23 Август 2019



Новости Центральной Азии

Кыргызстан: «Больничные» узники

21.11.2011 11:31 msk, Фергана

Кыргызстан Права человека

Волею судьбы два человека, которые раньше находились по разные стороны баррикад, оказались сегодня в одном исправительном лагере. Первый стал жертвой мести милиционеров и прокурорских работников, с беспределом которых боролся. Другой сидит «за фамилию», которая некогда внушала страх многим чиновникам. Но если первого «самый гуманный суд» приговорил к пожизненному лишению свободы, то второй со дня на день может покинуть зону. О том, как сидится брату бывшего президента Ахмату Бакиеву и правозащитнику Азимжану Аскарову, рассказывает бишкекский еженедельник «МК-Азия».

Очередной печатный номер издания выйдет во вторник, 22 ноября. На веб-сайте газеты статья появится в ближайший четверг.

* * *

Известный правозащитник Азимжан Аскаров и младший брат президента Бакиева, Ахмат, «мотают срок» в исправительной колонии №47, более известной среди спецконтингента как «больничка». В разные года здесь сиживали «законники» Азиз Батукаев и Рыспек Акматбаев.

Аскаров содержится в подвальном помещении камерного типа, размером 2 на 3 метра: такие камеры предназначены для осужденных на пожизненный срок. Раз в день его выводят на прогулку в карантинный дворик… Здесь же, «на карантине», досиживает свой срок Ахмат Бакиев. Камера у него чуть просторнее, чем у Аскарова, но это все-таки не хоромы, какие были у Бакиевых в их лучшие времена.

— На воле я слышал про Ахмата Бакиева как про младшего брата президента, — говорит Азимжан Аскаров. — Лично с ним знаком не был и по каким-либо делам не пересекался. Да и особой нужды в знакомстве с ним не испытывал. Хотя мне вспоминается один случай... Сестра покойного депутата Баямана Эркинбаева пыталась выжить с Базар-Коргонского центрального рынка многих торговцев, в основном женщин. Они судились с ней, писали коллективные жалобы и обращения в различные государственные структуры, митинговали у здания районной администрации, но все было бесполезно… Тогда я посоветовал отчаявшимся женщинам обратиться к Ахмату Бакиеву, авторитет которого в области был высок. Торговки так и сделали — не поверите, проблемы сразу были улажены. Потом женщины рассказали мне, что Ахмат Салиевич их принял, выслушал и обещал помогать.

- Мое знакомство с младшим из братьев Бакиевых произошло уже здесь, - продолжал Аскаров. - Как правило, раз в день меня выводят на прогулку во двор карантинного отдела, где содержатся «новички» — те, кто только прибыл в колонию. Так вот, в какой-то момент меня перестали выводить, и я безвылазно сидел в камере, как крот в норе. Позже узнал, что в колонию привезли Ахмата Бакиева, и чтобы пресечь возможные конфликты, администрация приняла решение ограничить меня в прогулках, не давая нам возможности встретиться. Я ведь, когда занимался правозащитной деятельностью, часто критиковал власть… И хотя я пытался убедить конвоиров, что у меня нет личной антипатии к брату экс-президента, в прогулке все равно было отказано.

Азимжана Аскарова выводят на прогулку
Азимжана Аскарова выводят на прогулку. Фото © Улугбека Бабакулова

А потом, в один из тех дней, кто-то постучал в окошко-воздуховод моей камеры, которое находится под самым потолком и выходит во двор карантина. Я спросил, кто там. Мне ответили: «Азимжан-ака, я — Ахмат Бакиев. Мы не знакомы, но я много о вас слышал. Говорят, до моего прибытия сюда вас каждый день выводили на прогулку, а теперь перестали. Это связано со мной?» Я подтвердил. «Так почему вы не напишите заявление начальнику колонии?» — спросил Ахмат Салиевич. Я ответил, что получится, будто я жалуюсь на осужденного Бакиева, и это неправильно истолкуют другие зеки. Бакиев сказал, что все будет нормально, потому что никаких претензий ко мне он не имеет. Я сразу написал заявление на имя начальника колонии и уже на следующий день меня вывели на прогулку. Именно тогда я впервые увидел Ахмата Салиевича и познакомился с ним лично...

Самым интересным для меня было его признание — он сказал, что стал ценить работу правозащитников. «Я много слышал о том, что они судятся с милиционерами и прокурорами, что их преследуют и прочее, но не имел полного представления об их работе. Мало того, я не знал, что такое большое количество правонарушений происходит в следственных органах и местах заключения. А теперь, пройдя через следствие и суды, отсидев в ИВС и СИЗО, я все это знаю. Если, даст бог, вы, Азимжан-ака, освободитесь, усильте работу по защите прав задержанных и осужденных. А я в меру своих сил и возможностей буду вам помогать».

И еще один момент. Посетители часто приносят Ахмату Салиевичу газеты. Он просматривает их сам, а потом передает мне, когда выхожу на прогулку, говорит: «Вы много читаете, вам это будет интересно». Я стараюсь не терять времени и быстро просматриваю газеты там же, во дворике: в камере трудно читать даже при свете лампы, зрение у меня сильно упало, очки уже плохо помогают.

Азимжан Аскаров
Азимжан Аскаров. Фото © Улугбека Бабакулова

— Было время, когда Ахмата Бакиева называли «теневым губернатором» юга… Вы не разговаривали с ним о прошлом?

— Нет, о прошлом я не спрашиваю. Да и какое это сейчас имеет значение? Однажды он попросил меня просмотреть документы по его делу, которые были подготовлены адвокатом. Я поинтересовался, не обидится ли он, если я выскажу свои замечания. Ахмат Салиевич дал добро, я написал свои комментарии и посоветовал добавить некоторые моменты, которые позже были использованы при подготовке апелляционной жалобы. На заседании суда второй инстанции с Бакиева были сняты многие обвинения.

— Он делится с вами мнением о газетных публикациях про него самого или его братьев?

— Я заметил, что ему неприятно об этом читать, он становится задумчивым. Однажды он увидел в какой-то газете интервью Оксаны Малеваной, которая заявила, что не верит в причастность Жаныша Бакиева к убийству Медета Садыркулова. Таким радостным, как в тот день, я его больше не видел… Но читая другие статьи, Ахмат Салиевич расстраивается, переживает. А я ни о чем его не расспрашиваю.

— Как часто вы общаетесь?

— Каждый день, во время прогулки по карантинному дворику. Длина дворика — 23 метра, за отведенное мне время я стараюсь пройти не меньше семи километров и даже газеты читаю во время ходьбы. Когда спускаюсь в камеру, конвоиры спрашивают, сколько километров я прошел сегодня.

— Как выглядит ваша камера?

В камере Азимжана Аскарова
В камере Азимжана Аскарова. Фото © Улугбека Бабакулова

— Как кабинет в офисе (смеется): книги, радио, телевизор… Очень красивое помещение. Там у меня картины, которые я рисовал, когда зрение было в порядке. Если начальник разрешит, мы можем пройти и посмотреть.

— Начальник разрешает, — откликнулся «хозяин» ИК-47 Асхат Эгамбердиев, в кабинете которого мы беседовали. — Кстати, там же вы сможете пообщаться с Ахматом Бакиевым…

Азимжан Аскаров показывает свои картины
Азимжан Аскаров показывает свои картины. Фото © Улугбека Бабакулова

В камере Азимжан показал мне свои картины. Потом мы поднялись из подвала во двор карантинного отделения, в одном из помещений которого «расквартирован» Ахмат Бакиев. Он занимает комнату площадью около 20 квадратных метров, здесь есть кровать, шкаф, тумбочка с телевизором, раковина и столик, который используется одновременно как столовый и как журнальный. В огороженном углу — «толчок», куда забита пластиковая бутылка (по всей видимости, «постоялец» им не пользуется). В принципе, «удобства» имеются в конце дворика, так что наличие отдельного туалета даже не требуется.

Войдя к Ахмату Салиевичу, я понял, что беседа с журналистом ему не по душе.

— Надеюсь в скором времени выйти на свободу и уже тогда ответить на все ваши вопросы, — пообещал младший из братьев Бакиевых.

Ахмат Бакиев
Ахмат Бакиев в своей камере. Фото © Улугбека Бабакулова

— Как проходит ваше общение с Азимжаном Аскаровым?

— Нормально. — Заключенный пожал плечами. — Я не имел к нему никаких претензий, поэтому не хотел быть причиной того, что его не выводят на прогулку… Если честно, по-моему, он осужден несправедливо. В том, что произошло в Базар-Коргоне, виноват человек, который был во временном правительстве. А с Аскаровым просто свели счеты за его правозащитную деятельность.

В камере у Ахмата Бакиева
В камере у Ахмата Бакиева. Фото © Улугбека Бабакулова

— Чем вы планируете заняться на свободе? Может быть, собираетесь куда-нибудь уехать?

— Я пока точно не решил, чем займусь, но однозначно никуда не уеду. Останусь в Кыргызстане. Прежде всего, мне надо поправить здоровье. Видите, сколько таблеток приходится принимать каждый день… — Ахмат Бакиев кивнул на коробки с лекарствами. — Хорошо еще, что я в «больничке» нахожусь. В другой колонии вряд ли выдержал бы.

— У вас нет желания заняться политикой, поддержать кого-то из проигравших кандидатов в президенты?

— Никого, кроме правозащитников, я поддерживать не буду и в политику не пойду. Не мое это.

В камере у Ахмата Бакиева
В камере у Ахмата Бакиева. Фото © Улугбека Бабакулова

Улугбек Бабакулов, главный редактор еженедельника «МК-Азия» (Бишкек), фото автора.