же вынуждены работать на опасных видах производства, при этом они ограничены в доступе к образованию и здравоохранению.

На мероприятии экспертами МОТ были рассказаны истории работающих детей.

Бакыт, 10 лет: «Мне дома было очень тяжело, голодно, и я не знал, что мне делать, поэтому я приехал из Нарына в Бишкек, чтобы найти своих братьев. Теперь живу с ними. Целый день я собираю коробки на Дордое и за это получаю деньги, которых хватает только на питание. От окружающих меня людей, я не видел ничего хорошего и не знаю, кто мне может помочь».

Айбек, 13 лет: «Я живу в городе Кызыл-Кия. Каждый день я с отцом собираю уголь в заброшенных шахтах, чтобы как-то прокормиться всей нашей семье. Я очень нужен на этой работе, т.к. могу пролезть туда, куда не может проникнуть мой отец. В последнее время я часто кашляю и у меня постоянные боли в груди, наверное, от угольной пыли, но мне надо зарабатывать для семьи: мамы, двух сестер и маленького брата».

Алишер, 6 лет, Карасуйский район, Ошская область: «Я работаю с 12 летним братом на хлопковом поле дяди вместе с другими ребятами. Мой отец умер, еще у меня есть брат Юлдаш – инвалид, ему 14 лет. Сестры младше меня, мама постоянно болеет, врачи говорят, что у нее туберкулез. В школу я не пошел, у матери нет денег, чтобы собрать меня в школу».

Гулянда, 12 лет, Джалал-Абадская область: «Я работаю на табаке с 9 лет. Очень нудная работа, постоянно сидишь на корточках или коленях, ломит спину. В последнее время у меня появляется сыпь на теле, которая постоянно чешется и кровит. Но я не могу уйти, потому что тогда дома нечего будет есть, и я не смогу купить к школе нужные вещи».

Махабат, 14 лет, Бишкек: «Мы с мамой и братом приехали из Балыкчи в Бишкек пять лет назад и сейчас живем в новостройке Акжар. Мама пыталась устроить меня в школу, но меня никуда не брали, везде требовали денег, которых у нас нет. Я стала работать няней, смотреть и ухаживать за детьми. Люблю петь песни и рисовать. В школу я уже больше не ходила, не умею ни читать, ни писать. Подружек у меня нет, т.к. нет времени играть. Всегда с завистью смотрю на детей, идущих в школу, и думаю, в чем я виновата, что не могу, как они, учиться».
«Дети работают везде, вплоть до копания в мусорных ящиках и попрошайничества на улицах. Они не защищены от факторов риска, преследований и насилия. Некоторые работодатели считают детей выгодной, дешевой и более послушной рабочей силой. И основная причина всего этого - бедность, которая хоть и снизилась на несколько процентов, но на количество работающих детей это не сильно повлияло. Вторая причина – изменение системы ценностей в обществе, когда во главе угла встали деньги. Есть и социальные причины, в нашей стране распадается каждый третий брак среди людей среднего возраста и каждый второй – среди молодежи, дети остаются вне семьи, вне системы образования и вынуждены идти работать», - рассказал Базарбаев.

Представитель министерства образования Гульшан Абдылдаева отметила, что любая форма работы является минусом для получения ребенком образования: «Нам попадались дети, которые вообще никогда не обучались, потому что находились в трудовой эксплуатации. Также известны случаи продажи родителями своих детей в рабство, например, чтобы пасти скот в горах».

«Согласно последним данным, каждый пятый ребенок в стране страдает анемией, что свидетельствует о недоедании, многие дети работают с пяти-шести лет, 34 процента детей имеют хронические заболевания. И если мы не займемся этими проблемами, то будущее поколение вырастет слабым и необразованным», - отметила Абдылдаева.

Сотрудник общественного объединения «Центр защиты детей» Гладис Темирчиева в интервью «Фергане» отметила, что снизиться процент работающих детей не мог по той причине, что социально-экономическое положение в стране не улучшилось.

«Если говорить об экономической ситуации, то она не улучшилась, - сказала Темирчиева. - Исходя из нашего опыта работы, мы отмечаем, что из-за вступления в ЕАЭС сократилось количество работы на рынках, появилась большая конкуренция как среди работающих взрослых, так и среди детей. Многие родители остались без работы, например, те, кто работал в цехах или собирал коробки, и мы не знаем, что последует за этим. Инфляция высокая, заработную плату никто не поднимал, пособия тоже, поэтому я не думаю, что работающих детей стало меньше. По данным исследования ЮНИСЕФ за 2008 год, количество детей, не посещающих школы, составляло более 60 тысяч, среди них были и работающие дети, и дети, имеющие проблемы с документами из-за внутренней миграции. Просто сейчас благодаря усилиям НПО стали уделять больше внимания этой категории детей и привлекать их к образованию. Хотя недавно министр образования озвучила цифру - 80 тысяч детей, не посещающих школы, и это даже для нас было шоком. В 2008 году в результате нашей долгой работы с Министерством образования правительством был дан приказ об упрощенном приеме в школу детей без документов, детей внутренних мигрантов, - с условием восстановления документов в трехмесячный срок. Получается, этих мер государства недостаточно, если количество не посещающих школу детей только увеличилось».

Рассказывая о возрасте работающих детей, Темирчиева сказала, что он начинается с пяти лет: «В этом возрасте дети помогают родителям собирать картон, бутылки. Кроме базаров, много детей работает на бишкекской свалке. По некоторым данным, сейчас там проживает 700 семей. А значит, что дети работают там же и, возможно, не охвачены образованием. Есть и другие нелегальные новостройки, где дети также не охвачены образованием».

Одной из мер по улучшению ситуации с работающими детьми Гладис Темирчиева видит в увеличении пособия на детей из малоимущих семей. «В свое время власти не поддержали финансово одно поколение своих граждан; эти люди выросли и теперь находятся в бедности уже со своими детьми. И если им и их детям не помочь сейчас, то мы получим следующее поколение бедных. Сейчас на ребенка из малообеспеченной семьи в среднем приходится 18 сомов в день. Естественно, что этих денег элементарно не хватает на еду, не говоря уже об одежде и канцтоварах, и семья вынуждена отправлять ребенка работать. О какой учебе может идти речь при таких пособиях? – возмущается Темирчиева. - Более двух лет наш Центр вместе с Ассоциацией НКО по продвижению прав и интересов детей активно продвигает вопрос увеличения пособия. Если раньше это было 380 сомов, то сейчас это в среднем 550 сомов в месяц. Сегодня министерство социального развития выплачивает детям из бедных семей пособия по-разному: от 20 до 550 сомов в месяц на одного ребенка. Такое различие выплат пособий детям из малообеспеченных семей сопровождается коррупцией в системе социальной защиты».

Чтобы обратить внимание властей и общества на проблемы малообеспеченных семей, Центром защиты детей была запущена акция «Выживи на 18 сомов!», в ходе которой все желающие могут снять видеоролики о том, что можно купить на 18 сомов. В Кыргызстане на 18 сомов можно купить одну буханку хлеба, или 300 граммов риса, или 800 граммов муки второго сорта, или один килограмм огурцов, или 700 граммов картофеля.
«Казалось бы, как может что-то изменить сумма в несколько десятков сомов? - продолжила Темирчиева. - Во время мониторинга Стратегии Соцразвития КР в регионах семьи одна мама грудного ребенка рассказала, что из-за отсутствия своего молока она была вынуждена покупать коровье, чтобы накормить младенца. Но известно, что желудок ребенка не приспособлен для коровьего молока, последствия могут быть не самые хорошие. После того, как пособие увеличили до 550 сомов, женщина смогла покупать своему ребенку уже коробочное питание и хотя бы чередовала его с коровьим. Еще один пример. Государство выделяет от семи до одиннадцати тысяч сомов на содержание одного ребенка в интернате. Туда входит зарплата сотрудников, обустройство детдома, питание, одежда и проч., т.е. непосредственно до самого ребенка доходит мизер. А если бы эти деньги отдавали семьям, то, возможно, количество детей в детдомах сократилось бы: большинство детей – это дети уехавших трудовых мигрантов или из малообеспеченных семей».

«Сейчас мы говорим об истинных приоритетах государства. Дети - наше будущее, но их государство никак не поддерживает. Зато неслабыми пособиями наделены многие другие категории населения. И если власти не займутся этой проблемой, то о каком выходе из бедности, необразованности можно говорить? О каком решении проблемы насилия над детьми? Мы призываем президента, правительство и депутатов повысить размер пособия по малообеспеченности до 650 сомов и принять поправки в закон «О государственных пособиях» о фиксированном размере пособия детям из малообеспеченных семей», - заключила Гладис Темирчиева.

* * *

Проблема работающих детей - одна из немногих социальных проблем Кыргызстана, которую даже чиновники считают реальной. Однако конкретных мер по решению этих проблем не принимается: детям выделяют пособия в минимальных размерах, при этом даря миллионы сомов и квартиры «героям». Хочется пожелать чиновникам принять участие в акции «Выжить на 18 сомов» и честно подумать о новом поколении, от которого будет зависеть будущее Кыргызстана.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»