15 Октябрь 2019



Новости Центральной Азии

Чингиз Шамшиев: «Мы создадим вуз, где будут готовить элиту Кыргызстана»

09.11.2012 13:43 msk, Александр Травников

Политика Кыргызстан Наука Интервью

Не было бы счастья, да несчастье помогло. Примерно по такой схеме развивалась карьера молодого доктора наук Чингиза Шамшиева в нынешнем году. Он разошелся с теперь уже бывшим премьер-министром Кыргызстана Омурбеком Бабановым во взглядах на то, чем должен заниматься руководимый им Национальный институт стратегических исследований (НИСИ), и был снят с должности директора. Это вызвало в обществе бурю возмущения: только в сети Facebook в поддержку Шамшиева высказались свыше четырех тысяч человек – для Кыргызстана это беспрецедентно много.

Теперь он не только стал лидером общественного движения «Молодежь за новую кадровую политику», но и возглавил Академию госуправления при президенте Киргизии. Здесь поле деятельности гораздо шире, чем в НИСИ. Тем более что Чингиз Шамшиев намерен сделать Академию вузом, принципиально отличающимся от других учебных заведений Кыргызстана - в рамках реформы системы высшего образования и борьбы с коррупцией, инициированными президентом Алмазбеком Атамбаевым. В чем эти отличия и какую реформу он затеял, Шамшиев рассказал «Фергане».

- Чингиз Болотбекович, в чем смысл проводимой Вами реформы Академии государственного управления?

- Когда пять месяцев назад президент Атамбаев назначил меня ее ректором, я обнаружил, что она ничем не отличается от большинства других институтов. Вуз просто не соответствовал тем задачам, которые был призван решать. О повышении квалификации государственных и муниципальных служащих речь почти не шла. Набирали студентов на «коммерческие» специальности – бухгалтерия, маркетинг, менеджмент и прочее, - фактически без конкурса, ибо рейтинг Академии был невысок, учили за деньги, вот и все. Я же хочу видеть Академию учебным заведением, где готовят управленческую элиту страны – «штучную продукцию».

Первым делом мы с моими единомышленниками подготовили новый устав Академии, в котором закреплены не только ее новая структура и миссия, но и новое название. Раньше она была просто Академией управления, а теперь в название добавилось слово «государственного». Что, на мой взгляд, отражает ее миссию в полной мере.

Следующим шагом стала ликвидация программ всех «коммерческих» специальностей. Академия больше не готовит бизнес-управленцев, а только специалистов для государственных и муниципальных органов. Скептики пугали меня тем, что абитуриенты к нам не пойдут. Ничего подобного! Нынешним летом у нас был серьезный конкурс - порядка пяти человек на место. Мы, правда, сократили количество студенческих мест примерно на треть, но зато ощутимо подняли плату за обучение. Абитуриенты к нам пошли, несмотря на то, что сейчас госслужба в глазах молодых людей – не самое престижное поприще. Кстати, мы еще в течение двух лет планируем ежегодно сокращать набор на 30 процентов - чтобы в итоге наш диплом воспринимался совершенно иначе.

- Абитуриенты пошли под Ваше имя?

- Пошли под имя президента Атамбаева. В стране сейчас идет инициированная им реформа высшего образования, развернута борьба с коррупцией, а Академия – единственный вуз, в котором президент является учредителем. Где, как не у нас, демонстрировать, как можно построить высшее учебное заведение с принципиально новым качеством образования? Это большая моральная ответственность, но мы справимся, я уверен.

- Что изменилось в вузе с Вашим приходом?

- Как я уже сказал, была изменена структура Академии. Она теперь состоит из трех звеньев. Во-первых, обучение студентов – будущих бакалавров и магистров. У меня была идея вообще отказаться от бакалавриата, но сейчас она нереализуема по нескольким причинам. Очевидно, возникли бы трудности с формированием костяка преподавательского состава – на преподавателей элементарно не хватило бы нагрузки, достаточной для того, чтобы получать хорошую зарплату. Пришлось бы пользоваться услугами совместителей, что привело бы к снижению качества обучения. Кроме того, что греха таить, уровень подготовки бакалавров в стране оставляет желать много лучшего. Поэтому мы решили, что будущих магистров проще готовить самим с самого начала.

Во-вторых, в Академии появилось серьезное звено, направленное на переподготовку и повышение квалификации действующих кадров. Мы ведем исследования по выявлению потребностей различных государственных структур, выясняем, каких навыков не хватает чиновникам конкретных ведомств для более эффективной работы. И затем на базе госзаказа будем с ними работать.


Чингиз Шамшиев

Раньше для повышения квалификации госслужащих организовывались двух-трехдневные семинары. Толку от них было очень мало, поскольку непонятно, чему вообще можно научить за такой короткий срок. А по итогам этих семинаров сертификаты выдавались всем присутствовавшим – вне зависимости от того, что они реально усвоили. Сидел на занятии – значит, получишь документ, и неважно, спал ты там или слушал. Теперь длительность курса повышения квалификации составляет минимум месяц, максимум – один семестр, с жестким контролем качества обучения.

Наконец, в структуре Академии создан Институт исследований государственной политики, который призван оказывать аналитическую и научную поддержку высшим органам государственного управления страны. То есть, заниматься научной работой, которая имеет большое прикладное значение. Раньше Академия этим практически не занималась. Я же делаю упор на то, чтобы профессора Академии, читающие лекции, обязательно совмещали это с научной работой.

- А как Вы решаете кадровый вопрос?

- Когда я только был назначен ректором Академии, меня поразил факт: в ее штатном расписании была 201 единица административного и технического персонала, и это без учета преподавателей! Причем свыше 30 сотрудников находились в декретных отпусках. Люди получали очень немного, но зато и ответственности почти никакой не несли. Реально работали около десяти процентов из них, остальные просто числились на службе. Естественно, с этим пришлось бороться. Мы сократили административно-технический штат до 137 человек, на треть. Но за счет сокращения персонала мы смогли повысить зарплаты. К преподавателям отнеслись гораздо бережнее, хотя требования к уровню их квалификации также будут постоянно расти.

У нас в уровне зарплат был большой разрыв – высокая у руководства, но зато сотрудники нижнего звена получали по шесть тысяч сомов, то есть чуть более ста долларов в месяц. Теперь у меня сотрудник получает на руки, в среднем, около 14 тысяч сомов, это тоже не очень много, но примерно на том уровне, который предлагают начинающим специалистам ведущие коммерческие банки страны. Зарплата наших преподавателей стала одной из самых высоких в кыргызстанских вузах. То есть, появилась возможность как-то материально мотивировать преподавателей, при этом повысив их ответственность.

- Сотрудничаете ли с зарубежными вузами?

- Да, международное сотрудничество помогает улучшить качество преподавания. На днях я подписал соглашение с французской Национальной школой администрации. Это одно из престижнейших высших учебных заведений Франции, достаточно сказать, что ее заканчивали Жак Ширак, Валери Жискар д’Эстен, Франсуа Олланд и множество других наиболее влиятельных политиков и бизнесменов этой страны. Школа очень осторожно идет на подписание таких договоренностей, но для нас сделала исключение. Я долгое время жил и работал во Франции, у меня большие связи в научных кругах этой страны. Нам помогут в подготовке программ обучения, специалисты Национальной школы будут приезжать в Бишкек. Планируется организовать совместные курсы повышения квалификации для чиновников с выдачей совместного сертификата тем, кто их закончит. И даже выделят три места в магистратуре для наших студентов, причем на бесплатной основе. Но, конечно, тут встанет вопрос владения иностранными языками.


Чингиз Шамшиев подписывает соглашение с руководством французской Национальной школой администрации

Могу сказать, что в вопросах реформирования качества обучения в Академии особый упор будет сделан на изучении иностранных языков на должном уровне (включая, кстати, и русский – для молодых людей из регионов, к сожалению, овладение этим языком уже становится затруднительным).

Нами также заключены договоры о сотрудничестве с Российской академией народного хозяйства, Высшей школой государственной администрации МГУ, Институтом государственной и муниципальной службы Турции (там нам тоже выделяют три места для магистрантов), с коллегами из Казахстана. Будем перенимать у них все лучшее, посылать туда студентов, организовывать стажировки…

- Для Кыргызстана бичом остается коррупция. Вы уверены, что сумеете контролировать уровень знаний своих выпускников?

- Мы стремимся ликвидировать у себя в Академии любые лазейки для коррупции, потому что иначе о серьезном обучении нужно забыть. Боремся с коррупцией и повышаем дисциплину. По итогам первого семестра нынешнего года, я полагаю, мы отчислим порядка 15 процентов студентов, которые продемонстрируют слабую подготовку. Тех, кого поймаем со шпаргалками на экзамене, выгоним немедленно без права восстановления. Для этого мы вводим институт наблюдателей, которые будут заинтересованы в том, чтобы ловить «шпаргальщиков». Я думаю, достаточно отчислить так пару человек, и о списывании просто забудут.

Чтобы исключить коррупцию со стороны преподавателей, вводим, например, систему письменных экзаменов – когда студенты пишут эссе и отвечают на вопросы анонимно и на бумаге. Есть и другие способы борьбы со злоупотреблениями. Мы их все постараемся задействовать.

- А чему Вы хотите учить действующих чиновников в первую очередь?

- Полагаю, в этом случае нужно делать упор не столько на передачу новых знаний, сколько на передачу определенных навыков. Их много. Для меня, например, представляется очень важным научить государственных и муниципальных служащих работать с большими объемами документов, вычленять из них суть и оперативно составлять аналитические записки, в которых эта суть будет отражена. Подготовка публичных презентаций, умение грамотно формулировать задачи, организовывать обсуждение – чтобы «пятиминутки» в госведомствах не превращались в бесконечные совещания ни о чем.

Очень важны навыки руководства коллективами, умение мотивировать подчиненных, предотвращать конфликтные ситуации. Крайне важно овладеть приемами ведения переговоров, в том числе коммерческих, способность находить компромиссы, разрешать конфликтные ситуации и так далее – для перечисления не хватит еще одной статьи.

Отдельный пласт – современные информационные технологии. У нас в стране половина чиновников даже электронной почтой не умеет пользоваться, не говоря уже о системе электронного документооборота. Мы хотели бы в максимальной степени учесть потребности каждого конкретного ведомства. Поэтому мы работаем с ними в тесном контакте, проводим исследования их деятельности.

Кстати, 9 ноября у нас в Академии состоится международная научная конференция с участием ведущих специалистов, которые обсудят, как именно ученые могут влиять на реформирование системы государственного управления в Кыргызстане.


Студенты Академии. Фото President.kg

Сейчас президент Атамбаев начал серьезно укреплять экономику страны, на это направлены, в частности, договоры с Россией о масштабных совместных проектах в энергетике и так далее. Они потребуют управленцев нового качества. Вырастить для решения этих задач новое поколение госслужащих – вот наша цель.

- Как Вы полагаете, когда будут видны практические результаты Ваших нынешних усилий?

- Первые результаты мы увидим уже к концу нынешнего учебного года. Более серьезные – через три года, когда выпустим первых бакалавров, набранных по новой схеме.

- На волне общественного мнения, поднявшегося после вашего ухода из НИСИ, Вы создали новое общественное движение. Чем оно занимается?

- Оно получило официальную регистрацию. Несколько тысяч сочувствующих «Молодежи за новую кадровую политику», которые вышли на меня через интернет, – это серьезный ресурс. Появился и действующий в оффлайне актив, несколько десятков человек. Этап «взрывного роста» мы прошли, теперь нужно научиться заниматься рутинной, повседневной работой, направленной на выработку рекомендаций и проектов, на корпоративную поддержку коллег. Если мы справимся с этим, то у движения есть серьезное будущее.

- Сколько лет Вы прожили во Франции??

- Двенадцать с половиной.

- Не жалеете о том, что вернулись на родину?

- Знаете, вот что меня действительно сейчас гложет изнутри, так это невозможность полноценно заниматься научной работой. Я продолжаю сотрудничать как исследователь с родным Гренобльским университетом, а также с 8-м университетом Парижа, работаю для них по выходным дням, поскольку в будни с утра до ночи занят в Академии. Но, конечно, это не то, что раньше. Я сейчас выступаю, в основном, в роли администратора, так сказать, организатора науки. Хотя без этого тоже нельзя – ученым и науке в целом необходимо, чтобы ее развитие организовывали. И наука моей родной страны в этом смысле не исключение.

Александр Травников

Международное информационное агентство «Фергана»