16 Октябрь 2019



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Мелкий бизнес уходит в тень. Под крышу налоговой

На снимке: Вход на Мирабадский («Госпитальный») рынок Ташкента. Фото «Ферганы».

В Узбекистане в последнее время чиновники разного уровня только и говорят, что о крупномасштабных налоговых недоимках, для восполнения которых сочиняются новые правительственные документы, направленные на еще более жесткое обложение предпринимателей поборами. Но казна как пустовала, так и пустует - легальный бизнес уходит в подполье, поступления в бюджет неправдоподобно минимальные, что является первопричиной затяжных задержек в выплатах социально-пенсионных платежей, стипендий и зарплат.

Вместе с тем, как удалось выяснить «Фергане», практически на всех крупнейших торгово-рыночных площадках страны выстроена изощренная система уклонения от налоговых и прочих обязательных платежей, причем авторы этой схемы - высокопоставленные лица, по долгу службы обязанные следить за поступлениями в бюджет.

Схема, направленная на пополнение кармана огромной армии контролирующих органов (служащие налоговой, правоприменительной, надзорной и прочих служб), работает безотказно, превращая законопослушных предпринимателей в ненужный для проверяющих органов балласт, поскольку они «создают проблемы» для «теневиков» своей дотошностью при исполнении законодательных актов.

Знают о творящемся беспределе в сфере торговли и налогообложения все должностные лица, но менять что-то в сторону улучшения означало бы добровольно лишиться «кормушки». А посему остается одно – «заткнуть рот» тем редким смельчакам, кто пытается нарушителей в госмундирах призвать к порядку.

Об одной из таких историй, когда предприниматели отказались участвовать в коллективном сговоре по сокрытию налогов, и против них тут же сфабриковали дело, - в материале «Ферганы».

Из пострадавших - в виноватые

5 декабря нынешнего года ташкентским частным предпринимателям Елене Агибаловой и Динаре Латыповой, занимающимся легальной деятельностью на ОАО «Мирабадский дехканский рынок» (ОАЖ «Миробод дехкон бозори» - бывший «Госпитальный»), позвонила из Мирабадского РУВД инспектор по профилактике Венера Габитова и пригласила прибыть на встречу с заместителем начальника отдела профилактической службы (ОПС) Рауфом Каюмовым. Обрадованные, что, наконец-то, им удастся получить ответ лично от руководства на свое заявление по поводу превышения должностных полномочий участковым инспектором рынка Ильесом Умарходжаевым, женщины прибыли на место.

«С самого начала ситуация складывалась каким-то странным образом, - рассказывает Елена Агибалова. – Нам выписали пропуск в кабинет №410, но в итоге пригласили в кабинет №403, где вместо радушного приема руководства мы столкнулись с самой настоящей провокацией. Как выяснилось позже, под предлогом встречи с руководством ОПС нас обманным путем цинично заманили в Мирабадское РУВД, чтобы состряпать акт по сфабрикованному делу «о неподчинении» (мы якобы отказались знакомиться с материалами дела!). То есть вместо помощи, на которую мы рассчитывали, мы столкнулись с заказным обвинением! На основании клеветнического заявления целой группы нелегальных торговцев с «Госпиталки» о неуплате налогов! Под заявлением подписалось человек 15, большинство - женщины, по наущению базарных «кураторов» они организовали травлю и накануне едва не учинили самосуд над нами. Чтобы все это передать в суд, оказывается, недоставало всего лишь этого «липового» акта».


По словам Агибаловой, в кабинете, где присутствовало несколько сотрудников милиции, включая женщин, их с Латыповой начали сразу грубо «прессовать», оказывали давление, цепляясь к каждому слову, всем видом показывая, что доводы и утверждения вызванных предпринимательниц «опээсников» не интересуют. Хотя представленных ими документов и свидетельств нарушений со стороны курирующих рынок административных сотрудников, налоговиков и участковых инспекторов с лихвой хватило бы на открытие не одного уголовного дела.

«Чем занимаются эти люди, есть ли у них документы и платят ли они налоги – это не в нашей компетенции, мы должны разбираться с каждой поступившей жалобой, даже если она от бомжей», - так подчеркнуто бесцеремонно отреагировала на возмущенные реплики Агибаловой и Латыповой сотрудница РУВД в гражданском, представившаяся Зухрой Рашидовной Шукуровой. Позднее выяснится, что она - майор милиции, ради этого «дела» была даже срочно отозвана из отпуска.

Кроме материалов дела, сфабрикованного на скорую руку Умарходжаевым, никаких копий сочиненных в кабинете бумаг-документов предпринимателям не дали, категорически отказав и в их документальной фотосъемке.

«Понимают: в противном случае пришлось бы официально зарегистрировать этот «фарс», а гарантии, как завтра повернется дело, никакой. А так нет бумаг – нет проблем…» - уверены попавшие «в западню» женщины.

Обе женщины были настолько подавлены и шокированы всей этой абсурдной ситуацией, что в итоге пришлось даже вызвать машину «Скорой помощи» в РУВД. Да разве удивишь этим «блюстителей»…

«И где она, эта справедливость, где закон?! Ведь мы первыми обратились за помощью к руководству инспекторов профилактики, чтобы они приняли меры в отношении участкового инспектора Ильеса Умарходжаева, а также Сабирджона Сафарова, который, возможно, его приятель и является то ли действующим, то ли бывшим сотрудником органов! – в сердцах продолжает собеседница «Ферганы». – Нам же вместо ответа майором Шукуровой в грубой форме было сказано, что нужно разбираться с нами, так как против нас имеется коллективное заявление. Якобы это мы «оскорбляли» чувства женщин узбекской национальности, матерились, и нас даже не раз замечали в пьяном виде».

«Из-за вас все магазины (на «Госпитальном» - ред.) закрыты!» - металлическими нотками в голосе завершила свою тираду майор милиции. И добавила, что есть административный протокол, материалы дела уже находятся в суде, и к нам будет применена статья 194 административного кодекса («невыполнение законных требований работника милиции»), влекущая наложение штрафа от одной второй до двух минимальных размеров заработной платы», - рассказывает предпринимательница.

То же правонарушение, согласно этой статье, совершенное повторно в течение  года после применения административного взыскания, влечет  наложение штрафа от двух до трех минимальных размеров заработной платы или административный арест до пятнадцати суток.

Судя по тому, что в этом году у Елены с Динарой уже имелся печальный опыт «общения» с участковым инспектором по фамилии Хакимов на оптовом торговом рынке «Катартал», когда их также сделали без вины виноватыми, сфабриковав административное дело с лживыми заявителями и организовав карательную акцию через суд, умение милиции «затыкать рты» правдоискателям в Узбекистане поставлено на поток.

В отношении же одной из десятка агрессивно настроенных женщин, чье неадекватное поведение, угрозы и нецензурные выражения, адресованные Агибаловой, Елена зафиксировала 27 ноября на диктофон, по предположению Шукуровой, будет применено наказание в виде статьи183 КоАО РУз («мелкое хулиганство»).

Впрочем, как говорят Елена с Динарой, ей с трудом удавалось скрыть досаду, когда она вынуждена была признать, что «те, кто написал это групповое заявление, подпадают под действие статей 40 и 41 («клевета»; «оскорбление»)».

Деталь, заслуживающая внимания: одна из женщин, чья подпись также стоит в коллективной жалобе на предпринимательниц, - хозяйка магазина №68 Наталья Ким, сегодня категорически отрицает факт наличия подписи…

Случись в дальнейшем настоящее разбирательство этого сфабрикованного дела, любой из этих «писателей» в момент бы признался, что согласился на коллективный сговор и наговор честных предпринимателей лишь под давлением или «по просьбе» участкового инспектора Ильеса Умарходжаева и налоговика рынка Улугбека Рузиева. Однако сегодня ни на какое «настоящее разбирательство» рассчитывать не стоит…

Ворон ворону глаз не выклюет

Кроме уже упомянутой Венеры Габитовой, Зухры Шукуровой и нескольких «безымянных» сотрудников, как утверждают Агибалова с Латыповой, в кабинете №403 находился и замначальника ОПС Рауф Каюмов, так и не сумевший «вспомнить», приглашал он двух женщин-предпринимательниц на «беседу» в РУВД или нет. Был там также некий Алишер Каримович Тигдинов (номер удостоверения 000597), который сказал, что заместителем начальника ОПС является Мирзахид Холдыбеков, а не Каюмов. Поди разберись…

«У нас нет сомнений в том, что в здании Мирабадского РУВД произошла неприкрытая и наглая провокация, - убеждены Елена и Динара. – Мы не исключаем, что, ввязавшись в заведомо сомнительную историю по «спасению» Умарходжаева и Сафарова, сотрудники районного управления милиции, участвовавшие в этом «спектакле», и дальше вынуждены будут прибегнуть к новым провокациям. И будут биться до последнего, лишь бы спасти свои кресла, погоны, привилегии и стабильный «левый» доход с рынка».

Торгующие на «Госпитальном» хорошо знают о чрезмерной алчности участкового инспектора Ильеса Умарходжаева. Его неучтенный ежемесячный доход с базара, со слов знающих людей, - от 10 миллионов сумов и выше, и процветает он за счет торгующих без прописки (почти все, так как здесь обосновались, в основном, выходцы из Ферганской долины), плюс «валютчики» и прочие нелегалы.

Разумеется, такой «кормилец», как Умарходжаев, - свой парень в милиции, и она его будет защищать любыми способами от «посягательств» посторонних. Когда дело касается лишения дармовых благ и ведомственной «чести мундира», круговая порука силовиков крушит на своем пути все и вся, и что для них судьба двух оклеветанных женщин…

«Мы сегодня также не исключаем, что этот лже-акт, наспех состряпанный в РУВД, несмотря на отсутствие в нем наших подписей, вместе с другими «липовыми» заявлениями-рапортами может вскоре появиться в материалах дела. К нему затем добавят наше «неподчинение», и пухлую папку нашего «дела» со спокойной совестью передадут в суд, где проведут заочное рассмотрение, и нас, легальных предпринимателей, уплачивающих ежемесячно миллионные налоги, осудят на 15 суток. Гениально и просто!» - говорят Елена и Динара.

Они боятся милиции

Несмотря на наличие всех документов и актов, свидетельствующих о серьезных нарушениях со стороны директора рынка «Мирабад» У.Т.Отабоева, налогового инспектора Улугбека Рузиева и участкового милиционера Ильеса Умарходжаева, в Мирабадском РУВД даже бровью не повели. Хотя стоит только взглянуть на акт от 8 октября, подписанный тем же директором, его замом, налоговиком (милиционер Умарходжаев, говорят, отказался подписывать, чуя недоброе), в котором утверждается, что спорное помещение №68, где ведется торговля, на самом деле отдано под склад, - и даже стороннему становится ясна незамысловатая картина махинаций.

«Хотя мы показали сотрудникам милиции официальные письма и ответы администрации и налоговой рынка, где руководство признается, что на 19 ноября 2013 года на территории «Госпитального» опечатаны 100 магазинов (якобы по причине обновления арендаторами договора аренды), они продолжали открыто демонстрировать нам свою нелюбовь, так как были заинтересованы в ином решении вопроса», - уверены собеседницы, ошеломленные милицейским произволом.

Со слов пострадавших женщин-предпринимателей, им ничего не оставалось, как, находясь в кабинете инспекторов, сделать звонок по телефону 102 (раньше 02 – городская служба милиции) и рассказать о беспределе, происходящем в Мирабадском райуправлении.

«Нас пытались уговорить никуда не звонить, у всех присутствующих на лицах в этот момент читались растерянность и страх, - продолжает Агибалова. - После того, как я все же позвонила и попросила милицию (звоним в милицию, чтобы спастись от милиции – нонсенс!) срочно приехать в кабинет такой-то, что нам нужна их помощь, все бравые блюстители из кабинета мгновенно улетучились. Мы с Динарой сами слышали, как, торопливо шагая по коридору, майор Шукурова на ходу бросила коллегам фразу: «…я в отпуске» (мол, имейте в виду, в случае чего, - меня здесь не было). А вот на вопрос: что же майор делала 5 декабря в Мирабадском РУВД, будучи в отпуске? – мне хотелось бы услышать ответ от нее самой…»

В ГУВД (как и в Аппарате президента, прокуратуре, СНБ, Госкомитете налогов и ряде других инстанций, включая депутатов) тоже в курсе всех этих отвратительных событий, в которых задействованы их районные коллеги. Остается малость – ждать результата.

Хочешь работать спокойно - притворись слепым и глухим

Скандал разгорелся в начале октября, когда Агибалова и Латыпова случайно узнали, что торгующие по соседству (в частности, хозяйка магазина № 68) платят гораздо меньшую сумму за аренду такого же торгового помещения, чем они. Вскоре выяснилось, что таких торговых точек, работающих «по договоренности» (читай: без уплаты налогов) с администрацией базара, немало. Этот факт, кстати, закреплен актом от 8 октября сего года.

Позвонив местному налоговому инспектору Улугбеку Рузиеву, чтобы узнать истинную причину разницы в аренде, Агибалова и Латыпова добились лишь, что «засвеченный» магазин убрали подальше от зорких глаз соседей.

Являясь одними из немногих, кто сегодня легально тянет свой бизнес, выплачивая колоссальные суммы налогов и едва сводя концы с концами (какие доходы при нулевой проходимости покупателей: магазины расположены среди пустующих т.н. складских помещений и ателье), предпринимательницы решили обратиться к администрации рынка с письменным заявлением. Пусть, дескать, разъяснят ситуацию и сбавят стоимость арендной платы на торговые места, сделав перерасчет ранее уплаченных сумм в сторону уменьшения (в так называемых «складах» 1 кв.м площади стоит 20.000 сумов, а в аналогичном помещении легально функционирующего магазина – 30.000).

Такое «наглое» поведение двух «слишком много знающих» женщин, к тому же смело начавших собственное расследование по фактам многочисленных нарушений на рынке, конечно же, не могло не насторожить руководство базара.

«Нам удалось выяснить, что на территории «Госпитального» в настоящее время имеется 100 магазинов, которые находятся под контролем горхокимията, - рассказывают Елена и Динара. - Благодаря новому директору У.Т.Отабоеву (прежнего в прошлом году посадили за взятки) большинство этих магазинов на бумаге «превратили» в складские помещения (за склады налоги не взимаются, оплачивается лишь метраж арендованного помещения), но в них торгуют, как в магазинах, и без налоговых вычетов. Люди даже порой не догадываются, что за фруктово-овощными рядами расположен огромный торговый павильон с типовыми помещениями в девять квадратных метров, поскольку администрация не сочла нужным позаботиться хотя бы о рекламной вывеске».

В свое время в выстроенных новых магазинах, по воспоминаниям некоторых предпринимателей, неплохо торговали. Однако им не дали раскрутиться, так как, по слухам, инспектирующие лица, используя свои служебные полномочия, попросту провели рейдерский захват и опустошили эти магазины. После этого желающих торговать в центре Ташкента, говорят, поубавилось.

Желающих легально торговать вспугнул и тот факт, что любой, кто обращался в администрацию «Госпиталки», получал один и тот же ответ: «Свободных помещений нет», - хотя вывески с улицы гласили об обратном, фактически магазины пустовали. Мало кто догадывался, что это был хорошо продуманный трюк отпугнуть «чужаков».


Товар вывезен. Магазины временно пустуют

Не мытьем, так катаньем?

Прежде чем организовать коллективный «наезд» на женщин-предпринимательниц в виде письменного заявления с вымышленными фактами, администрация рынка попыталась «вразумить» их, не раз предлагая через своих посредников «никуда не звонить»: пусть, дескать, «сдают патенты и работают, как все». То есть под «крышей» налоговиков.

Налоговик Рузиев, в частности, сам через доверенных лиц заверил: мол, их «не тронут». На что Агибалова и Латыпова ответили принципиально: категорическим отказом, чем и подписали себе карательный приговор.

После чего, как говорят Елена и Динара, в ход пошла «тяжелая артиллерия». Обвинив их в том, что они «беспричинно пишут заявления и жалобы в налоговые органы…, уговаривают (людей) дать какие-то порочные показания на базаркома и сотрудников базара», в отношении законопослушных бизнес-вумен 27 ноября была организована обычная в таких случаях провокация с участием все тех же хамоватых торговок-«нелегалок». «До вашего прихода мы работали без проблем!» - вот главный аргумент их нападок.

От линчевания Агибалову и Латыпову спасли лишь звонок по 102 и приезд «Скорой», зафиксировавший у обеих пострадавших резкое повышение артериального давления. Участковый Умарходжаев, как говорят очевидцы, был неподалеку и наблюдал за происходящим…

28 ноября Умарходжаев, как рассказывает Агибалова, вызвал ее и Латыпову в свой рабочий кабинет на «Госпиталке», где находились еще два человека в милицейской форме. Один из них по просьбе Латыповой осторожно и нехотя представился как Сабирджон Сафаров, не назвав должности и не показав удостоверения личности. Зато явно нервничал и вел себя с женщинами очень грубо, по-хамски.

Елена сомневается, что этот человек в настоящее время является штатным сотрудником правоохранительных органов, но в том, что он действовал заодно с коллегой Умарходжаевым, уверена: «Он выдал себя сам, когда почти шепотом спросил, нужен ли мне адвокат (?!), а когда я ответила отрицательно, безо всяких объяснений взял с нас расписку. Уже тогда у меня закрались первые мысли о готовящейся со стороны этих лиц провокации в отношении меня и Латыповой, и я не ошиблась».

Однако, несмотря на жуткое сопротивление и козни оппонентов, неизбежные финансовые (бизнес простаивает) и моральные потери, предпринимательницы решили идти «ва-банк», требуя от руководства рынка ответа на свои жалобы и заявления по поводу ежемесячных миллиардных налоговых недоимок и бесчисленных нарушений законодательства на «Госпитальном».

«Нам даже удалось заполучить подписанный администрацией акт, где она практически признает свои неправомочные действия, - говорят Елена и Динара. – Например, налоговый инспектор Рузиев, после того как мы обратились к нему с официальным требованием озвучить количество сданных под склад торговых помещений, 19 ноября дал письменный ответ, что на данный момент (вообще-то с 8 ноября) «…опечатаны 100 магазинов». Многие даже успели вывезти товар».

Возникает вопрос: если опечатаны практически все магазины, то где ж тогда продолжали работать десятки «базарных» женщин, чуть не вцепившихся 27 ноября в волосы законопослушных заявительниц? Еще вопрос на засыпку: почему дельцов из администрации не интересовало, что же могут хранить торговцы в так называемых складских помещениях (а вдруг оружие?) и где они торгуют, если со складов нельзя?

Между тем, из-за закрытия большинства торговых точек с рынка почти ушли покупатели. И те, кто легально торгует, теперь не имеет возможности реализовать свою продукцию (а как при этом платить фиксированные налоги?)

Базарком Отабоев при беседе с Агибаловой и Латыповой рассказал, что 76 торговых помещений имеют договор аренды, не уточнив при этом, эксплуатируются ли они в качестве складов или магазинов. Разница в том, что в первом случае владельцы оплачивают по минимальной стоимости лишь аренду (плюс «вознаграждение» руководству), во втором – ежемесячно берутся как высокие налоги, независимо от того, есть прибыль или нет, так и максимальная плата за аренду помещения (всего 1.500 миллионов сумов).

По словам осведомленных источников, в данном случае «фокус» заключается в том, что магазины и десятки пошивочных ателье на рынке, построенные на бюджетные деньги для предпринимателей, распределяются под «склады» исключительно «своим» людям, а те уже незаконно сдают их под торговые помещения на правах субаренды. Баснословный «навар» затем делится между «липовыми» арендаторами и их кураторами. Бюджет при этом не получает ни сума. Поэтому желающие торговать «с улицы» и получают отказ, ссылаясь на то, что «все магазины уже заняты».

Комар носа не подточит…

В случае форс-мажорных обстоятельств или проверочных рейдов налоговики «Госпиталки» заранее предупреждают своих подшефных «торгашей», чтобы те оперативно вывозили свой товар. Проверяющим же администрация представит договора на аренду торговых помещений под склады, при этом убедив их, что, якобы, из-за отсутствия желающих торговать приходится сдавать пустующие торговые помещения хотя бы под склады. По завершении проверки розничная торговля в «складах» снова возвращается на круги своя…

Созданная стараниями руководящих лиц рынка система уклонения от налогов позволяет им с местными «фискальщиками», инспекторами профилактики и другими заинтересованными чиновниками безнаказанно заниматься расхищением многомиллиардных государственных средств.

Ни администрация, ни налоговая служба рынка не заинтересованы в увеличении числа   легальных предпринимателей – в противном случае они лишатся сверхприбыли.

«Если подняться на второй этаж администрации «Госпиталки», где находится кабинет  государственной налоговой инспекции, то всегда можно упереться в закрытую дверь, хотя видно, что в кабинете с утра до вечера горит свет (зачем экономить?) и включен компьютер – видимость кипучей работы налицо, - возмущаются Агибалова с Латыповой. - Но если стучать очень долго, то из «потайной» комнаты, где, скорее всего, есть даже кровать, все же может выглянуть кто-нибудь в домашних тапочках и с отрешенно-недовольным видом».

По словам женщин, пострадавших из-за своего желания призвать к порядку нарушителей, налоговикам здесь легальные предприниматели не нужны.

Они защищают только тех «нелегалов», кто дает им возможность ежемесячно «срубить» с каждого, как минимум, по 100 тысяч сумов.

«С 80 «складов-магазинов-ателье», выплачивающих по 100 тысяч сумов, в месяц набегает 8 миллионов «карманных» денег, а если б дать возможность здесь всем желающим торговать официально (пока такие еще остались в Ташкенте), то поступления в бюджет в виде налоговых отчислений составили бы уже около 100 миллионов сумов (фиксированный налог – 10 минимальных)! Сколько пенсионеров можно было б обеспечить за эти деньги своевременными выплатами», - сокрушаются подруги-предприниматели.

* * *

Эта трагикомическая ситуация, когда люди, не имея возможности платить баснословные налоги (в июне 2011 года фиксированный налог был в размере 487 тыс. сумов, а сейчас – 795 тыс.), уходят в «подполье», «крышуемое» огромной армией контролирующих органов, – лишнее доказательство того, что давно назрела необходимость пересмотра репрессивной налоговой политики. В нынешнем состоянии она лишь усугубляет коррупционную составляющую экономики, считают предприниматели.

По их мнению, необходимо определить статус торговых комплексов и отдельных торговых помещений (оптовый, розничный), установив единый платеж (аренда, налог, пенсионный фонд), предусматривающий при заключении договора аренды оплату единого (разового) фиксированного налога в год или в полгода, согласно метражу торгового помещения. Нужно создать единый электронный центр, на примере сотового оператора, чтобы платежи фиксировались в электронной базе данных.

Во многих развитых странах, в частности, в ОАЭ, штат фискальных контролеров сокращен до минимума, и все сказанное выше практикуется давным-давно.

Если бы у нас тоже было так, то предприниматели перестали бы выходить в «отпуск», как сейчас, и в разы можно было б уменьшить количество «мертвых душ». Однозначно, при уплате разового налога в год предприниматели потеряют зависимость от налоговых инспекторов, и все налоги пойдут по адресу.

Это только небольшая часть предложений для оздоровления сферы налогообложения и выведения бизнеса из «тени» (из-под контроля налоговых инспекторов).

А у нас сегодня что? Например, фиксированный налог на гигантском частном рынке «Бек-Барака» с оборотом капитала в миллиарды сумов составляет всего 3 минимальных оклада в месяц, и это при оптово-розничной торговле! Нелогично, что мелкие магазины площадью 6 квадратных метров на «Ипподроме» обязаны платить фиксированный налог в размере 10 минимальных окладов, то же самое предусмотрено и для крупнейшего торгового комплекса «Пойтахт», где торговые помещения имеют площадь по 40 и более квадратных метров.

Масштабы «теневой» экономики в стране таковы, что «нелегалы» уже готовы  организовать любые провокации, вплоть до физической расправы над теми, кто готов начать разгребать эти «авгиевы конюшни».

И каждое очередное повышение налоговых платежей, привязанных к минимальной заработной плате, абсурдное требование вести ненужную налоговую документацию, использование кассового аппарата при уже исчисленном фиксированном налоге, использование карательных акций в виде «контрольных закупок» не увеличивают ряды легальных бизнесменов, а, напротив, сокращают, тормозя процесс налоговых поступлений в бюджет.

Выигрывают при этом лишь сотрудники налоговых служб, чьи капиталы растут прямо пропорционально дефициту бюджета.

Именно государственные налоговые инспекторы, оказывая давление на торгующих и пользуясь бесконтрольностью, увеличивают количество «мертвых душ» среди частных предпринимателей, создавая благоприятные условия для ведения бизнеса в обмен на материальное вознаграждение, как это происходит на «Госпитальном» рынке. На других рынках ситуация ничуть не лучше…

P.S. Пока материал готовился к печати, стало известно, что в ночь на 8 декабря, когда в Узбекистане отмечается праздник Конституции, неизвестные вскрыли торговый магазин №66, принадлежащий Динаре Латыповой. Провокации продолжаются?

Соб.инф.

Международное информационное агентство «Фергана»