13 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

В Кыргызстане объявлена предвыборная борьба с криминалом

28.02.2011 17:44 msk, Екатерина Иващенко

Кыргызстан

Приход криминала во власть становится в Кыргызстане темой номер один. Криминализация общественного сознания - проблемой номер один. Одни чиновники высокого уровня активно заявляют о необходимости борьбы с уголовным миром, другие обвиняют их самих в криминальных связях, а всю эту борьбу «на словах» называют фикцией. Эксперты полагают, что намеченные на конец 2011 года президентские выборы только укрепят спайку криминала и власти, потому что в политике для победы все средства хороши. В экспертном сообществе уже активно обсуждают, какие группировки, кланы или землячества входят сегодня в силу, у кого из них более мощная поддержка и как идет передел собственности и сфер влияния.

При этом нужно понимать, какой именно криминалитет сегодня идет рука об руку с властными структурами. Принципы классического преступного мира, который управляется ворами в законе и власть которого преимущественно распространяется на пенитенциарную систему, запрещают криминальным авторитетам вступать в отношения с политиками и властью вообще. Антиподами этого мира являются «беспредельщики» (на уголовном жаргоне - «блядины»), которые не подчиняются ворам в законе и ведут самостоятельную преступную деятельность, игнорируя «классические» уголовные порядки. Именно беспредельщики очень часто используются политиками для организации уличных волнений или в политических разборках. Например, Рыспек Акматбаев был из «блядин», а Камчы Кольбаев считается «вором в законе», хотя некоторые криминальные авторитеты и сомневаются, был ли Камчы коронован. Сегодня на юге страны, по мнению экспертов, основной преступный фон создают уличные «беспредельщики» под прикрытием милиции.

1 февраля 2011 года президент Кыргызстана Роза Отунбаева выступила в Оше с программной речью о борьбе с преступностью. Она заявила, что количество тяжких и особо тяжких преступлений по республике выросло почти на 50 процентов. «Потеряв всякую надежду на правоохранительные органы, на возможность в законном порядке защитить себя, люди идут к криминалитету и различным религиозно-экстремистским группам в поисках справедливости и правды», - сказала президент. По ее словам, организованная преступность на юге страны «превращается в отлаженную систему взаимосвязанных преступных сообществ, в том числе сформированных на этнической основе, включившихся за передел сфер влияния и установления контроля над прибыльными секторами экономики и финансовыми потоками, а также продвижение своих представителей в структуры власти и управления всех уровней».
Тревога по поводу общей криминализации звучит в выступлениях высокопоставленных чиновников все сильнее. На совещании Совета обороны 22 января 2010 года президент Роза Отунбаева заявила о росте преступности и о безнаказанности сотрудников правоохранительных органов. Отунбаева подчеркнула: «Тревожным явлением в последнее время стало то, что идет усиление роли организованной преступности во всех общественно-политических событиях, включая их участие в выборных процессах и межэтнических столкновениях. Особенно тревожное положение с обеспечением безопасности граждан и защитой государственной границы сложилось в южном регионе. Угрозы нашей безопасности набирают силу», - сказала президент.

Принять самые жесткие меры борьбы с криминалом пообещал и премьер-министр Алмазбек Атамбаев в эфире общественной телерадиокомпании 9 февраля 2011 года. Когда же журналист заметил, что пока в сети силовиков попадают лишь «мелкие и средние рыбешки из криминального мира», премьер заявил: «Крупные попрятались, в основном за границей. Но всему свое время... Борьба с криминалом – это не кампанейщина, которая со временем сойдет на нет. Это наша целенаправленная задача. Мы пойдем до конца».

Еще 22 декабря на совещании с участием глав правоохранительных органов и силовых органов Атамбаев признал, что криминал «немножко» заходит за рамки, и привел в пример Грузию, где в парламент пробрался криминал, но затем были успешно проведены реформы. «Мы должны создать комплекс мер по реформам в целях обеспечения безопасности, чтобы не было такого, когда президент говорит, что в парламент пробирается криминал. Люди должны чувствовать себя в безопасности везде», - сказал глава правительства.

Опасность того, что страна может превратиться «в большой общак, управляемый криминалом», признал и руководитель администрации президента Эмильбек Каптагаев, который подтвердил, что некоторые политические силы связаны с криминалом, однако никаких имен называть не стал. «Вы так спрашиваете, как будто я должен пальцем показать, кто это, - сказал он журналистам. - Проанализируйте ситуацию и сами поймете, кто это. Сегодня криминал высокоорганизован, он сидит за компьютерами в юридических компаниях, аккуратно забирает ваш бизнес, они обсуждают возможные перспективы вашей личной жизни. Но те факты, которые озвучивают МВД и ГКНБ, говорят, что борьба с криминалом проводится на высоком уровне».

Встреча на Иссык-Куле

В январе 2011 года общество было взбудоражено рассказом о встрече торага (спикера) киргизского парламента Ахматбека Кельдибекова и криминального авторитета Камчы Кольбаева, которая якобы состоялась накануне Нового года на Иссык-Куле, на одной из горнолыжных баз. Лидер партии «Ата Мекен» Омурбек Текебаев 26 января сообщил, что в Караколе высокопоставленные чиновники сидели вместе с криминальными авторитетами. Текебаев заявил, что в том же зале находились и видные сотрудники прокуратуры, службы безопасности, а также руководители областного уровня.

Сам Кельдибеков все эти разговоры о «встрече» прокомментировал еще раньше, в интервью газете «Лозунг»: «У меня тоже должна быть личная жизнь. Когда выпадает возможность, я с семьей, детьми выезжаю на чистый воздух покататься на лыжах. Если я, как торага, куда-то выезжаю, то нахожусь под охраной сотрудников соответствующих органов. Я не присматривался к отдыхающим, и кто катался на лыжах. Мы обедали, как и все остальные, в кафе на горе. Из знакомых я видел там посла России в Кыргызстане, ответственных работников Генеральной прокуратуры, других политиков, министров, бизнесменов. Кто еще туда поехал, я полной информацией не располагаю. Но с Камчы Кольбаевым не встречался и водку с ним не распивал».

В ответ на запрос фракции «Ата Мекен» глава Госкомитета национальной безопасности Кенешбек Душебаев подтвердил, что на горнолыжной базе действительно находились и торага, и «один из известных представителей криминального мира, в отношении которого в настоящее время возбужденных уголовных дел либо розыскных заданий судебно-следственных органов не имеется, однако каких-либо контактов между ними не было».

Интересно, что в интервью газете «Дело №…» замминистра внутренних дел, начальник главного управления права и криминального анализа МВД КР Джениш Джакипов сообщил, что в ОПГ, возглавляемую Камчи Кольбаевым, входит 150-180 человек. 22 февраля президент Р.Отунбаева заявила, что Камчы Кольбаев объявлен в розыск.

В том, что торага и вор в законе не просто случайно оказались вместе на Иссык-Куле, а это была «сходка», «на сто процентов уверен» один из криминальных авторитетов Рустем С., который заявил об этом в интервью изданию «МК-Азия» 15 февраля. «Предполагаю, - говорит он, - что эта «сходка» даже была зафиксирована на фото и видео. Заинтересованные люди будут дозировано «сливать» имеющуюся информацию, чтобы держать спикера на коротком поводке... Камчи в те дни приезжал на малую родину, чтобы навестить больную мать, а по пути заехал «поздороваться» с парламентарием. Охрану им обеспечивали силовики Иссык-Кульской области. Причем это не первая их встреча: Камчи уже общался с Кельдибековым и его коллегами».

Все началось в 2005 году

Сращивание власти и криминала началось еще во время правления Курманбека Бакиева. Возможно, подобные вещи происходили и во времена Акаева, но именно революция 2005 года открыто привела криминал во власть: криминальные авторитеты стали депутатами. Криминал севера представлял Рыспек Акматбаев, брат которого Тынычбек был депутатом парламента 2005 года, а южный – депутат Баяман Эркинбаев (был убит 22 сентября 2005 года) этого же парламента. Брат Рыспека был убит в одной из взбунтовавшихся колоний, куда поехал с инспекцией, 20 октября 2005 года, и Рыспек со своими людьми устраивает в центре Бишкека бессрочный митинг, требуя отставки премьера Кулова, а после, в апреле 2006 года, выигрывает парламентские выборы. Депутатом Рыспек Акматбаев так и не стал - его убили 10 мая 2006 года.

ВСЁ О КЫРГЫЗСТАНЕ:

Хроника событий (за два последних месяца); Статьи (за последние годы).
Руководитель правозащитного центра «Граждане против коррупции» Толекан Исмаилова рассказала «Фергане», что в 2005 году правозащитники мониторили революцию на юге, потому что хотели понять, с кем работают кыргызстанские политики. «В Джала-Абадской области мы увидели, что все полностью захвачено криминалом. Например, бизнес-структуры или здания акимиатов (местных администраций) захватывали не гражданские активисты, это делал криминалитет. Еще в то время я говорила, что это была не народная революция, а бандитская», - сказала Исмаилова.

Генерал-майор, экс-глава ГУВД Бишкека Омурбек Суваналиев также подтвердил, что во время «революции тюльпанов» произошел криминальный передел страны: «После мартовской революции шел открытый передел собственности криминалом. Даже в первые дни после революции Аскар Акаев заявлял, что он убежал не от народа и правосудия, а от криминала, который якобы и сделал революцию. После этого криминальные группировки на самом деле вышли и начали легализоваться путем проведения митингов - осенью 2005 года на площадь выходил именно криминал во главе с Акматбаевым. Тогда и начался передел собственности: пошли убийства, начали выкрадывать людей, многие пропали без вести, и власть открыто пошла «на смычку» с криминалом, начала официально их оправдывать через суды и давать дорогу в большую политику. (Рыспек Акматбаев в январе 2006 года был оправдан по делу о тройном убийстве, в апреле того же года стал депутатом парламента - ред.) Уже тогда криминалу помогали местные олигархи, многие бизнесмены платили дань, а когда пошел передел собственности, они начали добровольно приходить к главарям криминальных группировок и давать деньги».

Суваналиев рассказал, что в то же время начались жесткие «наезды» криминальных структур на тех сотрудников правоохранительных органов, которые до мартовской революции за взятки отпускали преступников: «Криминал требовал возвращения этих денег у прокуроров, милиции, сотрудников СНБ. Когда я занимал пост заместителя министра внутренних дел (2005-2006 годы), ко мне пришел один высокопоставленный чиновник, который однажды задержал Акматбаева и забрал у него 23 тысячи долларов, что были у авторитета с собой. И когда Акматбаев легализовался, то потребовал эти деньги обратно. Чиновник просил у меня защиты, говорил, что его могут убить…»

«Спросите любого правоохранителя - вам подтвердят, что власть Бакиева использовала криминалитет», - заявил Суваналиев.

Косвенным подтверждением тому, что криминалитет использовался во время революций, является то, что новая власть открывала тюрьмы и выпускала заключенных на свободу. По данным Исмаиловой, в 2005 году из тюрьмы Джалал-Абада вышли 57 человек и «непонятно куда делись», а в апреле 2010 года, когда начиналась революция, из ИВС Таласа вышло более 60 человек. Последний факт подтвердил и Суваналиев, сказавший, что в Таласе во время митинга из СИЗО выпустили большое количество сидевших, и они тоже приняли участие в массовых беспорядках.

Как рассказал О.Суваналиев, в 2005 году член банды Акматбаева Эркин Мамбеталиев был лично освобожден А.Атамбаевым сразу после смены власти. Когда в 2006 году Акматбаева убили, Мамбеталиев был снова осужден по нескольким эпизодам. Однако после 7 апреля 2010 года Бишкекский городской суд отпустил Мамбеталиева по амнистии.

Омурбек Текебаев тоже считает, что процесс слияния власти и криминала усилился после прихода к власти Курманбека Бакиева, который начал сотрудничать с криминальными лидерами для достижения своих политических и экономических целей: «Используя криминальное давление, власти перераспределяли собственность, устраняли политических оппонентов или просто добивались нужных результатов во время выборов. Таким образом, криминал попал в публичную политику, причем этот процесс сопровождался криминализацией общества, когда вещи, прежде осуждавшиеся и запрещенные, становились открытыми и не зазорными».

Апрельская революция

Однако в апреле 2010 года ситуация осталась не прежнем месте. Как объяснил О.Суваналиев, «после 7 апреля криминального передела собственности не произошло», более того, «криминал себя почувствовал сильнее власти и даже помогал некоторым партиям во время парламентских выборов».

«После апреля чиновники, которые были связаны с криминалом, никуда не ушли. Прежние криминальные схемы по-прежнему работают, простаивают лишь некоторые объекты, которые раньше контролировались приближенными и семьей Бакиева, а теперь национализированы или их акции арестованы. Новый криминал не пришел с новой революцией, - объясняет Суваналиев. - И новых политиков нет. Атамбаев новый? Нет, он был премьером при Бакиеве. Бабанов? Тоже нет, он занимал пост первого-вице-премьера. Кельдибеков тоже занимал высокие должности…

Председатель совета директоров завода «Дастан» убежал, но команда-то его осталась, и работает с новой властью. Министр энергетики снова прежний, бакиевский. На авиабазе «Манас» тоже снова сидят бакиевские чиновники… Все остались, все на местах!» - продолжает Суваналиев.

«После апрельской революции криминал и не собирался уходить из власти, - считает Омурбек Текебаев. - В условиях слабой государственной власти позиции криминала усилились, особенно на юге, некоторые политики прибегали к помощи криминальных авторитетов, да и сами они (представители криминального мира) становились политиками разного масштаба. Противостояние Временного правительства и реваншистов, севера и юга, разных этнических групп повысило спрос на участие криминала в этих процессах».

«Если раньше они устанавливали свои законы только в своем мире и осуждались остальным населением, то теперь они начали действовать открыто. Многие политики еще со времен Бакиева и вплоть до последних парламентских выборов заручались поддержкой местных авторитетов. На этих выборах представители криминала были даже включены в партийные списки некоторых партий», - сказал Текебаев.

Криминал и июньские события

Криминал был задействован и во время трагических июньских событий 2010 года. Однако эксперты высказывают разные версии того, какую роль играл криминалитет в июне, был ли он непосредственным организатором событий или лишь воспользовался трагедией, чтобы укрепить свои позиции в регионе. Так, член экспертного совета РИА-новости Санобар Шерматова придерживается мнения, что именно криминал сыграл основную роль в разжигании межэтнического конфликта: «Это была невиданная по масштабу и наглости криминальная акция, ретушированная впоследствии под межнациональный конфликт. Важно понять, что не сами по себе проблемы между двумя этносами, которые были, есть и, вероятнее всего, будут, стали причиной трагедии, а кровопролитие, случившееся по вине мафиозных структур, поддержанных людьми во власти, привело к резкому раздвоению страны на киргизов и узбеков с последующей мобилизацией киргизского этнонационализма. <…>

После заявлений лидеров узбеков о планах ухода в политику, крупные теневики почувствовали неладное. Ведь что такое в Киргизии (да и во многих наших странах) высокая должность? Это надежная страховка бизнеса от притязаний сроднившейся с властью мафии. Поэтому в стране так высок накал борьбы за государственные посты. Узбекские лидеры, войдя во власть, сразу подняли бы свой статус и стали бы недосягаемыми. А цена вопроса для ошских «патронов» - лишение ежедневных доходов от выручки ресторанов, кафе, торговых точек, базаров, частного предпринимательства. И ведь кто-то уже отказался платить дань: в самом деле, нет смысла кормить чиновников, которых Временное правительство завтра уволит. Никто не сомневался, что и в Оше будут перемены, губернаторов и мэров меняли по всей республике. В перспективе весь доходный «узбекский сегмент» мог переориентироваться с киргизских «патронов» на своих, этнически близких. Остановить начавшийся разрушительный для коррупционной схемы процесс можно было только, дав бой», - говорит Шерматова.

В отчете Национальной комиссии говорится о серьезной роли, которую сыграл криминал в июньских событиях. По утверждению Нацкомиссии, «ежегодно через территорию Кыргызстана проходит транзитом более четверти производимой в Афганистане наркопродукции. Большая часть их следует через г.Ош. Кыргызским спецслужбам и правоохранительным органам удавалось перехватить лишь малую ее часть. После падения режима К.Бакиева были нарушены существующие коррупционные связи, поэтому наркоторговцы, выступавшие в защиту своих интересов, сыграли важную роль в организации беспорядков».

Интересно, что генсек ОДКБ Н.Бордюжа на конференции по безопасности в Алма-Ате заявил, что государственная власть в период правления К.Бакиева способствовала распространению и укреплению наркотрафика. «Некоторые силовые структуры, подконтрольные, в том числе, президенту Бакиеву, контролировали наркотрафик через юг Киргизии», - сказал он.
В выводах Национальной комиссии по расследованию июньских событий также признается роль криминала, хотя говорится, что «рэкет и рейдерство отдельных киргизских криминальных авторитетов» лишь усилили «антикиргизские настроения в узбекской среде», не став, однако, причиной событий.

«В период правления Бакиева ресурсы криминалитета активно использовались во время парламентских и президентских выборов в целях противодействия попыткам оппозиции устраивать митинги и шествия, - говорится в отчете Нацкомиссии. - В частности, южные группы криминалитета страны привлекались для разгона ноябрьского (2006 года) и апрельского (2007 года) митингов. Во время трагических событий в Оше и Джалал-Абаде представители криминального мира не оставались в стороне. Среди них после апрельских событий начался передел сфер влияния, имевший межэтнический характер».

Комиссия заявляет о причастности криминала к майским и июньским событиям: «После падения режима Курманбека Бакиева были нарушены существующие коррупционные связи. Поэтому наркоторговцы, выступавшие в защиту своих интересов, сыграли важную роль в организации беспорядков и были среди действующих лиц майских (13-14 мая) и июньских (10-13 июня) событий».

Всеобщая криминализация

По мнению директора правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакуповой, в Кыргызстане произошла «общая криминализация сознания населения». «Криминал - это доминанта в культуре на постсоветском пространстве, - считает Джакупова. - Кто начинал все эти революции, поддерживал политиков, кто у них ходит в телохранителях и кого они выпускают из тюрем? Чиновники странные: они хотят, чтобы мы были законопослушными, при этом на них самих эти требования не распространяются. Власть и народ живут в параллельных мирах. Народ настолько привык ко лжи, воровству, моральной распущенности и безнравственности власти, что даже не хочет реагировать на происходящее».

Джакупова подчеркнула, что «судебные процессы по апрельским и июньским событиям продемонстрировали полную разруху правовых институтов, судебной системы; они показали, что в суде можно найти все что угодно, но только не правосудие».

«Судебная и правоохранительная системы Кыргызстана всегда были политизированы, - признает Джакупова, - но раньше заказные судебные решения выносились только по очень значимым политизированным делам, например, «дело Кулова». При этом власть хотя бы пыталась сохранять видимость соблюдения процессуальных норм. Но то, что происходит сейчас – это недопустимо. Падение верховенства закона произошло во времена Бакиева, но мне всегда казалось, что хуже, чем во времена Бакиева, быть не может. Оказывается, можно пасть и ниже - драки в судах, нападения и избиения адвокатов стали обычной практикой. А власть, игнорируя эти факты, потакает разгулу «революционной вакханалии», - сказала Джакупова «Фергане».

В свою очередь, О.Текебаев сказал «Фергане», что «рост организованной преступности в стране сопровождается сплочением криминальных сообществ с разделением на иерархические уровни, выделением лидеров, которые занимаются организацией, управлением, вовлечением в свою преступную деятельность государственных служащих, в том числе и правоохранительных органов. Параллельно с этим усиливается давление организованной преступности на бизнес-структуры и, в целом, на экономику Кыргызстана, что ухудшает, и без того сложный инвестиционный климат в стране».

«Криминальные сообщества расширяют сферу влияния и преступной деятельности, осуществляют сбор нелегального материального фонда или так называемого «общака», - говорит депутат. Они фактически организовали среди населения пропаганду криминальной идеологии: антиобщественных норм, обычаев и традиций преступного мира, уголовной «романтики». Криминальная субкультура, прежде распространявшаяся среди преступников и осужденных исправительных учреждений, получает все более широкое распространение и среди других социальных групп. В образовательной системе, в том числе в школах, формируются сообщества с признаками организованных преступных группировок, проводящие систематические поборы и насилие в отношении учащихся. Среди школьников появляются «авторитеты» и «смотрящие». Криминальная субкультура срастается с молодежной, вторгается в мир подростков и детей, разрушая их психологию с ранних лет».

Как сказала Чолпон Джакупова, «в Кыргызстане законы трактуют так, как удобно: то говорят, что мы парламентская республика по Конституции, то вспоминают про революционную целесообразность и плюют на Конституцию… Мы жестко не придерживаемся ни религиозных канонов, ни законов, ни светских традиций, мы все трактуем как хотим, как нам в данный момент выгодно и комфортно. Мы даже мусульманами каноническими никогда не были. Это хорошо видно по обряду захоронения. Истинные мусульмане хоронят тело, пока оно теплое, день в день, до захода солнца, киргизы - на третий день. Мы сделали для себя множество исключений…»

«К закону относятся наплевательски не только рядовые граждане, но, что самое страшное, и представители власти, - считает Джакупова. - Откуда возьмется уважительное отношение к закону со стороны простого населения, если каждый день самые успешные люди страны, стоящие на вершине власти, на собственном примере учат эти законы нарушать? - риторически спрашивает Джакупова. - Они словно говорят: будешь предельно циничным в лжи, сможешь на глазах у всех попирать основы права и государства - Конституцию, умудришься под лозунгами борьбы с коррупцией таскать деньги из ячеек и, будучи уличенным, «объявить беспощадную войну криминалитету», - станешь таким же успешным, как и мы. Сегодня самый успешный способ взобраться на пирамиду власти - это снять для себя все законные ограничения, сделать из себя «революционное исключение» из законопослушного человечества. И это - главная моральная вина нынешнего политического бомонда. Потому что политэлита призвана воспитывать и объединять граждан. Разрушая морально-нравственные устои народа и нации, успешное государство не построишь».

Борьба с криминалом как предвыборная кампания

По мнению некоторых авторитетных экспертов, объявленная сегодня властями борьба с оргпреступностью – лишь предвыборный пиар. Недавно ГКНБ огласил имена пяти лидеров ОПГ: Алмамбет Анапияев, Камчы Кольбаев, Алмаз Бокушев, Максат Абакиров, Азиз Батукаев. Все эти люди - воры в законе или заявляют о себе как о ворах в законе. Но источники «Ферганы» утверждают, что не все названные авторитеты сегодня находятся на территории Кыргызстана. Кроме того, эксперты полагают, что гораздо большую опасность для граждан представляют собой внесистемные преступники, «беспредельщики», властвующие на улицах, а не криминал, подчиняющийся уголовному закону: они не убивают детей, не убивают по национальному признаку, они действуют по правилам, которые известны и давно установлены.

А имена «беспредельщиков» пока не оглашаются. Омурбек Суваналиев уверен, что нынешняя власть их очень боится.

«Криминал может пойти на смычку с сильной властью. Но сегодня криминал чувствует себя сильнее власти, - утверждает Суваналиев. - Во время парламентских выборов они помогали определенным партиям, то есть они уже имеют своих людей во власти. Члены фракций говорят, что в парламенте есть члены ОПГ, но не называют ни одной фамилии. Премьер, президент, министр внутренних дел, главный чекист страны, прокурор говорят про преступных лидеров, но никто не называет фамилий, потому что знают, что люди криминала везде. Сегодня власть не устойчива, завтра коалиция распадется, политики останутся на улице, и кто их будет охранять от того криминала, с которым они сегодня якобы борются?! У них у каждого бизнес, который платит дань тому же криминалу. Правоохранители тоже не могут реально бороться с криминалом, потому что они не чувствуют себя защищенными, - уверен Суваналиев. - С 2005 года по сегодняшний день поменялось 11 министров внутренних дел. Что это такое? Никто не знает, кто завтра займет этот пост. Организованная преступность всегда может свести счеты с любым правоохранителем».

Наличие криминалитета в парламенте подтвердил и депутат Омурбек Текебаев.

«Поскольку разные политические силы делают ставку на разные криминальные группы, между криминальными группами тоже существует конкуренция. Криминальный мир поделен политическими силами. Какая между ними связь? Это личные отношения, это бизнес-отношения, общая криминальная история, но больше преобладает земляческий региональный принцип», - отмечает политик.

Борьба с оргпреступностью осложняется тем, что на предстоящие президентские выборы политики и криминалитет снова пойдут рука об руку.

«Даже несмотря на то, что полномочия президента сильно сокращены, он остается сильной фигурой, занимается вопросами внутренней и внешней безопасности, - говорит Текебаев. - В понятие национальной безопасности входит борьба с наркоторговлей, организованной преступностью, коррупцией. Следовательно, криминальный мир заинтересован в слабом президенте или в своем президенте, поэтому они в той или иной форме попробуют оказать влияние на результаты выборов, вплоть до выдвижения своего кандидата. Если за ведущими кандидатами будут стоять «свои» криминальные группировки, то я не исключаю, что криминальные авторитеты во время президентских выборов будут бороться между собой. Или объединятся против того кандидата, который не связан с криминалом».

В том, что криминальные и околокриминально-спортивные группировки будут задействованы в качестве силового блока кандидатов и партий, призванного обеспечить любой ценой успех выборов, уверена и Чолпон Джакупова. «В борьбе за пост президента власть и ее оппоненты будут использовать любые инструменты, в том числе привлекать криминал, - говорит она. - Даже во время последних парламентских выборов нам поступала информация о том, как использовался криминал и как авторитеты на местах обеспечивали голоса той или другой партии. У нас страна маленькая, мы все знаем друг про друга. Сейчас борьба с криминалитетом - это подготовка к выборам, борьба одной криминальной группировки с другой и устранение конкурентов».

И что же делать?

Как вытеснить криминал из властных структур и снизить его влияние на чиновников, если нынешняя власть, в лучшем случае, криминальных авторитетов боится, а в худшем - тесно с ним связана? Омурбек Текебаев заявляет, что необходимо принять закон об усилении борьбы с организованной преступностью, который предполагает наказание даже за пропаганду криминальной субкультуры.

«Под пропагандой мы хотим определить не только публичные выступления, призывы или выступления через СМИ, здесь мы рассматриваем даже образ жизни человека, - объяснил О.Текебаев. - Если кто-то открыто называет себя участником криминального мира и называет себя согласно своей «должности» в преступной иерархии, то этот образ жизни является антиобщественным, а следовательно, преступным, и согласно готовящемуся закону будет наказываться лишением свободы до 3 лет. И если человек пытается организовать группу с распределением ролей, которое отвечает криминальным «понятиям», это будет наказываться лишением свободы до 10 лет. Не создание ОПГ, а просто создание тайной организации, в основе функционирования которой будет положена криминальная идеология. Даже если те, кто такую организацию создает, не планируют совершать никаких преступлений».

На вопрос, как будут определяться рамки этой криминальной идеологии, политик ответил: «Я думаю, что следователи и судьи дадут оценку их поступкам. Здесь нет четкой границы, но образ жизни легко определяется. Да, некоторые боятся, что этот закон может быть использован против неугодных, но сегодняшнее время требует такого подхода. Криминальные элементы установили «черный террор», все бояться сказать им слово поперек, они открыто доминируют, навязывают свой образ жизни, становятся легальными авторитетами не только в своем мире, но и в обычных населенных пунктах. Рядовые граждане боятся их осуждать, а судьи и прокуроры делают вид, что ничего не замечают. Нужны радикальные, жесточайшие меры против их действий».

При этом депутат признает, что принятие законов – это еще не борьба против криминалитета, нужна политическая воля руководителя правительства и главы государства.

«Роза Отунбаева и Алмазбек Атамбаев заявили о начале войны с криминалитетом, и мы надеемся, что они доведут начатое дело до конца. Власть будет вынуждена это делать, потому что рано или поздно любой организм должен будет дать отпор такому вторжению. Нужна реальная программа борьбы и политическая воля, я надеюсь, что у президента и премьера она есть», - говорит Текебаев.

Омурбек Суваналиев уверен, что побороть криминал можно за несколько дней. «Для этого надо создать хорошую команду в правительстве, не по партийным интересам, а нормальную команду, где премьер возьмет борьбу с криминалом под личную ответственность, а все остальные будут исполнителями его команд. Он назначает срок, и с этого момента начинается борьба по всем фронтам, не только с ОПГ, но и с теневой экономикой, «серыми» схемами и так далее. Борьба должны вестись открыто, прозрачно и очень быстро. Дело в том, что криминал не всегда работает в открытую, благодаря развитой системе связи он из за рубежа могут руководить действиями своих группировок. Поэтому, объявив врагов, надо по ним наносить точечные удары. Я говорю о сроке в 24 часа, который дается на задержание в первый день, надо одномоментно всех ловить».

Однако нынешнюю ситуацию, при которой власть завязана с криминалом, криминал сильнее власти, а правоохранители деморализованы, Суваналиев называет патовой.

Не уверена в том, что власть хочет и может бороться с оргпреступностью, и Чолпон Джакупова: «Мы же прекрасно понимаем, что вся эта борьба с криминалитетом - это фикция. Показательно, с какими криминальными группировками власть начинает расправляться. Во времена Бакиева «черные» с юга хотели контролировать северных, поэтому были наезды на Рыспека Акматбаева и так далее. Сейчас происходит то же самое. То есть в зависимости от того, членов каких криминальных группировок больше всего задерживают, можно вычислить, кого поддерживает эта власть или кто поддержит ее во время президентских выборов».

«Понятие оргпреступности становится масштабным, - говорит лидер партии «Ар-Намыс» Феликс Кулов. - Это уже не просто воровской мир в нашем обычном понимании, криминал распространяется гораздо шире, и нам уже надо, в первую очередь, бороться с попытками и с фактами криминализации власти».

«Сейчас поступает много сигналов о том, что отдельные работники милиции используют криминализированных элементов, чтобы зарабатывать деньги. То есть находят клиентов, выбивают с них показания на кого-то и начинают «доить» путем угроз, подброса наркотиков. Надо начинать бороться с этими оборотнями в погонях. Как это сделать? Когда я занимал пост министра внутренних дел, я ввел пост общественных наблюдателей, которые находятся при дежурных частях милиции. Это представители общественности, которые следят, чтобы милиция не нарушала закон. Но это должны быть честные, неподкупные люди, их права должны быть определены нормативным актом. Во-вторых, надо делать постепенную ротацию руководителей силовых структур. Надо будет вести показатель: если начальник милиции сам выявит оборотня в погонах – ему честь и хвала, если выявит вышестоящий, то начальника подразделения надо освобождать от работы», - объясняет Кулов.

Что касается освобождения власти от криминала, Кулов предлагает ввести понятие парламентского трибунала - внесудебного органа, который будет заниматься вопросами этического поведения чиновников, рассматривать поступающие на них жалобы. «Чиновника спросят, почему он находился в той или иной компании. Если он скажет, что там был его друг детства, но рядом случайно оказался криминальный авторитет, то ничего плохого. Но если это сходка криминала и его специально пригласили, то это меняет дело», - привел пример депутат.

Отвечая на вопрос о том, что есть политическая воля и кто должен начать борьбу с криминалом, Ф.Кулов заметил: «Да, мы даем предложения, как бороться с преступностью. Но заниматься этим должен исполнительный орган власти. Здесь все зависит от правительства, мы рекомендуем пути решения проблемы, но мы - фракция оппозиционная и не можем принять обязывающие решения, потому что нас меньшинство. Есть правящая коалиция, причем она не возражает против предлагаемых нами мер, но, видимо, оглядывается на правительство. А те - я не хочу никого обвинять, - видимо, очень заняты, им некогда заниматься такими вещами…»

Бывший глава Генпрокуратуры и бывший куратор силового блока Временного правительства Азимбек Бекназаров признается, что, по его мнению, «сейчас невозможно быстро искоренить криминал из власти, потому что за 20 лет независимости Кыргызстана они слишком тесно переплелись».

«Они сильнее, чем государственная власть, которая борется против них, - говорит Бекназаров. - Сейчас для показухи ловят каких-то мелких хулиганов, а те, кто «рулит», ходят рядом с теми, кто с высоких трибун объявляет войну криминалу. Правоохранительные органы хотят объявить войну криминалу, а те, кто связан с этим криминалом, сидят в парламенте, правительстве, и как только простые милиционеры начинают эту войну, им или поступает звонок сверху с приказом все прекратить, или просто происходит кадровая перестановка в милиции. Каждый чиновник должен начать с себя, честно ответить на вопрос: «А с кем связан я?» - и порвать эти связи», - сказал Бекназаров.

На вопрос, как быть - ведь однозначно понятно, что «политики не будут начинать с себя», - Бекназаров ответил: «После революции мы хотели принять два декрета: о люстрации и о национализации. Во время переходного периода мы бы начали борьбу с криминалом. Однако никто не подержал декрет о люстрации, который и подразумевает очищение власти от криминала. А после референдума, когда мы вошли в конституционное поле, после начала предвыборной кампании уже было поздно, так как нас бы обвинили в том, что таким образом мы вытесняем оппонентов. Эту борьбу надо было вести сразу».

«С криминалом мы боролись и после 2005 года: тогда криминал бросил Айдара (сына Акаева) и сосредоточился вокруг Максима (сына Бакиева), после 7 апреля он бросил Максима, сосредоточился вокруг одной политической партии - и процветает… Да, полностью криминал искоренить невозможно, но пусть криминальный мир живет по своим законам и не лезет в политику. Раньше криминал жил по своим законам, а мы, народ, - по своим, и сейчас нам надо вернуться хотя бы на этот уровень. А для этого должна начаться общенациональная борьба с криминалом», - завершил А.Бекназаров.

* * *

Географическое положение Кыргызстана очень «выручило» страну в декабре 2001 года, когда американцы начали операцию «Несокрушимая свобода» и разместили возле Бишкека военную авиабазу. База «Манас» кормила правящие семьи, давала поступления в бюджет и являлась предметом постоянного торга как с Москвой, так и с Вашингтоном.

Сегодня географическое положение Кыргызстана приносит все больше проблем. Через Кыргызстан идет основной поток афганских наркотиков. При Бакиеве силовики контролировали наркотрафик, криминальные структуры окрепли, и апрельская революция не пошатнула их позиций - наоборот, почувствовав слабость государства, криминал открыто двинулся во власть.

Сегодня в Кыргызстане судебная система девальвирована, законы не исполняются, политики запросто встречаются с бандитами, а в школах появились свои «авторитеты» и «смотрящие». Как бороться с криминалом, который сильнее власти, который диктует условия и давит на милицию? Те, кто заинтересован в борьбе с ОПГ, не имеют достаточно власти, сил и смелости для этой борьбы. А многим политикам, имеющим и власть, и рычаги влияния, наличие в «группе поддержки» криминальных авторитетов выгодно, особенно накануне президентских выборов.

И сегодня борьба с криминалом и есть борьба за власть.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»