20 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Кыргызстан: Титул для нации, или «Республика Фергана»?

29.08.2012 11:00 msk, Дальмира Тилепбергенова, Канат Адилов

Кыргызстан Свободная трибуна

На рисунке слева — один из рассматриваемых вариантов будущего государственного флага Кыргызстана

С 2011 года с подачи депутата от фракции «Ар-Намыс» Абдырахмана Маматалиева парламент Киргизии размышляет над изменением государственного флага. По мнению профессора Аскара Какеева, красный цвет флага - «якобы коммунистический», тюндук изображен в виде подсолнуха, который киргизы считают символом человека, не способного отстоять свою независимость, а еще тюндук «как бы охвачен пламенем, поэтому в Киргизии не устанавливается мир и спокойствие».

В стенах парламента республики была даже создана специальная комиссия по рассмотрению проектов нового флага, и ей было предложено несколько вариантов: белый тюндюк на голубом полотнище, тюндюк на красном полотнище с синими и белыми полосами внизу (по образцу флага Киргизской ССР), полотнище из красной, белой и синей вертикальных полос с тюндюком в центре. В 2012 году добавились еще несколько проектов, в частности, такой: на синем полотнище (цвет флага Манаса) изображен тюндук и 7 звезд, символизирующие 7 областей страны, 7 колен отцов, 7 заповедей Манаса, а луна символизирует мусульманскую республику.

Какой вариант в итоге выберет комиссия – пока неясно. Тем временем громче раздаются голоса несогласных с идеей обновления государственного флага. Среди них – авторы публикуемой ниже статьи Дальмира Тилепбергенова и Канат Адилов, которые считают эту инициативу глупой. По их мнению, более актуален (внимание!) вопрос смены названия и статуса Кыргызстана...

* * *

Народу Кыргызстана предложено избрать новый флаг своей республики. Инициаторы этого фарса ассоциируют действующий государственный флаг со смутными временами и событиями, как «революции» с бегством президентов, кровавые межэтнические столкновения на юге страны... И легче всего, не отягощая себя всесторонним анализом этих событий, не борясь с инерцией стереотипов, оказалось взвалить всю вину на красное тюндучно-солнечное полотнище.

Замена государственной символики – это исключительный, но вполне допустимый шаг. В первую очередь, он связан с изменением вектора государственной программы или сменой национальной идеи. А учитывая то, что мы так и не определились ни с вектором, ни с идеей, можно признать актуальность для нас смены бренда. И уж, коль скоро государство, осознавая историческую ответственность за судьбу своей страны, в качестве первого шага инициировало процесс ребрендинга, мы не будем равнодушно стоять в стороне и, мобилизовав свои познания истории родного края, здравый смысл, прагматизм, выразим свою гражданскую позицию по этому вопросу.

Тундюк — решётчатое отверстие вверху юрты для проникновения света и воздуха. С наружной стороны тундюк накрывается кошмой из войлока. С помощью верёвки можно легко открывать и закрывать тундюк.
Итак, раз уж мы решили, что ребрендинг востребован, почему бы не начать с самого главного - с изменения имени государства?

Нация - это общность граждан или подданных одного государства. Название государства по доминирующему этносу в стране с полиэтнической структурой населения автоматически делит нацию на так называемых «титульных» и на «нацменьшинства». Несмотря на декларированное во всех писаных законах, включая Конституцию, равноправие всех граждан, в реальности права представителей «титульной нации» все же оказываются «равнее» остальных.

Это положение препятствует созданию монолитной структуры общества, его сплочению перед лицом внешних угроз, формированию национальной идеи.

Сегодня мы пожинаем горькие плоды пресловутого «национально-территориального размежевания» 1924-1936 годов, которое, по сути, можно назвать созданием искусственных государств. Современные границы центральноазиатских стран являются серьезным препятствием не только для коммуникации друг с другом, но и со всем окружающим миром. А если кровеносная система организма работает плохо, то это приводит к плачевным последствиям. То же самое и происходит и с государством.

В рамках СССР это не проявлялось потому, что границы между союзными республиками были, по сути, административными в пределах единого Советского Союза.

Впрочем, и раньше, до включения в состав Российской империи, а позже – при Советах, Средняя Азия не всегда была единым государством. Однако никогда границы существовавших в регионе стран не перерезали транспортные и, главным образом, водные коммуникации. И эти государства ни в коем случае не носили этнический характер. Например, несмотря на то, что в наиболее успешном перед российской инвазией из среднеазиатских государств Кокандском (Ферганском) ханстве решающую роль играли киргизы, этот народ был далек от претензий отразить свой этноним в названии государства.

Сегодня есть много оснований противиться тому, что только киргизы являются коренным народом в Кыргызстане. Роль других этносов в становлении цивилизации на территориях, относящихся к современному Кыргызстану, несомненна.

И в Узбекистане узбеки не являются единственным коренным народом. Колыбели среднеазиатской цивилизации - города Самарканд и Бухара, к примеру, были построены таджиками. Ими преимущественно эти города и населены. И это дает мнимый повод для безответственных и опасных для мира в регионе притязаний руководителей Таджикистана.

И в Таджикистане, в свою очередь, наряду с таджиками и узбеки, и кыргызы - бесспорно коренные жители.

Названия современных среднеазиатских государств и все вытекающие отсюда последствия – результат непродуманных решений молодой тогда Советской власти. И события на Юге Киргизии в 1990 и 2010 годах - зловещие отголоски тех решений, грозное предупреждение о реальной опасности возможных геополитических перемен.

Какими же они видятся, эти перемены? Оперируя сослагательным наклонением, можно прогнозировать два варианта развития этих процессов.

Первый вариант – перемены по наихудшему сценарию: их контуры были обозначены еще в августе 1999-го года, когда на киргизскую территорию в районе Баткена вторглись бандформирования ваххабитов, а целью развязывания ими военного конфликта было провозглашение на территории Ферганской долины единого «исламского халифата». Можно сказать, что этот процесс идет и сейчас: деструктивные силы с тех пор не прекращали вести агитацию среди народа в этом направлении. На это тратятся закордонные миллионы, возводятся все новые мечети и медресе, и нам остается догадываться, какому же исламу обучают там наших молодых сограждан? Мы же продолжаем делать вид, что не замечаем, как много стало молодых «бородачей» и «хиджабисток» в белых арабских одеждах, как активно они стали проникать в нашу жизнь и учить нас основам морали «по шариату». А послушаешь их, то становится ясно, что они и от родителей своих готовы отказаться, но только - не от веры. Что же тогда остается говорить об их отношении к государству и обществу? Армия «неопавликовморозовых» или «неоманкуртов»?!

Итак, существует некая идея «Ферганского исламского халифата», о намерении создать который заявили различные экстремистские организации исламского толка.

Ислам – интернациональное учение, не признающее этнической разнородности мусульманской уммы, и в этом он имеет сходство с коммунистической идеологией, устанавливающей приоритет классовой принадлежности индивидуума над национальной. Идея интернационализма, когда «все люди – братья», всегда была притягательна для широких и, особенно, обездоленных масс. Сегодня его знамя поднимают радикальные исламисты и под благовидным намерением установления общества всеобщего мусульманского равенства и братства вторгаются в общественное сознание и вбивают в неотягощенные образованием головы нигилистические и экстремистские идеи. И, как под дудочку крысолова, к ним стройными рядами идет молодежь со всего света. Но мы не задумываемся над тем, что когда знамя «Ферганского халифата» будет поднято над одурманенными толпами, нынешние государственные образования Средней Азии окажутся перед реальной угрозой исчезновения с карты современности. И процесс этот, разумеется, не будет бескровным.

Многими экспертами 2014 год прогнозируется как год серьезных испытаний, что связано с выводом войск НАТО из Афганистана. Нельзя исключить и дестабилизацию внутреннего положения в некоторых республиках региона ввиду возможной смены руководства и последующей борьбы за власть. Конструируя цепь событий по этому сценарию, а также помня опыт деструктивной деятельности радикалов в разных странах, не исключающей и варварских действий, можно представить, что они активизируют свои усилия в установлении здесь «исламского халифата». Территория слабого в институциональном и идеологическом планах киргизского государства может представляться отличным плацдармом для построения ядра будущего «Ферганского халифата». «Имеющий уши, да услышит!»

Второй вариант. Идея Ферганской республики создается в пику Ферганскому исламскому халифату и, тем самым, выбивает идеологическую почву из-под ног как религиозных, так и националистических экстремистов. Тут принцип один – «или-или». Как бы нам это не нравилось и как бы мы не закрывали на это глаза, процесс этот уже идет. Или светская Республика Фергана, или - Ферганский исламский халифат. Причем во втором случае это будет проходить более болезненно.

Древнее название страны «Фергана» имеет арийские корни и было в обиходе, когда в регионе еще не было ни узбеков, ни киргизов, ни даже таджиков. Связано оно с народом, издревле населявшим Ферганскую долину и окружающие горы, представители которого называли себя «фарк», «фарг». К тому же, звучание слова «Фергана» - это киргизский способ произношения. По-узбекски или по-таджикски оно звучит как «Фаргона». Возможно, именно с легкой руки Шабдан-батыра, который был проводником русских в Ферганскую долину, и закрепилось впоследствии это название?

Ферганская область и вся территория современного Кыргызстана была ядром Кокандского ханства, и киргизы были в нем государствообразующей нацией. Не случайно Курманжан-датка, будучи наместницей Кокандского ханства, часто выступала от имени народа Ферганы и Алая. И уж конечно, можно смело предположить, что кровь древних фаргов течет в жилах как современных узбеков, так и киргизов.

Название «Республика Фергана» (или «Фергана журт») больше отвечает необходимости и требованиям нового вектора государства. Это, если хотите, может стать основой новой национальной идеи, способной сплотить народы страны в единую ферганскую нацию. Обстоятельство, что Ферганская долина - только южная часть республики, тому не противоречит.

К примеру, Россия получила свое имя от притока Днепра, речки Рось, что находится вообще за ее нынешними пределами. Или Швейцария – от названия одного из своих кантонов.

Мировой опыт изобилует примерами, когда в стране, населенной многими народами, официальное название государства принимается как некий компромисс между ними.

«Государству следует вернуть название «Республика Кыргызстан» как лучше соответствующее гражданской основе национального строительства, чем название «Кыргызская Республика». Такая рекомендация, в том числе, была дана правительству Киргизии Международной комиссией по исследованию трагических событий в Оше и Джалалабаде под председательством Киммо Кильюнена (полный текст здесь)
«Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии» – так официально называется государство, которое англичане построили «от фундамента до крыши». При подавляющем доминировании английского этноса во всех сферах жизни страны было принято мудрое решение увековечить в названии государства этноним уже исчезнувшего на этой территории кельтского народа, бриттов, и этим успокоить национальные чувства шотландцев, валлийцев, ирландцев.

Или Бельгия: в мире не существует такого этноса, как бельгийцы, а проживают в этой стране фламандцы и валлоны, говорящие на совершенно разных, неродственных, языках. «Белги» - название древнего кельтского народа, жившего на этих землях во времена Римской империи. Королевство Бельгия было создано в 1815 году решением Венского конгресса и названо так в качестве компромисса во исключение морального ущерба какой-либо этнической группе.

Подобные примеры есть и на Востоке. Иран был образован и взращен персами. Однако они не называют свою страну Персией и тем самым не дают повода для сепаратистских настроений другим многочисленным народам. Персы, азербайджанцы и другие народности вместе продвигают язык и идею иранского государства. Между тем, Фарс - это название лишь одной иранской провинции.

Или Индонезия – «Страна Тысячи Островов». Нет такого этноса, но есть такая нация - индонезийцы. Индонезийский язык был искусственно создан для того, чтобы устранить языковой барьер между разными этносами, живущими на многочисленных островах, и ассимилировать их в единую нацию.

Советский проект в национальном вопросе также был гениальным, и было уже провозглашено создание «единой исторической общности - советский народ». Но, увы… «Кадры решают все!»…

И примеров таких масса. В ситуации с предлагаемым нами ребрендингом, думается, не должно быть прецедента для развития пустой дискуссии между северянами и южанами и взаимными обвинениями в ущемлении прав. Нужно просто трезво посмотреть на вещи, усмирить свою гордыню и начать вместе модернизировать свое государство.

«Республика Фергана», полагаем, сможет, консолидировать весь многонациональный народ страны. Каждый этнос республики или, лучше, федерации будет тогда вкладывать свои достижения, опыт и навыки в общую копилку единой нации.

Ребрендинг может вызвать цепную реакцию в регионе. Создадутся предпосылки для принятия подобных решений и соседями.

Кыргызстану не привыкать менять идеологии, примерять на себя разные лозунги. От пресловутого «Кыргызстан – наш общий дом» теперь маятник качнулся в сторону зловещего «Кыргызская земля для кыргызов».

А помнится, был еще такой лозунг: «Кыргызстан – это среднеазиатская Швейцария» Ну что же, сравним наши страны.

Итак, оба государства - высокогорные, расположены в центрах своих континентов, вдали от морских коммуникаций. Только горы в Кыргызстане - выше в 1,5 раза. Соответственно, сообщение между долинами, только при котором возможно развитие цивилизационной инфраструктуры, в условиях Кыргызстана гораздо сложнее и его развитие связано с колоссальными расходами. Да и сами Альпы, даже в высокогорьях, все же больше пригодны для человеческой жизнедеятельности, чем суровые горы Тянь-Шаня и Алая.

Дальше - обе страны имеют полиэтническую структуру населения. В Швейцарии около 70 процентов населения составляют говорящие на немецком языке германошвейцарцы, около 14 процентов - франкошвейцарцы, родным языком которых служит французский, около 5 процентов - италошвейцарцы, говорящие на итальянском языке, ретороманцы, живущие в нескольких высокогорных селениях. В Кыргызстане - схожее процентное соотношение проживающих в нем этносов: около 70,5 процента - киргизы, около 14,5 процента - узбеки, остальные – так называемое русскоязычное население, включающее в себя русских, татар, украинцев, корейцев, немцев, поляков, а также есть уйгуры, казахи, дунгане, китайцы и другие.

Однако как распорядилась с этим непростым обстоятельством Швейцария и как - Кыргызстан? Официальное название альпийского государства - «Швейцарская Конфедерация», и оно никоим образом не связано ни с одной этнической группой, населяющей эту страну. Тогда как из названия «Кыргызстан» прямо следуют преимущественные права одного этноса перед другими.

В Швейцарии отсутствует понятие «титульная нация». Все граждане Швейцарской Конфедерации составляют единую нацию – швейцарцы. В Кыргызстане бремя «титульной нации» вскружило головы многим его гражданам, включая политиков, государственных деятелей различных уровней.

В Швейцарии три государственных (официальных) языка: немецкий, французский, итальянский. На каждом из них по всей территории страны допускается государственное делопроизводство. Ретороманской язык - официальный на ограниченной территории. В Кыргызстане принят один государственный язык и один официальный язык – соответственно, киргизский и русский. И для многих «радетелей развития национального сплоченного государства» официальный статус и русского языка уже воспринимается лишним.

Никто не собирается оспаривать общеизвестный факт, что киргизы как народ сформировались давно и являются одним из самых древних народов в Средней Азии. Никто не оспаривает, что киргизы обладают мощным духовным и культурным потенциалом. Все же, давайте перейдем от тщеславного сотрясания этим самым «мощным потенциалом» к сегодняшней действительности. Откроем глаза и увидим, что стоим мы в этой горделивой позе самолюбования на краю пропасти!

Что такое «титул нации»? Это честь, ответственность или эгоизм? Что важнее для народа - пустая гордыня или здоровые коммуникации? Сегодня настал момент, когда каждый кыргызстанец, от президента до пенсионера, должен задать себе эти вопросы и честно на них ответить. Не думается, что ответы будут диаметрально противоположны. Путь к решению только один - конструктивный диалог и осмысление политики.

Может, нужно сменить приоритеты и исходить из того, как живется народу в твоей стране: сытно ли, свободно ли, комфортно ли? Как ему работается, торгуется, строится, отдыхается? И тогда без высокопарных фраз и политических импровизаций народ республики будет жить и гордиться, что живет в такой стране, где уважают его человеческое достоинство. И если для этого нужно разобрать и заново собрать старую государственную машину, доставшуюся в наследство от изжившего себя строя, думается, оно того стоит. Инициатором таких перемен целесообразно стать законной власти, светским политическим силам Кыргызстана.

Если властью официально объявлен курс на изменение символики, давайте примем это как хорошее начало для конструктивного анализа и, не боясь признавать свои ошибки, выслушаем различные мнения. Выводы напрашиваются серьезные: изменение названия и статуса государства - это назревшая необходимость.

А менять флаг – глупо. Между прочим, киргизский флаг самый гармоничный, то есть - сдержанный, стильный, содержательный и эстетически привлекательный среди всех других флагов и в регионе, и на всем постсоветском пространстве.

Дальмира Тилепбергенова, Канат Адилов

Международное информационное агентство «Фергана»