15 Октябрь 2019



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Итоги 2014 года

Как прожил Узбекистан 2014 год? Во многом - почти так же, как и предыдущие. Все еще не решены проблемы снабжения населения с газом и электроэнергией, в стране по-прежнему процветают бедность, безработица и принудительный труд, деревья продолжают вырубать, политические партии вяло имитируют деятельность и конкурентную борьбу, и то - в рамках недемократичных парламентских выборов... Тем не менее, минувшему году есть, чем запомниться.

Возвращение МТС. Одним из самых заметных и долгожданных событий для жителей Узбекистана стало второе пришествие российской телекоммуникационной компании МТС, что неудивительно, поскольку до лета 2012 года количество абонентов его узбекской «дочки» составляло почти десять миллионов человек – треть населения страны.

Напомним, в 2004 году МТС приобрела узбекскую компанию связи «Уздунробита», которая стала работать под брендом российского холдинга. Летом 2012 года власти Узбекистана обвинили топ-менеджмент оператора в хищениях и уклонении от уплаты налогов, в апреле 2013 года признали банкротом, в декабре активы «Уздунробиты» были переданы на баланс национального оператора связи республики «Узбектелеком». Ущерб МТС составил не менее $2 млрд. Пострадали и бывшие абоненты «Уздунробиты», потеряв номера, контакты и имевшиеся на балансе деньги, качество сотовой связи в стране ухудшилось, возросло количество жалоб на работу других действующих в республике мобильных операторов, еле справлявшихся с наплывом новых клиентов.

Наконец, в апреле 2014 года появились сообщения, что холдинг МТС договорился с узбекскими властями о возвращении на местный рынок. В конце июня правительство Узбекистана постановило учредить совместное с МТС предприятие, спустя месяц холдинг подписал с Узбекистаном мировое соглашение и возобновил работу в этой стране в рамках СП Universal Mobile Systems (UMS) с участием государства. UMS, которую возглавил россиянин Дмитрий Нагорный, получила лицензии 2G/3G/LTE, частоты, номерную емкость (2,5 млн номеров), а также гарантии возврата и сохранности инвестиций. Офисы UMS заработали 1 декабря, их открытие вызвало ажиотаж у местных жителей, толпами собиравшихся у офисных дверей в желании поскорее стать обладателями сим-карт новой компании, с возвращением которой люди связывают свои надежды на улучшение качества мобильной связи в Узбекистане.

Преследование Гульнары Каримовой. Сенсационным стало февральское сообщение Генеральной прокуратуры Узбекистана о возбуждении уголовного дела в отношении нескольких приближенных старшей дочери узбекского президента Гульнары Каримовой, а затем и упоминание ее фамилии среди «отдельных членов преступной группы, по которым пока не удалось собрать все необходимые свидетельские материалы» и «находящихся в розыске лиц», в отношении которых части уголовного дела выделены в отдельное производство. Сенсационность в том, что впервые какая-то узбекская официальная структура публично задела интересы «августейшего» семейства.

Приближенных Каримовой – ее бывшего гражданского мужа Рустама Мадумарова и помощницу Гаянэ Авакян, на имя которой были записаны банковские счета президентской дочки в Европе, – обвиняли, как сообщала пресс-служба Генпрокуратуры, в «приобретении государственных активов по искусственно заниженным ценам, их присвоении и расхищении, совершении других финансово-экономических махинаций, в результате чего был нанесен значительный экономический ущерб Узбекистану. В счет его возмещения до настоящего времени государству возвращены активы и имущество на общую сумму 457 млрд сумов». Каримова Г.И. фигурирует в материалах уголовных дел среди лиц, «которые могли использовать административные рычаги» и «обеспечивать коррупционную составляющую членам организованной группы Мадумарова Р. и Содикова Н.».

Напомним, проблемы у светской львицы, политика, бизнесвумен, дизайнера и певицы в одном лице проявились осенью 2013 года с расследования деятельности «Фонд Форум культуры и искусства Узбекистана», который она возглавляла. Тогда же было приостановлено вещание контролировавшихся Каримовой и ее приближенными телеканалов, радиостанций и телестудий, закрыты все салоны ее торговой сети «Нирвана» и модные бутики. В рамках нескольких уголовных дел в Ташкенте было арестовано более ста человек - бывших сотрудников таких организаций, как Terra Group, Фонда «Форум» и других. В марте 2014 года Прокуратура Швейцарской Конфедерации заявила, что подозревает Гульнару Каримову в отмывании денег, причем дочь президента была включена в список фигурантов следствия еще в сентябре 2013 года. По неофициальным данным, уже больше года Каримова находится под домашним арестом, лишена возможности писать в социальные сети, которой ранее она активно пользовалась. Мадумаров и Авакян были осуждены 24 мая – на 10 и 9 лет лишения свободы соответственно, но из-за сложения наказаний обоим срок заключения сокращен на треть.

В июне 2014 года на сцену внезапно вышел ее 21-летний сын – полный тезка узбекского президента Ислам Каримов. В программе Марианны Максимовской на Рен-ТВ он сообщил, в частности, что его мамой и дедом-президентом кто-то успешно «манипулирует», а несколько лет назад на него самого и на его мать было совершено покушение - их якобы пытались отравить, в результате чего Гульнара Каримова до сих пор должна проходить лечение. В ноябре Каримов-младший решил дать интервью журналисту британской телерадиокорпорации Би-би-си Наталье Антелава, которой сообщил, что за ним ведут охоту, а бабушка мешает дедушке получать информацию из интернета, и назвал себя борцом с режимом.

Стараясь не дать о себе забыть, Гульнара Каримова прибегла к помощи лондонской консалтинговой компании DRD Partnership, которая заявила о себе как об официальном представителе интересов «узбекской принцессы». Но ее роль пока ограничилась лишь публикацией фотографий подопечной в окружении охранников и заявления, в котором встречаются такие утверждения, как «она совершенно невиновна в выдвигаемых против нее обвинениях», «Гульнара находится под домашним арестом», «она и ее дочь, которая содержится вместе с ней, по-прежнему нуждаются в экстренной медицинской помощи», «те, кто удерживает ее и ее дочь, решили систематически морить их голодом, не пропуская к ним никакие продукты питания». «Гульнара напрямую обращается к международному сообществу с просьбой поддержать верховенство закона и потребовать, чтобы ее судьба решалась независимыми судами, а не лицами, борющимися за политические выгоды», - говорится в заявлении. Просьбу Гульнары Исламовны, думается, поддержит большинство населения Узбекистана, давно желающего беспристрастного расследования деятельности клана Каримовых.

Коррупционные скандалы. Тем временем развиваются события и вокруг условий выхода на узбекский рынок телекоммуникационных компаний Vimpelcom и TeliaSonera. В этих случаях также фигурируют Гульнара Каримова, Гаяне Авакян и их фирма Takilant, которая стала объектом расследования шведской прокуратуры еще в 2012 году: тогда разразился коррупционный скандал в связи с вероятной многомиллионной сделкой TeliaSonera по приобретению лицензий в Узбекистане, после чего исполнительный директор компании Ларс Нюберг ушел в отставку. В марте 2014 года сделкой между TeliaSonera и Takilant заинтересовались Министерство юстиции США и Комиссия по ценным бумагам и биржам США. Как сообщила TeliaSonera, она получила от них запрос на предоставление документов и информации, связанных с Узбекистаном.

Параллельно коррупционная составляющая рассматривается и в деле компании Vimpelcom, которая не отрицает, что Takilant была ее миноритарным акционером с 2007 по 2009 годы. 15 ноября 2014 года норвежская газета Klassekampen опубликовала документы, судя по которым Vimpelcom Ltd. перевела на счет Takilant $25 млн за лицензии на деятельность в сфере коммуникаций в Узбекистане. Правительство Норвегии, владеющее примерно 54 процентами отечественной компании Telenor Group, которая, в свою очередь, владеет 43 процентами акций VimpelCom, сразу же призвало свой холдинг прокомментировать информацию о том, что VimpelCom давал взятки за возможность делать бизнес в Узбекистане. В декабре Telenor заявил, что имеет нулевую толерантность к коррупции, и создал специальную комиссию из своих членов, которая будет внимательно наблюдать за развитием ситуацией вокруг холдинга. Президент и главный исполнительный директор Telenor Group Йон Фредрик Баксаас 8 декабря сообщил о своем выходе из состава наблюдательного совета компании, чтобы сконцентрироваться на защите позиции холдинга и помочь расследованию скандала.

Узбекистан и украинский вопрос. Трагические события на Украине и реакция России, в частности, присоединившей Крым, поначалу вызвали оторопь и растерянность у властей азиатских стран постсоветского пространства. Одни, Казахстан и Кыргызстан, фактически признали легитимность референдума о присоединении Крыма к России, другие, Таджикистан и Туркменистан, остереглись от выражения собственной позиции. Узбекистан же выступил со сравнительно жестким заявлением, в котором говорилось о необходимости «воздерживаться в международных отношениях от угрозы силой или ее применения против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства». Впрочем, на голосовании по крымскому референдуму в ООН, прошедшем спустя два дня после заявления официального Ташкента, Узбекистан воздержался от поддержки резолюции, подтверждающей территориальную целостность Украины, а в ноябре Ислам Каримов заявил, что в конфликте на Украине нет победителей и проигравших, и его нужно решать только путем переговоров.

Напомним также о прошедшей в январе 2014 года акции в знак солидарности с украинским Евромайданом. Участники акции - семь граждан Узбекистана и один гражданин Украины - подали в украинское посольство петицию в поддержку Майдана и с осуждением действий властей, затем сфотографировались с флагом Украины у посольства, памятника Тарасу Шевченко, прошли с украинским и грузинским флагами через махаллю (квартал) к мусульманскому комплексу Хазрати (Хаст), где тоже сфотографировались. Позже эти фотографии появились на сайтах многих независимых интернет-изданий и были восприняты как проявление солидарности участникам акции «За свободную Украину» на Евромайдане в Киеве - в поддержку выступающих за интеграцию Украины в Евросоюз. Узбекские власти объявили действия восьмерых участников этой акции «организацией несанкционированного митинга и пикета» и наказали их штрафом и административным арестом.

В новый год – без долга перед Россией. Во время декабрьского визита в Узбекистан Владимира Путина был списан долг Ташкента перед Москвой, который тормозил развитие двусторонних торгово-экономических связей. Из $890 млн узбекской стороне предложено погасить лишь $25 млн. Долг, по мнению ряда экспертов, был, скорее, виртуальным, он возник в первой половине 1990-х годов, когда Узбекистан, как и другие постсоветские республики, вынужден был выйти из рублевой зоны и получал российские товары и технику в рассрочку. В 2000-х годах после сверки долгов выяснилось, что Узбекистан должен России около $550 млн. Ташкент заговорил о реструктуризации долга, но Москва жестко потребовала выполнения узбекской стороной принятых обязательств. Тогда Узбекистан отказался выплачивать большую часть долга. Проценты по долгу продолжали набегать, по $10 млн в год. В итоге было принято взаимоприемлемое решение, которое позволит заметно расширить сотрудничество между странами, особенно, как подчеркивалось в сообщениях, в военно-технической сфере.

Ажиотаж вокруг паспорта. По не совсем понятным причинам власти Узбекистана создали ажиотаж вокруг получения биометрического паспорта, хотя документом старого образца можно пользоваться до конца 2015 года. Но в стране создали ситуацию, когда без биометрического паспорта дилеры отказываются продавать новые сим-карты для мобильников, нотариусы не регистрируют сделки купли-продажи квартир, прошел слух, что не будут принимать документы у абитуриентов со старыми паспортами… А с 1 июля 2014 года в стране запретили выезжать за пределы Узбекистана без биометрического паспорта. А поскольку эта республика – один из главных поставщиков рабочей силы в Россию, то большой части населения пришлось срочно менять свой главный документ, в связи с чем в паспортных столах возникли огромные очереди, процесс получения заявлений и выдачи паспортов растянулся на несколько месяцев, стоимость неофициального ускорения их изготовления достигла нескольких сотен долларов.

Кампания по возвращению трудовых мигрантов домой. Впрочем, требование заменить паспорт можно считать частью кампании по возвращению трудовых мигрантов на родину, которая развернулась в Узбекистане в 2014 году. В махаллях стали проводить собрания, на которых разъясняют нежелательность выезда на заработки за рубеж, в местных СМИ рассказывают разные страшные истории о судьбах тех, кто рискнул уехать и попал в руки торговцев людьми или в запрещенные группировки, трудовых мигрантов и их родственников запугивают огромными штрафами в случае отказа от возвращения и так далее.

Политические убийства. Под конец 2014 года произошли два заметных события, которые можно назвать успехом узбекских спецслужб. В Турции 10 декабря был застрелен узбекский имам Абдулло Бухорий, известный помощью узбекским беженцам и организацией сети медресе (духовных училищ). Кроме того, он подвергал резкой критике узбекское и сирийское правительства, во время чтения проповедей говорил о необходимости участия мусульман в войне в Сирии. Позже были задержаны двое подозреваемых в убийстве Бухорий, в СМИ появилась видеозапись покушения.

Вторым «политическим убийством» можно считать прекращение работы информационной службы Uznews.net – одного из весьма немногих новостных агентств, которые специализируются на предоставлении альтернативной информации о событиях в Узбекистане. Uznews.net была создана в 2005 году двумя узбекскими журналистами – Галимой Бухарбаевой, ставшей главным редактором издания, и Кудратом Бабаджановым. Веб-сайт, характеризовавшийся оппозиционной по отношению к властям Узбекистана направленностью, на протяжении своего существования неоднократно подвергался хакерским атакам, а 10 ноября 2014 года в интернете были опубликованы добытые, как утверждалось, из электронной почты Бухарбаевой финансовые отчеты, ее переписка с грантодателями и редакторами. После этого работа Uznews.net была приостановлена, а 19 декабря редакция новостной службы объявила о полном прекращении своей деятельности.

Сахарный дефицит. Летом 2014 года население Узбекистана было шокировано взлетевшими ценами на сахар – стратегический продукт в период массовой консервации плодов и ягод. В предыдущие годы сахар тоже дорожал, но процентов на 15-20, а тут рост составил 100 и более процентов. Среди вероятных причин назывались технический простой пока единственного в Узбекистане сахарного завода, сокращение импортных поставок (к примеру, украинского сахара), сбор денег на проведение торжеств по случаю очередной годовщины государственного суверенитета Узбекистана, который отмечается 1 сентября, а также сезонная активизация деятельности теневых группировок, делающих деньги на оптовых поставках и сознательно провоцирующих искусственный дефицит.

Чтобы сбить накал страстей, власти ввели понятие «социальный сахар», который продавали в ограниченном количестве по старым ценам. За ним выстраивались километровые очереди, в которых нередко возникали перепалки и конфликты. Некоторые магазины, устав от шумных толп покупателей, решили в нагрузку к сахару продавать залежавшееся подсолнечное масло, что вмиг ликвидировало очереди. А в некоторых махаллях сладкий песок стали продавать только тем, кто предъявил паспорт или домовую книгу, удостоверяющую прописку в этом квартале. В специальную тетрадку ставили отметку о том, что человек уже купил выделенные ему государством два килограмма.

Андижанский вопрос. В мае 2014 года один из узбекских беженцев обратился в ООН с просьбой призвать Узбекистан к ответу за трагические события в Андижане, произошедшие в мае 2005 года. Хусанбой Рузиев, чудом оставшийся в живых во время андижанской трагедии, подал в Комитет ООН по правам человека жалобу, в которой обвинил правоохранительные органы Узбекистана в том, что в 2003-2004 годах его подвергали незаконному задержанию и пыткам, и в том, что по событиям 2005 года до сих пор не проведено надлежащее расследование.

Напомним, по версии узбекских властей, в ночь на 13 мая 2005 года и в течение следующего дня в Андижане был совершен вооруженный захват тюрьмы и ряда правительственных зданий. В ходе нападения 12 работников правоохранительных органов были убиты, захвачено 334 единицы оружия. Правоохранительные органы Узбекистана сообщали, что террористы взяли в заложники в общей сложности 70 человек, 15 из них были убиты. Позже в Андижан ввели войска. По официальным данным, в ходе тех событий погибли 187 человек. По сведениям узбекской оппозиции и правозащитников, погибших - не менее 700 человек, большинство из них - безоружные граждане, пришедшие на митинг к захваченному мятежниками зданию.

Твердая позиция по Рогунской ГЭС. В середине 2014 года Узбекистан устами вице-премьера, министра финансов Рустама Азимова заявил, что никогда и ни при каких обстоятельствах не предоставит поддержку проекту Рогунской ГЭС, которую мечтает построить соседний Таджикистан. Позиция Ташкента по этому проекту была понятна давно, но если раньше он отклонял его, ссылаясь на необходимость различных экспертиз, то теперь четко заявил, что будет противодействовать, даже если будут выполнены все его условия.

Напомним, Рогунская ГЭС строится на реке Вахш в 110 километрах восточнее Душанбе. Таджикистан связывает с ней надежды на конец энергетического кризиса и зависимости от соседних стран. Узбекистан же заявляет об опасности прорыва плотины в связи с возможным в этом регионе землетрясением.

Разоблачение группы музейных аферистов. В декабре в Ташкенте была осуждена группа работников Государственного музея искусств Узбекистана, признанных виновными в подмене подлинников картин подделками, продаже в 1999-2014 годах множества уникальных произведений из коллекции музея и нанесении тем самым государству крупного ущерба. Бывший главный хранитель музея искусств Мирфайзи Усманов приговорен к девяти годам и трем месяцам лишения свободы, реставратор музея Абдурахман Муранов и заведующий лабораторией реставрации экспонатов Бахтиёр Ботиров - к восьми годам заключения, наказаны также другие сотрудники музея, участвовавшие в подделке и продаже экспонатов. Неизвестно, числится ли среди пропавших работа «Анор» («Гранат»), принадлежащая кисти Льва Резникова, которая была обнаружена среди десятков других картин известных художников в декабре 2013 года на вилле Гульнары Каримовой в Женеве. По крайней мере, «Анор» должна была храниться в фондах Государственного Музея искусств Узбекистана. Эта находка вызвала волну проверок во всех музеях Узбекистана, в результате которых была выявлена пропажа десятков произведений искусства.

Подготовила Феруза Джани

Международное информационное агентство «Фергана»