18 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Кто займется реформами?

01.10.2012 22:18 msk, Пулат Ахунов

Узбекистан Свободная трибуна

Наверное, многие со мной согласятся, если я заявлю, в общем-то, очевидное: Узбекистан нуждается в реформах, это видно «невооруженным глазом».

Посмотрите на запуганного и затравленного узбекского фермера, который не может распорядиться своей продукцией, вывезти ее на продажу в соседние области, не говоря уже о вывозе за границу, и вы поймете: нужны реформы в сельском хозяйстве. Нет газа и света у населения - нужны реформы в энергетическом секторе Узбекистана.

Список сфер и отраслей, которым необходимы реформы, огромен. Язвительный читатель, конечно же, сразу потребует огласить весь список. И будет неправ, потому что когда речь заходит о реформах, как правило, сил и времени у нас хватает лишь на разговоры о том, какие именно преобразования нужны, а это очень поверхностный подход. Вопрос о реформах требует предметного разговора. Пока нет реформ, приносящих пользу народу, да и кто будет их проводить, и главное - когда?

Оппозиция разношерстна

Нас, оппозиционеров, о реформах спрашивают всегда - чтобы выяснить, насколько серьезно понимаем мы то, о чем говорим, чтобы уколоть, посрамить и показать, что мы - ни на что не способные люди и вообще не разбираемся в таких вопросах. Для реальных лидеров оппозиции вопрос о реформах - своеобразный тест на состоятельность и вменяемость.

Действительно, о реформах в Узбекистане говорят очень многие. Но я редко встречал среди узбекских оппозиционеров людей, хорошо понимающих то, о чем они говорят, так сказать, «врубающихся в тему». Большинство использует обобщенные заготовки и штампы.

Тем, кто очень критично, а иногда нетерпимо относится к представителям демократической оппозиции Узбекистана, надо понимать, что среди них есть определенное количество случайных людей, примкнувших к оппозиции не по идеологическим причинам, а ради извлечения временной выгоды: получить убежище в западных странах, напугать своих недругов в официальных структурах, обрести защиту от преследования и так далее. Другие, я их называю «обиженными», - это люди, имевшие в Узбекистане свой бизнес, который у них отобрали, или лишившиеся должностей в государственных структурах; эти примкнули к оппозиции с целью отомстить своим обидчикам или манипулировать оппозиционерами для решения своих проблем. Мы, конечно же, очень хорошо знаем таких людей и стараемся сдерживать их, не допускать их влияния на принятие важных решений. Эти люди обычно громче всех кричат: «Держи вора!» и обвиняют нас в пассивности и предательстве.

«Ляпы» и «проколы» оппозиционеров происходят также оттого, что среди них очень мало людей, которые имеют опыт административной и законодательной деятельности в государственных органах.

Мне, в отличие от многих узбекских оппозиционеров, выпала честь участвовать в законотворческом процессе во время съезда народных депутатов СССР, сессий Верховного Совета СССР и на заседаниях постоянных комитетов и комиссий Верховного Совета. Это было очень интересное и трагическое время. Все депутаты были вовлечены в деятельность по разработке реформ в стремительно меняющейся стране. Так как я был членом Межрегиональной депутатской группы, имел честь работать с очень интересными и историческими людьми, в том числе сопредседателями нашей группы - великим Андреем Сахаровым и Борисом Ельциным.

Только представьте себе: обсуждение бюджета страны, которая была второй крупнейшей державой мира. И представьте себе тот ужас, который испытывает законодатель, когда видит, что концы с концами свести невозможно, и страна, раздираемая экономическими и национальными проблемами, стремительно катится к своему краху.

Но не буду углубляться в прошлое. Я вспомнил об этом потому, что прежде чем говорить о реформах, необходимо прояснить несколько вопросов.

Всем спасибо, все довольны

Во-первых, разберемся, что такое реформа. Простейший учебник по экономике пояснит, что реформа (лат. reformo) — это преобразование, и оно может проводиться в стране только уполномоченными органами, то есть – реформы может проводить только государство и его ветви власти. Когда мы, оппозиционеры, говорим о необходимости преобразований в Узбекистане, мы исходим из сегодняшнего состояния экономики страны, общественно-политической ситуации, положения населения и других общеизвестных факторов, которые указывают на то, что страна нуждается в реформах. Перефразирую известную цитату: «Мы, оппозиционеры, предполагаем, а власть располагает».

Я не буду сейчас перечислять, какие сферы экономики и государственного механизма нуждаются в реформах. На эту тему у меня с соратниками разработана отдельная программа действий, и обсудим ее отдельно.

Так вот. Если реформы должно проводить государство, значит, руководству Узбекистана придется признать, что положение дел в некоторых отраслях настолько плачевно, что требуются реформы. Возможна ли такая ситуация?

Для примера возьмем выступление Президента Ислама Каримова в конце 2010 года, когда им были предложены реформы, оно называлось «Концепция дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране».

Предложенная Каримовым реформа очень важная и нужная. Все средства массовой информации Узбекистана сразу же заговорили о ней, ежедневно по радио и на телеканалах люди выступали в ее поддержку, в каждом городе и районе проводилось множество собраний. Что в результате? Да ничего! Все тихо-мирно забыли об этих реформах, не было сделано ничего конкретного!

Почему так произошло?

Во-первых, потому, что самому Президенту эти реформы не нужны, это была игра на иностранную публику.

Во-вторых, даже если Президент действительно желал бы осуществить эти реформы, результат был бы таким же, причина тому - система управления, созданная самим Каримовым. Вышеприведенный пример с реформой наглядно демонстрирует, что уже не Президент управляет системой, а система управляет им. И главную роль тут играют чиновники, то есть люди, которые занимают различные посты в системе руководства страны – снизу доверху. Они существуют в насквозь коррумпированной системе, коррупция является скрепляющим ее цементом, эти же кадры являются хранителями коррупционных методов, и никакой приказ о реформе, которая затронет их жизненные интересы, они не выполнят, а будут саботировать, могут даже доложить, что все реформы осуществлены досрочно. Что, в конце концов, и произошло. В результате все довольны: и Президент, и кадры.

К сожалению, таких примеров много. Сегодня реформы невозможны ни в одной отрасли Узбекистана. У меня еще недавно теплилась надежда, что, может быть, люди в окружении Каримова одумаются, поймут катастрофичность положения и предпримут какие-либо шаги для улучшения ситуации, и я делал все возможное, чтобы достучаться до них. Как говорится, надежда умирает последней. Остается только признать, что в ближайшее время проводить реформы никто не будет. Все знают, почему: сегодняшнее положение дел власть вполне устраивает. Зачем ей создавать себе головную боль!

Надо учитывать, что многие успешные бизнесмены и элита понимают, что они могут зарабатывать только благодаря этой системе, что изменение ее и правил игры приведет их к краху. То есть, никто из тех, кто сейчас входит в касту властвующих, - от рядового работника хокимията (администрации) до президента и близких к ним бизнесменов, - не хочет терять то, что имеет.

Повторю еще раз: сегодня в высшем руководстве страны никто не собирается проводить реформы, они им не нужны!

Реформы нужны народу, а те, кто понимает и осознает необходимость преобразований, - изгнанники и оппозиционеры, они не имеют влияния на власть.

Но как же быть нам, узбекам, любящим свою родину - Узбекистан, - и желающим, чтобы наша страна вырвалась из числа отстающих, вошла в числе демократических и хорошо развитых стран, стала лидером региона по всем показателям, стала республикой, народ которой живет хорошо, его права гарантированы, есть справедливый суд. Как же быть нам, тем, кто видит, что по уровню ВВП на душу населения мы отстаем от Казахстана в восемь-девять раз, от Туркменистана в четыре раза, от Азербайджана в семь раз и расположились почти на одном уровне с Киргизией и Таджикистаном.

Когда ждать реформ?

Я считаю, что реформы в Узбекистане станут возможны лишь тогда, когда в руководстве страны появится человек или группа людей, считающих недопустимым сегодняшнее положение дел, и будет шанс инициировать реформы сверху. Ожидание реформ снизу бесперспективно: существующая сегодня система уничтожит их в зародыше. Начало возрождения страны и проведение реформ для улучшения жизни народа будут возможны только со сменой власти.

С 10 по 14 сентября этого года мы с моими коллегами Василей Иноятовой и Абдурахманом Ташановым провели в Страсбурге ряд встреч с депутатами Европарламента - членами делегации ЕС по сотрудничеству со странами Центральной Азии. Мы обсуждали много конкретных вопросов, касающихся Узбекистана. И, как обычно, у меня не раз спрашивали, что произойдет в Узбекистане после ухода Президента Каримова.

Такие вопросы вызывают у меня улыбку. Люди, плохо знакомые с ситуацией в Узбекистане, думают, что после Каримова все изменится. Кстати, таких людей достаточно и в узбекской оппозиции, особенно в исламской оппозиции во главе с Мухаммадом Салихом.

Но имеются ли у нас какие-либо основания надеяться, что после Каримова в стране произойдут позитивные изменения во благо народа?

Всем хочется увидеть так называемый мастер-план властей на случай смены или ухода первого лица. Но сумбурность действий вторых лиц государства и их полное молчание на эту тему свидетельствует, что никакого общего плана нет, каждая группа строит свои проекты, исходя из предполагаемых шагов своих соперников. И это, наверное, самое страшное. У политической элиты Узбекистана нет единого мнения о том, кто будет следующим президентом страны. Это означает, что смена власти может пройти очень болезненно как для верхов, так и для низов. Как говорится, «бояре ссорятся - у холопов лбы трещат».

Вероятные преемники

Сегодня в Узбекистане наиболее вероятным преемником Президента Каримова является премьер-министр Ш.Мирзияев. Кажется, он и сам уверен, что все, в конце концов, достанется ему.

Но что может принести узбекистанцам Мирзияев, заняв пост Президента? Новую систему? Так ведь последние десять лет именно Мирзияев совершенствовал существующую систему управления страной и довел ситуацию до критического состояния. Мирзияевские кадры сидят в хокимиятах большинства областей, городов и районов. Всем известен стиль работы Мирзияева: «огнем и мечом» претворяет указания Президента Каримова в жизнь. Впрочем, знатоки поправляют: не мечом, а ломом, потому что любимой угрозой Мирзияева на республиканских селекторных совещаниях является «Я тебе в одно место лом засуну». Плюс к этому - рукоприкладство и сквернословие в обращении со своими подчиненными. И это будущий президент Узбекистана в XXI веке? Как премьер-министр он себя не проявил, полностью игнорировал общепринятые методы стимулирования экономики страны, используя лишь административно-командные методы.

Именно Мирзияев превратил управленцев в бездушных исполнителей, постоянными оскорблениями он сделал из них послушных циников, утративших чувство собственного достоинства и гордость. Мирзияев-президент - самый страшный вариант для узбекистанцев: это значит, что с народом по-прежнему будут обходиться как с быдлом и неполноценной нацией.

Еще один вероятный преемник Каримова - его дочь Гульнара. Что я могу сказать по этому поводу?

Я не знаю ее как государственного деятеля и не могу высказаться о ее деятельности в этом направлении, так как ее, этой деятельности, нет. Гульнару Каримову пытались сделать государственным человеком: назначали на работу в МИД Узбекистана, затем - послом в Испании. Но эти попытки оказались неудачными, она никак не проявила себя на этом поприще.

Мне кажется, вокруг нее собралась группа людей, которые, поддерживая и раздувая ее президентские амбиции, просто используют ее для улучшения своего финансового и политического положения в стране.

Не могу ничего сказать о ее песнях и творческих способностях. Я поклонник групп «Машина времени» и «Воскресенье». А исторический шанс, выпавший на долю Гульнары Каримовой, она бездумно растратила. Последние 10-12 лет для нее - годы упущенных возможностей в политической жизни. Если Каримова вдруг займет кресло президента страны, народу не стоит ожидать ничего хорошего.

Таким образом, ни от Мирзияева, ни от Каримовой каких-либо значимых изменений во внутренней политике ждать не приходится: устоявшаяся система тотальной коррупции и откатов, чиновничий и правовой беспредел никуда не денутся.

Эти или подобные им преемники будут поддерживать систему на плаву прежними методами, жизнь населения продолжит ухудшаться. Реформы и их способы управления несовместимы. А когда светская демократическая прослойка общества, созданная в советский период, отойдет от активной деятельности в силу своего возраста, политическое пространство достанется зомбированным узбекским телевидением жителям и организованным исламистам, которые и воспользуются ситуацией, когда произойдет взрыв народного недовольства.

Ситуация, конечно же, трагическая, такое ощущение, что света в конце тоннеля нет. Но надо учитывать, что в правительстве, президентском аппарате, в секретных и правоохранительных структурах есть люди, которые прекрасно знают реальное положение дел в стране и ясно представляют себе, чем все это может закончиться.

Я, например, знаю в правительстве нескольких высокопоставленных чиновников, которые не подавлены Мирзияевым, четко выполняют свои обязанности и при этом не марают себя неконституционными действиями, сторонятся коррупции, понимая, что это будет их концом. Но какими бы хорошими качествами не обладали эти люди, они являются членами команды Президента Каримова, а значит - частью сегодняшней политической элиты. Сейчас они предпринимают шаги для того, чтобы не допустить получения власти Ш.Мирзияевым или Г.Каримовой, а сделать так, чтобы президентом Узбекистана стал представитель их группы.

Мы, представители демократической оппозиции, пока очень ограничены в возможностях влиять на ситуацию. Но в дальнейшем все эти процессы откроют возможность для более полноценного и легального участия демократической оппозиции в политической жизни страны.

Поэтому, когда начнется процесс смены власти, главное для нас, чтобы новый президент, даже если он будет из сегодняшней элиты, стал шагом в позитивном направлении, чтобы он, в первую очередь, беспокоился не о сохранении своей власти, а о прогрессе, улучшении жизни народа. Чтобы, наконец, черт возьми, руководители государства дали народу возможность свободно существовать и улучшать свою жизнь в отсутствие тотального контроля властей.

Когда я заканчивал писать эту статью, СМИ распространили информацию о том, что «узбек-олигарх А.Усманов хочет объединить все свои активы в один холдинг и отойти от дел».

Трудно представить 59-летнего Алишера Усманова пенсионером, кормящим в английском пруду рыбок. Он как раз в том возрасте, который для политика является самым благоприятным. Я всегда считал, что у него есть амбиции стать президентом или, по крайней мере, премьер-министром Узбекистана. Конечно, если он будет в тандеме с такими людьми, как Шавкат Мирзияев или Гульнара Каримова, ему лучше оставаться пенсионером, но я надеюсь, что он не так глуп, чтобы связывать свое политическое будущее с этими людьми.

Алишер Усманов должен теперь активно участвовать в политической жизни страны, в которой он родился. У него очень тесные связи с членами политической элиты Узбекистана, и вместе они могли бы сделать много полезного для узбекского народа. Кроме прочего, хотя он человек либеральных взглядов, ему не чуждо такое понятие, как патриотизм. Профессионализм и патриотизм Алишера Усманова очень нужны Узбекистану сегодня.

Ну, а если у Алишера Усманова нет желания участвовать в политической жизни Узбекистана, то, чтобы не беспокоить политическую элиту и других людей, возлагающих на него надежды, он должен заявить, что не связывает свое будущее с Узбекистаном.

В таком случае нам надо забыть о нем и оставить его в покое. «Хорошая жена, хороший дом - что еще надо человеку, чтобы встретить старость?» Узбеки сами справятся, миллиардеров много, а исторических личностей, способных взять ответственность за судьбу своей нации, мало.

Мало, но есть. Есть в рядах демократической оппозиции, главной движущей силой которой является партия «Бирлик». В конце концов, именно ее представители возьмут на себя ответственность за судьбу родины, за судьбу нации.

Насколько они готовы? Есть ли у них программа вывода Узбекистана из глубокого кризиса? Есть. Но это тема для отдельного разговора.

Пулат Ахунов, заместитель председателя оппозиционной партии Узбекистана «Бирлик», бывший Народный депутат СССР (член Межрегиональной Депутатской группы), бывший политзаключенный. Живет в эмиграции.

* * *

Уже после публикации данной статьи в редакцию поступил комментарий официального представителя Алишера Усманова. Приводим его полностью:

«Алишер Усманов всегда заявлял о своем неучастии в какой-либо политической деятельности. Данная позиция остается неизменной».

Международное информационное агентство «Фергана»