21 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Научная жизнь в Узбекистане: Руководители-пенсионеры, их родственники и друзья

07.11.2014 18:58 msk, Соб.инф.

Наука Узбекистан Общество

На фото - вход в Академию Наук Республики Узбекистан

С 1 января прошлого года в Узбекистане кандидаты наук объявлены как бы вне закона. Сделано это в связи с указом президента Ислама Каримова, в котором говорится, что «переход образовательного процесса к стандартам бакалавриата и магистратуры делает, по сути, излишней защиту кандидатских диссертаций».

Переход на принятую во всем мире «одноступенчатую систему послевузовского образования, предусматривающую защиту диссертации непосредственно по присуждению ученой степени доктора наук», должен был, по идее, продвинуть науку Узбекистана на новые рубежи. Но на самом деле это привело к новому витку коррупции и «зажиманию» молодежи. Одним словом, хотели как лучше, а получилось как всегда. По крайней мере, так считает один из ташкентских кандидатов наук, просивший не называть ни его имя, ни организацию, в которой он работает. Ниже - его рассказ о том, к каким проблемам привели недавние новшества в системе Академии наук Узбекистана.

Странности в Спецсоветах

В Академии наук Узбекистана пытаются провести реформу, призванную усовершенствовать систему защиты диссертаций. Вроде бы это должно вызывать положительные эмоции, но на деле ситуация, мягко говоря, непонятная.

Вот уже несколько лет в Академии наук в связи с этой реформой не работают Спецсоветы (Специализированные советы по защите кандидатских и докторских диссертаций), хотя еще три года назад, незадолго до остановки их работы, было введено правило сетевых графиков для диссертантов, собирающихся защищать кандидатские и докторские диссертации.

Новшество заключалось в том, что каждый диссертант, поступивший в аспирантуру, или соискатель, выполняющий научную работу с целью в дальнейшем защитить диссертацию, должны были сразу по окончании аспирантуры (а это через три года) или по запланированному сетевому графику (если это соискатель) защитить свои диссертации, кандидатские или докторские. Раньше диссертацию разрешалось защищать и через несколько лет после окончания аспирантуры или докторантуры.

В связи с введением жестких сетевых графиков было форсировано большое количество защит, в основном, кандидатских, - диссертации завершались в короткий срок и были в спешке представлены к защите.

А следом за этими массовыми защитами, которые потребовали от людей больших физических, моральных и финансовых затрат, вдруг Спецсоветы остановили свою работу, а всем новоявленным ученым объявили, что кандидатские диссертации упраздняются. Почти год все терялись в догадках, и только летом 2012-го года появилось постановление, подписанное президентом Каримовым, которое не столько прояснило, сколько запутало ситуацию.

Был ученым, стал никем

Из постановления следовало, что отныне будут защищаться только докторские диссертации, а все кандидаты наук сохраняют свои звания и заработную плату, но не могут быть научными руководителями других соискателей и диссертантов. Не могут они быть и членами Спецсоветов по защите диссертаций - пока сами не защитят докторские.

А это означает, что кандидаты наук: люди среднего возраста в расцвете творческих сил - отодвигаются далеко назад, так как не могут готовить учеников и не имеют права голоса на ученых советах. Получается, что научный труд людей, защитивших кандидатские диссертации, теряет свое значение, а сами они практически низводятся до уровня магистров.

При этом ситуация со Спецсоветами: когда они начнут работать, в каком составе и по каким правилам - остается до сих пор неясной. Появляются только некоторые отдельные новые положения, вызывающие еще больше сомнений в их правильности и логичности.

Пенсионеры себя и родственников не обижают

Поскольку из Спецсоветов выбыли бывшие там молодые кандидаты наук, то остался только профессорско-докторский состав. А это люди, большинству из которых далеко за семьдесят и даже за восемьдесят. И с утверждением, что это «гвардия старой закалки, которая передает свой опыт и знания молодым», можно согласиться с большой натяжкой.

Да, среди пенсионеров-профессоров есть люди, которые могут и обучать молодежь, и плодотворно работать, и руководить проектами. Но таких - единицы. Остальной профессорско-руководящий состав уже давно не продвигается вперед ни в творческом, ни в научном плане.

Многие из этих пенсионеров приходят на работу только на половину дня, чтобы мило пообщаться друг с другом, пообедать и поговорить по телефону. Но многие и вовсе не приходят. Заботы о детях, внуках и близких родственниках их интересуют больше, чем профессиональная деятельность.

При этом пенсионеры-руководители, пользуясь служебным положением, не обижают себя, «любимых», и проставляют в рабочем табеле себе и другим сотрудникам-пенсионерам полную посещаемость в течение месяца.

Кстати, многие из этих сотрудников частенько являются друг другу ближайшими родственниками, родственниками друзей или давними друзьями. Не удивительно, что некоторые из них работают в научных институтах, не имея образования по профилю.

Научные проекты для родственников

В Академии наук немало молодых сотрудников получают только половину ставки. Причина этого - весьма странное устройство системы научных проектов в академии.

Проекты (фундаментальные, прикладные, инновационные) ограничиваются сроками от двух до пяти лет. Когда заявка на проект подается, то руководитель, кроме сведений о научном заделе будущего проекта, указывает еще и список будущих исполнителей вместе с информацией об их научной деятельности. При этом обязательно уточняется, на какую должность и ставку будет принят тот или иной заявленный сотрудник в соответствии с его научным званием и должностью.

Но что же происходит в дальнейшем, когда проект прошел конкурс и открыто финансирование на каждого заявленного сотрудника лично в соответствии со штатным расписанием и его научным званием? А происходят очень странные и вызывающие много вопросов действия со стороны пенсионеров-руководителей проектов.

Такой руководитель заявляет, что получил проект лично на себя, что это его интеллектуальная собственность. Соответственно, кого принять, на какую должность и с каким окладом, руководитель решает по своему усмотрению. Он может или устранить от проекта первоначально заявленных сотрудников, или оставить их на четверть- или полставки. А на «освободившиеся» деньги принять людей со стороны и не по профилю - как правило, родственников.

Забыли про Трудовой кодекс?

Возможно, финансовая проверка здесь не найдет ничего незаконного, так или иначе средства расходуются по назначению. Но как рассматривать эту ситуацию с точки зрения Трудового кодекса? Сотрудник, который заявлен как получающий полную ставку, работает на полставки или меньше. Ему нужно перестраивать свой личный бюджет или пытаться найти дополнительную работу.

Непонятно, почему допускается такая ситуация. Почему, дав проекту финансирование, руководство Академии наук совсем не интересуется, кто, в итоге, работает на этом проекте.

И почему руководитель заявляет, что проект - полностью его? Он один никогда в жизни не пройдет конкурс и не получит финансирования: он просто физически не сможет один делать все, и за научный коллектив, и за лаборантов.

Людей меняют, денег не дают

В связи с этой ситуацией руководителями практикуется и замена штатного расписания в проектах, хотя на этот трудовой год с сотрудником уже заключен контракт. В результате человек, проработавший весь месяц на полную ставку, может только придя получать зарплату, узнать, что руководитель перевел его на меньшие деньги.

Тогда для чего сотрудники ежегодно заключают трудовые договора, в которых четко расписано, на какую должность они принимаются и с каким окладом?

И почему дирекция и администрация институтов не обращает на это никакого внимания? Ведь сотрудники институтов, прежде всего, принимаются на работу администрацией, и окончательную резолюцию о приеме на работу или увольнении того или иного человека дает директор института, а отнюдь не руководитель проекта.

Замена штатов больше всего практикуется в хоздоговорных проектах. Здесь руководители каким-то странным образом имеют право выплачивать зарплату своим сотрудникам в том размере, в каком сочтут нужным, или вообще не ее платить месяцами.

Поступать таким образом руководителю позволяет то, что хоздоговорные деньги, как правило, поступают с задержкой. При поступлении денег руководитель может просто недоплатить сотруднику положенную сумму, заявив, что тот «не работал, как нужно». Или просто пообещать заплатить со временем, но это время так никогда и не наступает.

Пенсионеры-руководители требуют от сотрудников, переведенных на более низкую зарплату, полную посещаемость: находиться на рабочем месте пять рабочих дней в неделю «от звонка до звонка».

Это значит, человек и не имеет возможности подыскать дополнительный заработок, получая при этом половину оклада. Как ни странно, ни одна проверка, проводимая в Академии наук, этим не интересуется.

Не удивительно, что молодежь, проработавшая год-другой в институтах, увольняется сразу же, как только ей на руки выдают дипломы. И уезжает или уходит работать туда, где есть перспективы развития и карьерного роста, более высокая и стабильная зарплата и адекватное руководство.

Международное информационное агентство «Фергана»