21 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Детский или семейный? Почему в Кыргызстане не хватает педиатров

10.10.2013 15:16 msk, Екатерина Иващенко

Кыргызстан Общество

Этим летом на совещании по вопросу подготовки медицинских кадров ректор Киргизской государственной медицинской академии (КГМА) Аширали Зурдинов сообщил, что в этом году его академия не выпустила ни одного врача-педиатра, более того - ни один абитуриент не подал заявление на педиатрический факультет.

«Молодежь не желает работать педиатрами и семейными врачами. В 2012-2013 годах ни один выпускник общеобразовательных школ не изъявил желание поступить на факультет педиатрии и факультет подготовки семейных врачей. Кроме того, в 2013 году не было выпуска педиатрического факультета, так как в свое время на факультете был недобор студентов, как на бюджетной, так и на контрактной основе», - сообщил ректор.

По его словам, желающих стать педиатрами с каждым годом становится все меньше. В 2011 году Медакадемия выпустила 36 педиатров, в 2012 году - всего 16. «Таким образом, программа по развитию в стране института семейного врача утратила свое назначение и носит лишь декларативный характер», - сказал Зурдинов.

Всего в 2013 году КГМА выпустила 1333 специалиста, из них 316 обучались на бюджетной основе. Работать в сельской местности остались лишь 45 выпускников-бюджетников. Между тем, в регионах Кыргызстана не хватает 2467 семейных врачей, 280 акушеров, 24 педиатров. Наиболее острая нехватка врачей - в Баткенской, Джалал-Абадской и Таласской областях.

Почему не хватает педиатров

В интервью «Фергане» ректор КГМА Аширали Зурдинов рассказал о причинах нехватки педиатров.

«Дело в том, что в 2002-2005 годах на волне реформы здравоохранения педиатрический факультет нашей академии был закрыт. Доноры советовали, что педиатров не надо готовить на специальном факультете, что в европейских странах, в США не существует отдельного педиатрического факультета. Но европейская система нам не подошла, и в 2006 году факультет решили реанимировать, принимать по 20 человек на курс, за шесть лет - 120 выпускников. Я занял пост ректора в 2009 году, и в то время вопрос о педиатрах стоял очень остро, его поднимали даже в парламенте. Сейчас у нас нет выпуска, потому что факультет не работал. Но мы с каждым годом увеличиваем число принятых на него студентов».

Аширали Зурдинов уверен, что стране нужны педиатры, потому что в Кыргызстане иная, чем в Европе, демографическая ситуация. «У нас до 40% населения – дети и подростки, а они требуют особого подхода. В мире базовое медицинское образование получают шесть лет, а после еще пять лет специализируются в педиатрии. Но мы экономически не можем готовить врачей 11 лет. Педиатра общей практики мы выучиваем за семь лет (шесть лет общей подготовки и год интернатуры; если выпускник хочет специализироваться в узких направлениях педиатрии, то должен еще два года проучиться в клинической ординатуре). Сейчас на педиатрическом факультете у нас обучается 500 человек, этого мало, и все из-за неправильной реформы. На новый учебный год на этот факультет был большой конкурс, мы приняли 130 человек. Так как мы увеличиваем прием, то теперь будет ежегодно увеличиваться и выпуск».

Ректор признал, что особенно сложная ситуация с педиатрами в сельской местности. «У нас не отработан механизм распределения студентов, особенно среди тех, кто обучается на контрактной основе. Бюджетников распределяют, но тоже не всех. Казалось бы, если ты отучился, но не пошел работать по распределению, то должен вернуть народные деньги, но для этого нет никаких юридических механизмов», - сказал А.Зурдинов.

«Контракт на обучение на педиатрическом факультете - меньше 40 тысяч сомов в год, хотя по нашим минимальным расчетам, стоимость одного года обучения года – около 85 тысяч. Получается, что даже контрактники платят половину. Раз такое дело, студент должен отработать вложенные в него деньги», - считает ректор Медакадемии.

Для решения проблемы Зурдинов предлагает ввести обязательное распределение на два года даже для контрактников: «Так мы сможем обеспечить регионы врачами. Переходный период необходимо внедрить со следующего года, и тогда через шесть лет мы сможем внедрить распределение врачей по всей стране. Но это должно быть политическое решение».

Про институт семейных врачей ректор тоже отозвался скептически: «Когда-то студентам факультета семейной медицины, который, напомню, доноры рекомендовали создать вместо педиатрического, даже платили стипендию за счет «американского налогоплательщика». А потом их перевели полностью на наше обеспечение, и никто не захотел там учиться, потому что по окончании вуза ждала маленькая зарплата и отсутствие условий для работы, особенно в регионах. Я часто обмениваюсь опытом с европейскими коллегами. У них, чем дальше от столицы ты выберешь место работы, тем больше тебе предоставляется бонусов (жилье, повышенная зарплата и проч.). Во всех странах практикуется такой подход в привлечении людей на периферию. Вот и надо модернизировать нашу систему с учетом международной практики, но адаптируя ее к местным условиям», - заключил Аширали Зурдинов.

Снижение детской смертности, прививки и питание

Между тем координатор программы по здравоохранению и питанию ЮНИСЕФ в Кыргызстане Чолпон Иманалиева, с которой «Фергана» поговорила о проблемах детского здравоохранения, уверена, что стране нужны именно семейные врачи.

- Ваша организация  проводит много различных исследований, действительно ли в стране не хватает  педиатров?

Чолпон Иманалиева: Педиатров не хватает. Однако в стране был создан институт семейного врача. Само понятие «педиатр» заменилось понятием «семейный врач», специалист, который несет ответственность за здоровье всей семьи, включая ребенка. Если говорить конкретнее, то я бы сказала, что не хватает, в первую очередь, неонатологов и узких специалистов.


Фото из отчета ЮНИСЕФ и Минздрава Кыргызстана о здоровье женщин и новорожденных в Чуйской области и Кыргызстане, 2009 г.

Семейный врач должен уметь  все. В Европе и Америке первый врач, который работает с  семьей и ребенком, – это семейный врач. В старой системе здравоохранения с ребенком работал только педиатр. Я сама педиатр с 20-летним стажем, мне тоже было нужно время, чтобы понять новую систему. Но вернуть прежнюю систему педиатрии нельзя - нет человеческих ресурсов. У нас сейчас даже семейных врачей не хватает.

- Вы считаете, что семейный  врач лучше педиатра?

 

- Да. Врач не должен видеть ребенка и его болезни в отрыве от семьи. Я врач-аллерголог, и когда смотрела детей, пыталась определить, что с ними, всегда спрашивала: «Где вы живете, какая у вас квартира, есть ли домашние животные?». Нужно смотреть на семью: как они живут, чем питаются… Все это отражается на здоровье ребенка.

- Как вы оцениваете уровень подготовки кыргызстанских семейных врачей?

- На мой взгляд, у молодых врачей недостаточно практических навыков.

- Какие проблемы детского здравоохранения в Кыргызстане вы можете назвать как основные?

- Когда началась реформа системы здравоохранения, нужно было сфокусироваться на самых уязвимых периодах детства. 60% случаев детской смертности приходится на период новорожденности. И 20 лет назад было принято решение сосредоточиться на этом: учить врачей правильно принимать роды, реанимировать новорожденных и внедрять принципы «щадящего ухода» за новорожденными. В 2012 году мы были отнесены к странам, которые находятся на пути достижения Целей развития тысячелетия в пункте снижения детской смертности. Это означает, что если мы будем продолжать внедрять и поддерживать именно те технологии, которые поддерживаются сейчас, то к 2015 году мы достигнем поставленной цели – это снижение детской смертности на 2/3 по сравнению с 1990 годом. В 1990 году детская смертность была 71 случай на 1000 детей, в 2010-ом - 38 на тысячу, в 2012-ом – 27 на тысячу. Цель, поставленная правительством,– менее 24 смерти на тысячу детей. Для меня это показатель того, что Минздрав и донорские организации работают в правильном направлении. Это первое.

Второе. Нам надо было улучшать качество жизни детей. Речь идет о вакцинации от гепатита, менингита, дифтерии, коклюша и проч. - ребенок получает эти прививки в первые два года жизни. Делаются они бесплатно согласно календарю прививок, рекомендованному Минздравом, у нас хороший охват. Но в последние годы началось движение против вакцинации: протестуют, во-первых, городские мамы, которые берут информацию из интернета. Но эти сведения не всегда достоверны, у подобных публикаций могут быть скрытые цели. Во-вторых, от вакцинации стали отказываться некоторые матери на юге страны. Одни объясняют отказ религиозными убеждениями, другие заверяют, что в состоянии обеспечить своему ребенку хорошее питание, защиту от болезней и без прививок. Мы начали работу по повышению осведомленности населения. 

Третья проблема - питание. Согласно исследованиям, 44% детей до пяти лет, проживающие в сельской местности, имеют недостаток витаминов, которые приводят к анемии. В мире считается, что если таких детей более 40%, то эта проблема приобретает государственное значение. У нас приняты меры: детям дают витаминно-минеральную пищевую добавку «Гулязык», но люди по-разному к этому относятся. Одни говорят, что «наших детей травят», другие - что на них «ставят опыты». Если же посмотреть состав добавки, то видно, что в нее входят те же витамины, которые каждая мама старается дать своему ребенку, но в более удобной форме – в виде порошка, который добавляется в еду. Это добавка за год помогла снизить анемию у детей в Таласской области. Когда убедились, что добавка хорошо работает в Таласе, эксперты решили распространить этот опыт по всей стране. Хочется, чтобы дети, которые рождаются сейчас, получили шанс жить без анемии, которая способствует развитию заболеваний в будущем.

Четвертое. Согласно исследованиям 2006 года, у нас 14% детей  не добирают в росте. Но здесь дело не только в нехватке витаминов, влияем и состояние окружающей среды, качество питания ребенка. Многие говорят, что в Кыргызстане много мяса и дети не нуждаются в дополнительных витаминах. А исследования показывают, что некоторые дети едят мясо раз в три месяца.

- Существуют ли профилактические медосмотры детей в сельской местности?

- Существуем система осмотра детей в определенные периоды его жизни. Чаще ребенок осматривается, когда ему делают прививки. Исследования показали, что население доверяет медицинскому работнику, ребенка водят на осмотры. Сейчас идет обучение медицинских работников, как распознать серьезное заболевание у ребенка. Но к сожалению, еще есть ситуации, когда ребенок «упускается»: среди причин и отток врачей из страны, и тот факт, что мамы не уделяют времени своим детям, они работают или вообще уезжают из страны в трудовую миграцию, оставляя детей с бабушками… Но снижение детской смертности говорит о том, что общая картина улучшается.

- В некоторых  отдаленных населенных пунктах  нет ни врачей, ни медсестер, кто там осматривает и лечит детей?

- Минздрав разработал  систему перенаправления больного ребенка или беременных в другие медучреждения. Если медсестра в селе, например, увидела, что у женщины во время родов случилось кровотечение, то она должна немедленно отослать ее в районную больницу. Если не помогут там - то в областную.

Система еще несовершенна, она требует доработки, но не надо думать, что в селе мама с ребенком остаются наедине с медсестрой. Система перенаправления является ключевой для обеспечения своевременной и качественной медпомощью. Мы же не можем научить медсестру лечить так же, как делает это врач областной больницы. Но мы можем научить ее, как перенаправить больных на более высокий уровень медицинской помощи в критические или угрожающие жизни моменты.

- Но система  придумана именно потому, что  в селах не хватает врачей?

- Такая система существует во всех странах. В Кыргызстан ее в 2006 году принес эксперт из Литвы, где поняли, что не могут каждый населенный пункт обеспечить качественной врачебной помощью. У нас два года разрабатывали эту систему и в 2008 году начали ее внедрять. Система должна работать как механизм, чтобы не было проблем даже с поиском транспорта, но пока это не так.

Молодые мамы, глас народа

«Наша участковая продолжала работать несмотря на то, что по ее вине умерло трое малышей. Она отделалась выговором, даже без занесения в личное дело. После того, как мы узнали об этом, прочитав в газете, мы ушли оттуда».

«Да, действительно сложно решить где стоять на учете. Мы как родились пошли в госполиклинику, но не смогли вынести огромных очередей с месячным ребенком и педиатр тоже не понравилась. Ушли в частную, но год спустя разочаровались... врач, не смогла прослушать у ребенка пневмонию, попали в 3 детскую (больницу) в тяжелом состоянии. Ушли с частной, решили в простую поликлинику ходить и консультироваться у частного знакомого педиатра».

«Мы с рождения стояли на учете в госполиклинике. Педиатр - туши свет. Когда приходит на дом по вызову даже руки не моет, сразу ребенку в рот лезет. Перешли в частную. Там все улыбаются, говорят какой у вас замечательный ребенок, но тоже минусов хватает. Когда мы стали оформляться в госсадик, с нас потребовали форму о прививках. А наш частный педиатр, оказывается, даже и не думала заводить ее. А без этой бумажки беда: ни в сад тебе, ни в школу. Пришлось вернуться в госполиклинику, дать денежку и они перенесли все записи из карточки в форму».

Шум с одного из кыргызстанских форумов о детском здравоохранении.
Найти хорошего педиатра сегодня трудно даже в Бишкеке. Мама 2-летнего ребенка Юлия Улитина рассказала «Фергане», что все необходимые прививки ребенку делают бесплатно, даже в частной поликлинике, но вот медосмотры стоят дорого.

«Конечно, первый раз я пошла с ребенком в государственную поликлинику, но огромные очереди, врачей нет: то они на обеде, то чай пьют, то еще что-то… Кроме того, в госполиклинике врачи менее квалифицированные: хороших врачей сразу разбирают «частники». Либо они работают и там, и там. Прием педиатра в частной поликлинике стоит достаточно дорого: если встаешь на учет, то 450 сомов, если просто разовое посещение - 550 сомов. Полный медосмотр, а это посещение четырех врачей, нам обошелся в тысячу сомов», - рассказала Юлия.

Целый год не было врача и в частном детском садике, куда Юлия отдала свою дочь за 7 тысяч сомов в месяц. «В садике нет даже прививочного кабинета, хотя в государственных садах детям делают прививки. Целый год не было у нас и врача, теперь врача нашли, но он приходящий – посещает сад раз в неделю, осматривает детей и пишет рекомендации. Нам рекомендовали сделать реакцию манту. Но ее не делают в частной клинике, придется идти в государственную… Что будут делать в садике, если ребенку вдруг станет плохо? Ничего. «Скорую» вызовут».

Про бесплатную добавку «Гулязык» Юлия ничего не слышала, но даже если бы ей ее предложили, она отказалась. «Я опасаюсь брать что-то бесплатное, - говорит она. - Витамины мы сами покупаем ребенку. Более-менее хорошие стоят 400 сомов. В год их надо покупать несколько раз разных видов. Да, в целом выходит приличная сумма».

Ни кадров, ни оборудования

Директор единственного в стране Национального центра охраны материнства и детства Камчыбек Узакбаев также признает, что по материально-технической и кадровой базе педиатрическая служба находится в очень сложном положении.

«В стране постоянно говорят, что детское здравоохранение в приоритете. При этом мы должны честно признаться, что все это так и осталось разговорами, только последние годы стали обращать внимание на эту проблему. К нашему центру мы начали пристраивать еще одно крыло, там будет детская кардиология. В целом же за годы независимости в стране не было построено ни одной детской больницы. Более того, некоторые детские больницы были перепрофилированы или приватизированы. Даже наше оборудование соответствует уровню районной больницы. Сегодня нам надо, коль это национальный центр, оснастить его хотя бы как московскую клинику», - говорит К.Узакбаев.

«Вторая проблема - кадры. Педиатров мало, особенно в регионах. Местные административные органы должны предоставить этим специалистам хорошие социально-бытовые условия. С боем мы смогли добиться открытия педиатрического факультета в Медакадемии, но количество его выпускников - это малая доля того, что было раньше. Нельзя считать педиатрию умирающей профессией, надо выделять деньги на подготовку кадров, ведь именно от них будет зависеть здоровье нового поколения», - считает Узакбаев.

Про институт семейных врачей Камчыбек Узакбаев высказался отрицательно. «Мы их готовили по ускоренной схеме, для лечения женщин и детей эти врачи не имеют должного уровня, - сказал он. - Эта система была придумана еще в XVII веке: врач общей практики, который наблюдает человека от рождения и до смерти. Это хороший метод, когда не хватает педиатров, акушеров-гинекологов, окулистов, то есть узких специалистов. Но мы не доросли до этого, квалификация не та, семейных врачей надо готовить намного тщательнее. И после окончания учебы их надо продолжать «натаскивать» по разным разделам медицины, а для лучшей мотивации выдавать квартиру, повышать зарплату. Этого ничего нет, вот никто и не учиться, а если даже идет, то потом в регионах не задерживается».

Узакбаев считает, что набирать будущих педиатров надо по квотной системе. «Например, в Баткене не хватает педиатров. Надо проводить отбор среди учеников выпускных классов, профессионально ориентировать, заключать договор, что они будут обучаться в Медакадемии, но потом должны будут отработать в Баткене. Оплачивать учебу должна местная администрация, а создавать условия для работы – государство в целом».

* * *

Это не первая статья «Ферганы» о проблемах матерей и детей в Кыргызстане. В нашем материале «Нищие, голодные и многодетные» мы подробно писали о состоянии здоровья женщин и детей в многодетных семьях, которые живут в сельской местности, - а таких в стране большинство. И сегодня, когда становится ясно, что и лечить детей почти некому, даже подумать страшно, с чем может столкнуться Кыргызстан лет через 17-20, если государственная озабоченность социальными проблемами останется на прежнем уровне…

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»