23 Июль 2019



Новости Центральной Азии

Узбекистан: Студент исламского института стал жертвой религиозных коррупционеров

15.02.2012 12:45 msk, Фергана

Узбекистан Общество

«В системе Духовного управления мусульман Узбекистана созданы благоприятные условия для коррупции, взяточничества, расхищения средств и мошенничества, жертвой чего становятся представители молодежи», сообщает Инициативная группа независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ). Одной из таких жертв стал Ильхом Усманов - студент подконтрольного Духовному управлению Ташкентского Исламского института имени Имама аль-Бухорий. 29 января 2012 года на Усманова было совершено разбойное нападение, устроенное, по его словам, ректором вуза Хайдархоном Юлдашходжаевым.

Инцидент произошел вечером 29 января 2012 года в столичном спальном районе Юнус-Абад. Автомобиль «Матиз» белого цвета без госномера подрезал «Нексию», в которой ехал Усманов. Выскочившие из «Матиза» двое неизвестных приставили к горлу Усманова нож и, угрожая, потребовали, чтобы тот «в течение двух дней покинул Ташкент и не пытался жаловаться на институт и его руководство».

По словам Усманова, причиной преследований со стороны администрации института стало то, что, уже после зачисления в 2009 году ему пришлось дать проректору вуза Мухаммадрасулу Абдуллаеву 4 тысячи долларов. Деньги проректор утаил, решив не делиться с ректором Хайдархоном Юлдашходжаевым.

Нападение же случилось после того, как не выдержавший двухлетнего прессинга студент пожаловался на руководство института в администрацию Духовного управления мусульман Узбекистана.


Мечеть Хаст-Имам и Духовное управление мусульман Узбекистана. Фото ИА «Фергана»

«Ты как сюда попал?»

Все началось в августе 2009 года, когда у сдавшего экзамены и уже зачисленного в Исламский институт Усманова проректор (ныне просто преподаватель) Мухаммадрасул Абдуллаев, обещавший «помочь поступить», потребовал 4 тысячи долларов.

«Усманов рассказал об этом отцу. Тот собрал деньги у родственников, и Усманов передал их проректору. Но он утаил их от ректора, и деньги не попали в «общак», - говорит руководитель ИГНПУ Сурат Икрамов, который вот уже семь месяцев занимается этим делом.- А поскольку проректор приказал Усманову молчать, то ректор ни о чем и не узнал».

Когда в сентябре начались занятия, ректор, обходя аудитории, обнаружил за партой «левого» студента. На вопрос, «как он вообще попал в институт», Усманов ответил, что «при поступлении набрал 66 баллов из 100, а проходной бал был 55». При этом он умолчал, что проректор путем вымогательства забрал у него крупную сумму денег.


Вид из медресе Барак-хан на мечеть Хаст-Имам. Фото ИА «Фергана»

Со стороны ректора начались «интриги и гонения», он лично не допускал Усманова на лекции, выгонял его с занятий, однако из института отчислить не мог, поскольку студент хорошо учился и вовремя сдавал экзамены.

Усманову удалось перейти на второй курс. Но в новом учебном 2010 году преследования не прекратились, и Усманов решил забрать свои документы для поступления уже в другое, светское учебное заведение.

В архиве же почему-то «не оказалось» документов Усманова, в том числе и диплома об окончании средне-специального религиозного училища, без которого он не мог поступить в другой вуз.

Неоднократные обращения к ректору и в администрацию Духовного управления мусульман Узбекистана с просьбой вернуть документы не принесли результатов.

Круговая порука

Потеряв год, Усманов от безысходности обратился в августе 2011 года к представителю ИГНПУ по Сурхандарьинской области Джумабаю Мустанову. Правозащитники выяснили, что приказа об отчислении Усманова не существует, ректор же, дабы избежать огласки, заверил, что в сентябре 2011 года «допустит студента к учебе». Затем ректор вызвал Усманова и потребовал привезти ему из Сурхандарьи, откуда родом Усманов, «тандыр кабоб». И тот привез ректору аж целого барана, запеченного в тандыре.


Медресе Барак-хан на площади Хаст-Имам в Ташкенте. Фото ИА «Фергана»

Наступил сентябрь 2011 года, но ректор не сдержал своего обещания.

По словам Усманова, ректор не допускал его до занятий, тянул неделю за неделей, а затем сказал, что «необходимо дождаться муфтия (руководителя духовного управления мусульман) Аббосхона Усманова, находящегося в это время на хадже в Саудовской Аравии».

«Однако с приездом муфтия вопрос не решился, и я уже сам пошел в декабре прошлого года в духовное управление, благо, оно находится недалеко от моего дома, - продолжает Икрамов.- Но сначала зашел к ректору, попытался объяснить ему незаконность его действий, а тот в ответ нагло заявил, что если Усманов и отдал деньги, то «все равно ничего доказать не сможет».

Поняв, что с ректором разговаривать бесполезно, Икрамов отправился к муфтию Аббосхону Усманову, в управление, находящееся в двадцати метрах от института. Однако секретарь под разными предлогами не допустил правозащитника к начальству и отправил его к первому заму муфтия шейху Абдулазизу Мансуру.

«Оказалось, что он меня заочно знает по радио «Озодлик», тем более что я работаю по религиозным и политическим делам, - рассказывает Икрамов. - Он вызвал начальника отдела образования и поручил тому «разобраться».

Илхом Усманов написал в своем заявлении все как есть, и про деньги в том числе, но в муфтияте начали «тянуть резину», о чем, по словам Икрамова, был прекрасно осведомлен и сам муфтий Аббосхон Усманов.

«Я снова обратился к первому заму, - рассказывает Икрамов. – Шейх сказал, что постарается все уладить».

Время шло, ничего не менялось, и в январе студент Усманов обратился напрямую к муфтию, который, пригласил к себе ректора. Но дело с мертвой точки так и не сдвинулось.


Духовное управление мусульман Узбекистана. Фото ИА «Фергана»

В конце января, Икрамов должен был встретиться с Усмановым, но студент пропал – его телефон не отвечал.

«Я стал беспокоиться и позвонил в Сурхандарью Мустанову, тот выяснил, что на Ильхома в Ташкенте в воскресенье 29 января было совершено нападение, ему угрожали убийством, - рассказывает Икрамов. - Я сообщил о случившемся заместителю муфтия, тот попросил «никуда не сообщать, что они все сами уладят».

Однако и эти обещания повисли в воздухе.

«У меня сложилось впечатление, что они все связаны круговой порукой и кормятся из одной кормушки, - говорит Икрамов. – Хотя там у них сейчас большой скандал из-за этого дела, и я со дня на день жду результата, рано или поздно они должны что-то предпринять. У них два выхода – либо они дадут Усманову учиться дальше, либо отпустят с миром, вернув ему документы».

Хадж за взятку

Такая ситуация, по мнению Икрамова, возможна благодаря процветающей коррупции в системе Духовного управления мусульман, что было выявлено ИНГПУ во время проводимого в течение шести месяцев мониторинга. Анонимные опросы студентов и сотрудников Исламского института показали, что из тридцати поступивших и зачисленных на первый курс института почти каждый абитуриент платил по 4 тысячи долларов. Всего же в институте учатся 150 человек.


Ташкентский исламский институт имени Имама аль-Бухорий. Фото ИА «Фергана»

Студентам, ни разу не посещавшим занятия, но заплатившим за экзамены, выставляются оценки «отлично». При этом учебный процесс не контролируются администрацией Духовного управления мусульман Узбекистана.

Выяснилось и то, что дирекция Ташкентского средне-специального медресе «Кукалдош» (которое, кстати, окончил Ильхом Усманов) под различными предлогами не выдает дипломы аж девяти выпускникам 2009 года.

У паломников, которые хотят совершить хадж в Саудовскую Аравию, вымогают деньги. По выданной квоте число паломников из Узбекистана должно быть 5 тысяч человек, а желающих - более 8 тысяч.


Ташкентский исламский институт имени Имама аль-Бухорий. Фото ИА «Фергана»

Миллионные денежные средства, ковры, различные товары и скот, которые жертвуют мечетям на благотворительность состоятельные верующие, предприниматели и бизнесмены, присваиваются имамами мечетей и служителями духовного управления мусульман. По словам Икрамова, все оседает в карманах служителей культа, хотя они должны львиную долю пожертвований раздавать малоимущим семьям.

Приглашенные на различные мероприятия (бракосочетание, похороны, обрезание и т.д.) религиозные деятели получают от хозяина от 100 до 500 долларов, «что также недопустимо в исламе», считает Икрамов.

«Благодаря процветающей коррупции, обману, взяточничеству, присвоению средств и имущества верующих религиозные деятели Узбекистана шикуют, строят себе большие дома», - подытоживает правозащитник. И при этом, добавляет Икрамов, на протяжении последних 17-ти лет «были осуждены по сфабрикованным уголовным делам и вынуждены покинуть родину сотни честных, умных и грамотных религиозных деятелей».

Международное информационное агентство «Фергана»