17 Октябрь 2019



Новости Центральной Азии

«Амнистия политзаключенных – показатель действительного стремления Узбекистана к обещанным реформам»

06.12.2012 13:28 msk, Human Rights Watch

Политика Права человека Узбекистан

Сенат Узбекистана (верхняя палата парламента) 5 декабря принял постановление об амнистии в связи с 20-й годовщиной Конституции страны, которая отмечается 8 декабря.

Как сообщает УзА, амнистии подлежат женщины, люди, которым на момент совершения преступления не исполнилось 18 лет, мужчины старше 60 лет, граждане иностранных государств, люди, совершившие преступления по неосторожности или преступления, не представляющие большой общественной опасности.

Согласно постановлению Сената, от наказания освобождаются (кроме совершивших умышленные убийства при отягчающих обстоятельствах) инвалиды I и II групп, а также те, кто не более чем год назад был признан страдающим тяжелым заболеванием, препятствующим отбыванию наказания. Кроме того, выйти на свободу разрешат тем, кому осталось сидеть не более двух с половиной лет (кроме совершивших умышленные убийства при отягчающих обстоятельствах), а также тем, кто был впервые осужден к лишению свободы за участие в деятельности запрещенных организаций, совершение в их составе преступлений против мира и безопасности или против общественной безопасности.

Все дела о преступлениях, совершенных вышеуказанными категориями граждан, будут прекращены, остальным сократят неотбытую часть срока наказания: осужденным за умышленные преступления к лишению свободы на срок до десяти лет включительно – на одну треть, на срок свыше десяти лет – на одну четверть.

Амнистия не распространяется на тех, кто: осужден на длительный или пожизненный срок лишения свободы; признан особо опасным рецидивистом; совершил преступление в составе преступного сообщества; систематически нарушает режим отбывания наказания; кому смертная казнь в порядке помилования заменена наказанием в виде лишения свободы.

Постановление вступает в силу со дня опубликования и подлежит исполнению в течение трех месяцев.

Документ подписан председателем Сената Ильгизаром Собировым. Право принимать решение об амнистии передано сенату после введения в Узбекистане в 2005 году двухпалатной парламентской системы. Ранее это было исключительно прерогативой президента страны. Напомним также, что до 2011 года амнистия объявлялась два раза в год – ко Дню независимости Узбекистана и ко Дню Конституции.

Предыдущая амнистия была объявлена в Узбекистане в декабре прошлого года. По данным Тренда, она коснулась судеб более чем 45 тысяч человек. От отбывания уголовного наказания были освобождены 1958 человек, остальным либо сокращены сроки отбывания наказания, либо в их отношении прекращено уголовное преследование.

Между тем, 6 декабря девять международных организаций призвали Узбекистан приурочить к 20-й годовщине принятия Конституции освобождение всех политических заключенных. По мнению правозащитников, этот шаг продемонстрировал бы миру подлинную приверженность руководства страны разрекламированному процессу реформ. Кроме того, все заключенные должны иметь доступ к необходимой медицинской помощи и получать свидания с родственниками, на которые они имеют право в соответствии с международными законами.

Под обращением подписались Human Rights Watch, Freedom Now, Комитет по защите журналистов, Ассоциация по правам человека в Центральной Азии, Международное партнерство по правам человека, Международная правозащитная ассоциация «Клуб пламенных сердец», американский ПЕН-центр, АСАТ-Франс и Международная федерация за права человека.

Авторы документа отмечают, что в Узбекистане под амнистию очень редко попадают заключенные по политически мотивированным обвинениям.

«Журналисты, правозащитники, писатели, оппозиционные и религиозные деятели осуждены исключительно из-за их мирной деятельности, они не должны сидеть в тюрьме», - считает представитель HRW по Центральной Азии Стив Свердлов. - «Освобождение политических заключенных в День Конституции - шанс для президента Ислама Каримова показать людям в Узбекистане и международным партнерам, что он действительно готов сделать шаг на пути подлинных реформ».

Подписанты напомнили, что в настоящее время в заключении из-за своей правозащитной деятельности томятся Салиджон Абдурахманов, Азам Фармонов, Мехринисо Хамдамова, Зулхумор Хамдамова, Исроилжон Холдаров, Носим Исаков, Гайбулло Джалилов, Абдурасул Худойназаров, Эркин Кузиев, Ганихон Маматханов, Зафаржон Рахимов, Юлдаш Расулов, Дильмурод Саидов, Акзам Тургунов и Гульназа Юлдашева. Неизвестно местонахождение журналиста Джамшида Каримова, который был выпущен в 2011 году из психиатрической клиники, куда был принудительно помещен, но вскоре исчез. Его друзья и знакомые опасаются, что он был снова задержан и находится в полной изоляции.

Кроме того, пишут правозащитники, в узбекских тюрьмах по политически мотивированным обвинениям сидят такие видные писатели, представители интеллигенции и оппозиции, как Исак Абдуллаев, Азамат Азимов, Мухаммад Бекжанов, Батырбек Эшкузиев, Рухиддин Фахруддинов, Хайрулло Хамидов, Бахром Ибрагимов, Мурод Джураев, Даврон Кабилов, Мамадали Карабаев, Матлюба Каримова, Самандар Куканов, Жамол Кутлиев, Мамадали Махмудов, Гайрат Мехлибоев, Юсуф Рузимурадов, Рустам Усманов, Равшанбек Вафоев и Акрам Юлдашев.

Далее авторы обращения заявляют, что в Узбекистане тысячи независимых мусульман и людей, исповедующих другую веру и состоящих в незарегистрированных религиозных организациях, отправлены в тюрьмы по чрезмерно расплывчатым обвинениям в так называемом «религиозном экстремизме», «попытке свержения конституционного строя», «владении незаконной религиозной литературой».

Недавно рабочая группа ООН по произвольным задержаниям отметила, что, наказывая своих граждан за реализацию ими основных прав на свободу выражения, узбекские власти нарушают взятые страной обязательства.

«Международное право и собственная конституция Узбекистана требуют уважения прав человека, таких как свобода выражения, свобода собраний и свобода совести. Чтобы конституция имела хоть какой-то смысл, правительство Узбекистана должно немедленно освободить всех, кто был заключен в тюрьму за осуществление этих основных прав», - заявил юрист Freedom Now Патрик Гриффит.


Правозащитники отмечают, что начальники узбекских тюрем имеют широкие полномочия при подготовке списков подлежащих амнистии. Как правило, они стараются не включать в него политических заключенных, которым для обоснования отказа придумываются обвинения в нарушении правил внутреннего распорядка тюрьмы. Причем политзаключенных не только лишают возможности быть амнистированными, но к моменту завершения срока их заключения им порой вменяются новые обвинения, в результате чего срок пребывания под стражей продлевается. Это, отмечает президент Ассоциации по правам человека в Центральной Азии Надежда Атаева, демонстрирует особую жестокость системы уголовного правосудия в Узбекистане.

«Некоторые из подвергшихся такому обращению людей - Махмадали Махмудов, Мурод Джураев и Салиджон Абдурахманов – пожилые люди с плохим здоровьем. Постоянное продление срока их заключения фактически обрекает их на смерть за решеткой», - считает Надежда Атаева.

К примеру, в конце января 2012 года, за несколько дней до окончания 13-летнего тюремного срока к пяти годам заключения был приговорен бывший главный редактор газеты «Эрк», учредителем которой является одноименная оппозиционная партия, Мухаммед Бекжанов - по статье 221 («Неповиновение законным требованиям администрации учреждения исполнения наказания»). По данным Комитета по защите журналистов (КЗЖ), Бекжанов и другой журналист газеты «Эрк» Юсуф Рузимурадов провели в заключении больше времени, чем любой другой журналист в мире (они продолжают находиться в заключении).

У многих из заключенных ухудшилось здоровье, по меньшей мере, семь человек подверглись в тюрьме пыткам или жестокому обращению. Комитетом ООН и Human Rights Watch установлено, что пытки и жестокое обращение применяются систематически и широко распространены в отделениях МВД и местах лишения свободы. В частности, во время допросов гражданского активиста Акзама Тургунова в 2008 году офицер милиции облил его спину кипятком, пытаясь заставить подписать ложное признание. Тургунов потерял сознание и получил серьезные ожоги. Когда об этом было заявлено на судебном заседании, судья предпочел поверить заявлению милиционеров о том, что подсудимого никто не пытал.

Авторы обращения признают, что ранее узбекские власти выпустили на свободу ряд правозащитников, но в последние несколько лет такие шаги стали очень редки. Причину они видят в том, что Евросоюз и США приступили к нормализации отношений с Узбекистаном, стремясь обеспечить сотрудничество в войне в Афганистане. А власти Узбекистана, между тем, продолжают свою кампанию преследования и запугивания активистов гражданского общества. В частности, говорится в обращении международных организаций, в этом году были осуждены, по крайней мере, еще два правозащитника: Кузиев, член правозащитной организации «Эзгулик», и Юлдашева, член Инициативной группы правозащитников Узбекистана.

«Продолжающееся преследование гражданского общества и приговоры правозащитникам показывают, что Ташкент явно не чувствует достаточного давления со стороны США, ЕС и других ключевых игроков, чтобы изменить свое поведение», - считает генеральный секретарь Международной Федерации за права человека Артак Киракосян. - «Гражданское общество в Узбекистане остро нуждается в более строгом отношении [к узбекским властям] со стороны Вашингтона, Брюсселя, Берлина, Парижа и других столиц».

Авторы обращения напоминают, что Международный Комитет Красного Креста (МККК) имеет доступ в узбекские тюрьмы и центры содержания под стражей, но его деятельность является конфиденциальной, а правительство Узбекистана препятствует контролю местного гражданского общества, международных неправительственных организаций и журналистов над пенитенциарными учреждениями. Последние десять лет власти отвечали отказом на запросы о доступе к заключенным всех специальных служб ООН, в том числе Специального докладчика ООН по защитникам прав человека, и не выполняли рекомендации различных экспертных органов.

В ноябре узбекские тюремщики попытались помешать делегации МККК навестить журналиста Салиджона Абдурахманова: в день приезда в колонию №64/61 представителей Комитета его спрятали, предъявив взамен другого человека, однако инспекторы сразу же выявили обман.

Подписанты напомнили также, что правительство республики заставило многие международные организации и СМИ покинуть Узбекистан, а в марте 2011 года узбекские власти вынудили Human Rights Watch закрыть офис в Ташкенте. Кроме того, власти отказывают в регистрации местным независимым правозащитным группам.

Узбекские и международные правозащитники требуют от руководства Узбекистана обеспечить основные потребности всех заключенных, позволить им регулярные свидания с родственниками и относиться к ним с уважением. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и Международный пакт о гражданских и политических правах запрещают бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание. Узбекистан является участником обоих договоров. Узбекские власти должны немедленно провести расследование всех заявлений о жестоком обращении с заключенными, а также обеспечить пересмотр закрытых слушаний, на которых политическим заключенным были продлены сроки пребывания под стражей.

«Вместо отправки гражданских активистов под домашний арест и подавления мирных акций протеста президент Каримов должен отметить День Конституции путем соблюдения заложенных в ней принципов и взятых страной международных обязательств по правам человека», - заявила бывшая политзаключенная и президент «Клуба пламенных сердец» Мутабар Таджибаева.

Международное информационное агентство «Фергана»