21 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Китайские яблоки и американская говядина, или Что происходит с сельским хозяйством Кыргызстана

Во времена СССР животноводство и птицеводство считались традиционными видами сельскохозяйственного производства Кыргызстана. Союз распался, колхозов не стало, люди оказались предоставлены сами себе, что сказалось на общем положении дел. Из страны-экспортера Кыргызстан превратился в импортера. Так, по оценкам экспертов, в страну ввозится до 60% потребляемого мяса. 25 марта на заседании парламентского Комитета по аграрной политике, водным ресурсам, экологии и региональному развитию глава Антикоррупционной службы ГКНБ Кыргызстана Бектен Садыгалиев рассказал, что ежегодно из США, Бразилии и Китая импортируют 80 тысяч тонн мясной продукции. Общая сумма импорта мясных изделий, по словам чиновника, составляет около 3 миллиардов сомов.

Только в 2012 году в Кыргызстан было завезено из США и Бразилии - более 55 тысяч тонн куриного мяса; из Китая - 8 тысяч тонн свинины, 570 тонн говядины и 10 тысяч тонн курятины; из Индии поступило 520 тонн говядины, из Монголии - 135 тонн конины и 20 тонн баранины. Из России и Голландии - 4 тысячи тонн рыбы и рыбных продуктов. Также из Индии ввозится мясо буйвола.

Согласно проекту «Стратегии развития сельского хозяйства КР до 2020 года» (саму Стратегию парламент еще не утвердил), животноводство до сих пор составляет значительную долю сельского хозяйства страны. Валовый выпуск продукции животноводства в 2011г. составил 68002,8 млн. сомов, это 46,2% прибыли от всего сельскохозяйственного производства.

Однако даже при таких высоких показателях цены на мясо остаются высокими и недоступными до социально уязвимых слоев населения. Цена на говядину колеблется в районе 350-400 сомов за килограмм. Это очень дорого, поэтому люди предпочитают так называемые «ножки Буша» (куриные окорочка), которые в три раза дешевле – 110-150 сомов за килограмм.

Мелким фермерам не выдержать конкуренции

О том, что происходит в животноводческой отрасли и почему в стране такие высокие цены на мясо, «Фергане» рассказала национальный консультант по ветеринарии и животноводству Продовольственной и сельскохозяйственной организации (ФАО) ООН в КР Марипа Кичинебатырова.

«Цены на мясо растут из-за многих факторов. Первое - это рост цен на корма. В 2011 году была очень суровая зима, что привело к падежу скота, цены выросли и до сих пор не упали. Если фермер нацелен на производство мяса или молочной продукции, он лучше заботится о животных, заготавливает корма впрок. Но у нас, в основном, мелкие фермеры. Более 60% населения живет в селе, из них 80% имеют по две коровы и до 10 овец. Тех, у кого по несколько тысяч голов скота, - единицы.

Второе - пастбища. Их не становится меньше, но земли деградируют из-за неправильного управления и использования. Большие поголовья скота отправляют на дальние пастбища, но как правило, владельцы выпасают скот рядом с селом, и эти ближние пастбища страдают больше всего.

Третий влияющий на цены фактор – путь попадания мяса на прилавок. Еще несколько лет назад сельчане сами забивали животное и продавали мясо на рынке, и цена была доступна. Сейчас по селам ездят посредники крупных предпринимателей, закупают скот и забивают его, у них покупают мясо те, кто разделывает туши, потом оно уходит реализаторам. И каждый в этой цепочке делает накрутку для себя», - рассказала эксперт.

Последнее исследование показало, что мяса больше всего продается из Оша и Бишкека. «Интересно, - говорит эксперт, - что самое большое производство мяса в Нырыне, но продажи там меньше, чем в Чуйской области. Это означает, что весь нарынский скот перекупается».

Еще один немаловажный фактор – вывоз мяса в соседние страны, например, в Казахстан. Несмотря на то, что официально Казахстан ввел в октябре 2011 года запрет на мясо из Кыргызстана, нелегальный экспорт существует, и фермерам оказывается выгоднее продавать мясо казахам, чем реализовывать его внутри страны.

«В итоге высокие цены на мясо привели к изменению вкусов населения. Люди стали покупать мясо птицы – точнее, окорочка. Но ситуация с птицеводством в Кыргызстане не лучше: во времена Союза у нас было много птицеферм, потом все развалилось. Того, что есть сейчас, недостаточно. Возможно, фермеры еще боятся разводить птицу, так как это дорогое производство: необходимо покупать специальные витаминизированные корма, а если начинается какая-то болезнь, то вся птица гибнет. Поэтому такой спрос на привозные окорочка», - рассказала Марипа Кичинебатырова.

По данным проекта Стратегии, «в Кыргызстане распространены опасные инфекционные болезни животных. Уровень заболеваемости (количество случаев) на 10 тыс. животных в 2011г. составил по крупному рогатому скоту: бруцеллез - 67,2, сибирская язва - 0,03; по мелкому рогатому скоту: бруцеллез - 76,7, сибирская язва - 0,05; по лошадям: сибирская язва - 0,03. Сложная эпизоотическая ситуация (по данным об инфекционных заболеваниях животных) создает риски для здоровья и жизни потребителей продукции. Она послужила основанием для введения запрета на импорт мяса из Кыргызстана некоторыми государствами».

Эту информацию подтвердила и Марипа Кичинебатырова. Прежде, чем животное или мясо попадет на рынок, оно должно пройти проверку, должны быть предоставлены справки о прививках и проч. На каждом продуктовом рынке и рынке скота есть специальная лаборатория. Но гарантии, что справки получены честно, никто не даст.

Зерно, земля и китайские яблоки

О других проблемах в сельскохозяйственной отрасли Кыргызстана «Фергана» поговорила с национальным консультантом-агрономом ФАО ООН в КР Омурбеком Мамбетовым.

«Фергана»: В 2000 году доля сельского хозяйства в Кыргызстане составляла 40%, а в текущем – лишь 18%, почему? Откуда такие потери?

Омурбек Мамбетов: Во-первых, это раздробленность крестьянских хозяйств. У нас имеется около 1100 тысяч гектаров пашни и посевных площадей, из них около 89% - орошаемые пашни. До аграрной реформы 1995 года было около 430 колхозов и совхозов. На сегодняшний день зарегистрировано около 330 тысяч крестьянских и фермерских хозяйств. Подавляющее большинство наделов – менее 5 га. То есть после распада системы крестьянам выпали эти наделы, многие не знали, что с ним делать: если раньше в каждом колхозе было несколько опытных агрономом, то сейчас каждый сам по себе.

Во-вторых, раздробленность не позволяет должным образом вести севооборот. В связи с этим у нас ежегодно снижается плодородие почвы – то есть начался процесс деградации поливных земель.

В-третьих, при СССР были централизованные поставки минеральных удобрений. Общая потребность страны - от 320-340 тысяч тонн, из них 180 тысяч тонн приходится на азотные удобрения и по 80 тысяч тонн - на фосфорные и калийные. Начиная с 1998 года, централизованные поставки прекратились, и сейчас из трех основных удобрений ввозятся только азотные, и это тоже снижает урожайность.

Кроме того, у нас проблемы с поливной водой, бессистемно ведется борьба с болезнями и вредителями.

У Министерства сельского хозяйства нет продуманной политики, затрагивающей всю страну. Мы засеиваем зерновыми 600-700 тысяч га, но получаем малые урожаи, потому что недокармливаем удобрениями, не можем хорошо полить и вылечить землю. Чтобы прокормить себя, нам достаточно заготовить около миллиона тонн зерна, для этого могло бы хватить и 300 тысяч га, а на освободившихся площадях засеять другие экспортоориентированные культуры: сахарную свеклу, хлопчатник и так далее. Но в реальности те хозяйства, которые ежегодно сеют зерновые, еле сводят концы с концами.

- Что происходит на рынке овощей и фруктов? Например, сейчас в два раза дешевле купить китайские яблоки, хотя в Кыргызстане всегда было много яблок…

- Да, во времена СССР у нас были большие площади плодовых культур. Сейчас промышленных садов практически нет. Фруктов очень мало, так как плодовые деревья остались только на частных приусадебных участках. На столичные рынки привозят фрукты с юга страны, из Иссык-Кульской области, но это мизер, и сейчас мы уже не можем монополизировать свой рынок.

По вкусу наши плоды превосходного качества, но эта продукция дорогая, ее мало. На цену влияет еще и тот факт, что фрукты перепродают в Россию: в Братск, Новосибирск, Тюмень, Сургут, - еще часть продукции уходит в Казахстан. Я сам с Иссык-Куля и знаю, что есть наработанные каналы: к людям приезжают, оставляют предоплату и потом забирают весь урожай. Остается меньшая часть, которая по качеству хуже, которую не смогли продавать. Именно она остается на наших рынках.

Естественно, что рынок открывается для привозных фруктов, которые к тому же дешевле. Более того, китайские яблоки переупаковывают, будто они выращены в Кыргызстане. Но как только попробуешь, понимаешь, что это не наши яблоки. По овощам на нашем рынке доминирует Узбекистан.

- Привозные товары, особенно это заметно на яблоках, могут не портиться месяцами. Это продукция с ГМО?

- Я не могу утверждать, что эти яблоки содержат ГМО. Проверить это можно в специальной лаборатории. Но я думаю, что нам пока рано говорить о завозе ГМО-продуктов. Другое дело, что они не червивы, а это говорит о применении очень большого количества пестицидов. Для увеличения сроков хранения яблоки очищают, калибруют и покрывают тонким слоем парафина, который не дает развиться болезням. Но опасность не в парафине, а именно в пестицидах, хотя производители об этом, естественно, не говорят. Вот в чем опасность китайской продукции.

- Даже сейчас, с плохой почвой, высокой конкуренцией, но при правильном менеджменте можно поднять сельское хозяйство?

- При правильном менеджменте, если решить все перечисленные проблемы, мы сможем полностью обеспечить себя сельскохозяйственной продукцией. У нас еще остался большой потенциал. Если решить все обозначенные мной проблемы, мы, грубо говоря, могли бы без горнорудной промышленности вывести страну из состояния кризиса.

Люди экономят на мясе и молоке

Именно рост цен на рынках Кыргызстана – основная угроза продовольственной безопасности. На пресс-конференции 23 мая страновой директор Всемирной продовольственной программы ООН в КР Рам Сараванамутту сообщил, что около 24% населения Кыргызстана имеют низкий статус продовольственной безопасности, это около 1300 тысяч человек. По сравнению с апрелем прошлого года эта цифра возросла на 6%. Например, основной продукт питания - мука - в апреле 2013 года была на 42% дороже, чем в апреле 2012, и поэтому людям пришлось сократить потребление других продуктов. Исследования показали, что чаще всего экономят на мясе и молочных продуктах.

По данным Сараванамутту, сегодня 72% бюджета домохозяйств расходуется на еду (в сентябре прошлого года люди расходовали только 61% на продукты питания, из них 31% - на муку и пшеничные изделия). Последнее исследование выявило ухудшение ситуации в городах: так, в Бишкеке уже 8% населения имеет низкий уровень продовольственной безопасности, хотя в прошлом год это был лишь 1%. Отмечалось, что недоедание населения приводит к снижению производительности труда, и из-за этого Кыргызстан ежегодно теряет до 30 миллионов долларов.

«Низкая продовольственная безопасность имеет место из-за плохого ведения сельского хозяйства, - сделал вывод Рам Сараванамутту. - Сейчас просто необходимо оказывать поддержку фермерам, поддерживать экономику на локальном уровне».

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»