8 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

Киргизским чиновникам предстоит испытание алчности на детекторе лжи

15.09.2010 23:53 msk, Фергана.Ру

Политика Кыргызстан

«Политика в значительной степени есть фикция, владеющая людьми, паразитарный нарост, высасывающий кровь из людей… У меня отвращение к «политике»… Она всегда основана на лжи».

Н.А.Бердяев, известный русский философ

В Киргизии президентским указом объявлено о применении детектора лжи в системе государственной службы. Проверку на полиграфе предписано проводить при приеме на работу специалистов среднего и высшего звена; такой же подлежит и действующий кадровый состав ключевых структур. Как заявлено, это позволит противостоять коррупции в государственных органах. В числе первых такое тестирование пройдут руководители и сотрудники таможенной, налоговой службы, финансовой полиции. Загвоздка в том, что при анализе полученных на детекторе данных может обнаружиться правда. А именно, что все вокруг – ложь.

Полиграф всегда прав?

Своим Указом «О первоочередных мерах по внедрению системы тестирования на полиграфе в сфере государственной службы» президент переходного периода Роза Отунбаева определила широкий круг тех лиц, которым предстоит новомодное для Киргизии испытание на алчность. В конце административного списка – заместители руководителей подразделений государственных ведомств, на его вершине – претенденты на замещение государственных должностей, например, – поста министра. Тестирование на полиграфе объявлено обязательным при аттестации и ротации госслужащих и проведении в отношении них служебных расследований. Как подчеркивают в администрации президента Киргизии, испытание на детекторе станет «ситом», которое позволит привлечь в госорганы «не подверженные коррупции управленческие кадры, искоренить и предупредить причины и условия, порождающие коррупционные явления».

Накануне парламентских выборов 10 октября 2010 года данное нововведение представлено киргизскому обществу с большой помпой и призвано символизировать стремление новых властей к очищению от тяжкого груза прошлого. Ведь именно обвинения в махровой коррупции позволили Временному правительству пригвоздить к позорному столбу истории павшие режимы Акаева и Бакиева. В частности, ныне объявлено, что процесс тестирования на полиграфе и его результаты носят открытый характер – например, гарантируется доступ журналистов к этим испытаниям. Как считает сама Роза Отунбаева, «масс-медиа должны рассказать обществу, что есть инструменты, которые при необходимости помогут учинить спрос и с представителей властей».

– Кыргызстан в международном листе прозрачности занимает 166-е место среди 180 стран, – мотивирует необходимость применения полиграфа в системе госслужбы президент Отунбаева. – Важна прозрачность в деятельности лиц, занимающих государственные должности. Таможня, налоговая служба, служба госрегистра и так далее – ведомства, «прославившиеся» своими нарушениями, а то и преступлениями. Многие знают об этих делах, но подступиться к ним удается не всегда. Поэтому мы вводим детектор лжи.

Между тем поможет ли полиграф «подступиться» к коррупционерам – большой вопрос. И ответ на него нужно искать сразу в нескольких плоскостях.

Правдивая ложь

Например, с точки зрения кыргызстанской Фемиды, применение детектора лжи находится вообще вне правового поля. Поскольку данные против конкретного гражданина, полученные при помощи этого аппарата, в соответствии с законодательством Киргизии, не могут рассматриваться в судах в качестве прямых доказательств. И относятся, в самом перспективном случае, к разряду личного признания вины подозреваемым (по принципу: «Сознавайтесь, вы украли?» – «Да». – авт.), что грамотный судья в расчет не принимает. А в просвещенных Германии и Польше, к слову, подобные данные, в основе которых – психофизиологические опросы, и вовсе не рассматриваются судами в качестве доказательств. В США подобный запрет практикуется в подавляющем большинстве штатов и округов.

Кроме того, тестирование на полиграфе законодательством Киргизии не предписывается ни в каких случаях и потому для испытуемого является делом сугубо добровольным. А значит, принуждение к нему, как того требует президентская воля, например, в ходе аттестации и ротации госслужащих, уже подтвердивших свою квалификацию и стремление к честному ведению дел самим своим присутствием на рабочем месте, есть прямое нарушение их конституционных прав. И пытаться утверждать обратное, внедрять новый порядок как правомочный, – это и есть ложь, которая ясна безо всякого детектора.

Что касается применения полиграфа при приеме на госслужбу, помимо правового возникает и моральный аспект. Во-первых, отказ от тестирования означает, что испытуемый автоматически вычеркивается из списка претендентов. «Отказаться от проверки можно, но и от отбора тогда отстраняешься», – поясняет в этой связи заместитель директора Государственной кадровой службы Асылбек Болотбаев. А это уже есть ни что иное, как ущемление прав кандидата на место по профессиональным признакам. Во-вторых, если данные тестирования (в ходе которого, поясним, прибором устанавливается не ложь как таковая, а измеряются различные реакции организма на те стимулы – слова, картинки, звуки, – что адресуются испытуемому) позволят усомниться в человеческих качествах претендента, он тем самым фактически – без каких-либо законных оснований и доказательств – зачисляется в категорию… коррупционеров. И помимо отказа от должности по не вполне понятным причинам (ведь полученные при помощи полиграфа психофизиологические сведения могут истолковываться весьма широко, и не исключена и ошибка специалиста-оценщика!) кандидату на место причиняется и существенный моральный, а в перспективе – после испытаний могут отказать и в любой другой работе – и материальный ущерб. Вот так работает антикоррупционная метода от президента!

Примечательно, что в США, в стране, где в сфере труда заняты элитные кадры со всего мира, а коррупции противостоят куда успешнее, чем на постсоветском пространстве, любые попытки работодателей применять полиграф запрещены законодательно. Аргументация проста: никто не вправе подозревать соискателя места и просто человека не только в коррупционных связях, но и вообще в сокрытии какой-либо правды, если иное не доказано судом!

«Да», то есть, «Нет»

Нельзя сказать, чтобы в кыргызстанском обществе не понимали: не все так гладко на новом изломе антикоррупционных баталий – многим и вправду трудно избавиться от опасений, что детектор лжи, по сути, и сам есть атрибут лжи. И дело вовсе не в том, что никакая механическая регистрация и толкование данных о реакциях на внешние раздражители не представят исследователю, а через него работодателю объективную картину о человеке и его намерениях.

– Применение полиграфа при устройстве на работу будет способствовать снижению уровня коррупции среди госслужащих в Кыргызстане, но не является панацеей для решения этой проблемы, – в частности, считает замдиректора Государственной кадровой службы Асылбек Болотбаев. «А вообще, взятка в Кыргызстане – это основной способ достижения желаемых результатов», – без обиняков заявляет он. И это самая настоящая правда, которая не требует для своего подтверждения никакого детектора лжи.

Суть в том, что применение полиграфа с максимально объективной интерпретацией данных, полученных с его помощью о претендентах на вакантные места и госслужащих (а при опросе, напомним, экзаменуемому разрешено отвечать исключительно «Да» или «Нет»), не только не остановит коррупцию, но и лишит власти вообще какого-либо выбора. Потому что, если задать испытуемому простой вопрос: «Доводилось ли вам лично давать или получать взятку?», – ответ «Да» лишит соискателя шанса обрести работу (коррупционерам в госорганах не место по определению), а ответ «Нет» будет тут же дезавуирован, потому что в условиях Киргизии… попросту невозможен.

Взятка? Почти всегда гладко

Взятка сопровождает кыргызстанца всю его жизнь. Ею он обязан своим здоровым рождением – первая мзда в его человеческой истории уходит медперсоналу от родителей за услуги при родовспоможении. И хотя, по законодательству, в Киргизии помощь при родах оказывается исключительно безвозмездно, введенная в республике система сооплаты в медицине давно сделала платным – как по-новому порядку, в кассу медучреждения, так и по-старому, общепринятому, в карман белого халата – любое лицезрение возле себя врача.

Не обходится без взятки при устройстве подрастающего чада в муниципальный детсад, очередь в который, как правило, заворачивает за линию горизонта, в ту самую школу, где – по нынешним временам, редкость – есть и учебники, и толковые учителя. Сообщениями о неизбежных поборах с родителей в течение всех 11 лет обучения детей грамоте переполнены СМИ Киргизии.

Мзда лиловой печатью присутствует в отношениях призывника и военкомата, поблескивает пуговицами на мундирах бравого бойца и доблестного командира.

Процесс обучения мздоимству в вузах Кыргызстана, где студенты и преподаватели, в свою очередь, свято соблюдают народные традиции, – это вообще нечто особенное.

Попытка выпускника с дипломом устроиться на госслужбу, само собой, опустошает кошелек претендента на вагон американских денег, без тайной циркуляции которых в недрах ведомства невозможен карьерный рост.

Отношения гражданина и представителей властей, например, предпринимателя и гонцов от налоговой, пожарной, санитарноэпидемиологической, архитектурной, милицейской, муниципальной и прочая служб, – летопись на полях купюр. Да и просто хорошее место на кладбище, к слову, – не получить, если не обронить неприметно для окружающих стопку зеленых на лопату гробовщика. А систему заурядного криминального рэкета, тисками зажавшего граждан страны, за недостатком времени вообще приходится оставить вне зоны внимания…

Таким образом, ситуация в кыргызстанском обществе и без полиграфа предельно обнажена и проста: либо ты предлагаешь мзду, либо ее дают тебе. И если ты с утра предстаешь в одной роли, то ввечеру, не исключено, – уже в другой. Именно так, например, уважаемый больничный хирург легко трансформируется в облагаемого податью родителя на школьном собрании. Отказ от причастности к мздоимству не просто труден, – увы, зачастую невозможен.

Сцилла и Харибда государственности

Жизнь как взятка – это и есть сегодняшняя доктрина и реальность Кыргызстана. Образующий действенную лже-государственную систему фактор. Основа отношений по вертикали «власти, управление – подчинение, народ». И потому накануне объявленных на 10 октября выборов в высший законодательный орган Кыргызстана речь не идет о грядущем воцарении справедливой власти. О смене, в соответствии с недавно принятой Конституцией, чреватой злоупотреблениями президентской формы правления на якобы исключающую всякую политическую и экономическую корысть парламентскую. Как не идет речь о подлинном выборе среди трех десятков заявленных на голосование партий и представляемых ими социально-экономических программ. Потому что подобные политические организации в Киргизии сегодня – это вовсе не партии как сообщества граждан, созревшие для объединительной деятельности в целях социального развития. А всего лишь, по преимуществу, – мафиозно-клановые структуры (банды), вступившие в лже-легализованную борьбу за доступ к государственным сферам влияния, перераспределению бюджетных и инвестиционных, донорских денег, в борьбу за власть.

Речь, с учетом крепко укоренившихся реальностей Кыргызстана, в развязанной новыми властями возне вокруг государственного переустройства и предстоящего всенародного голосования за новые выборные инициативы идет, по сути, об одном: о создании справедливой системы дачи и получения взятки. Когда тот, кто дает, не будет обманут и обижен. Будет защищен в своих конституционных правах и сверх них, пусть и в ущерб остальным. А тот, кто берет, - пусть тот будет… всегда будет на своем месте.

Вот и вся правда, доступная каждому в Кыргызстане, причем без применения детектора лжи.

Так кто, позвольте спросить, может при такой системе проскочить между пресловутыми «Да» и «Нет» – Сциллой и Харибдой кыргызстанской жизни? Каким полиграфом, как фиговым листком, прикрыть голую правду, чтобы не явить миру постыдную ложь?

Недетские игры

На вопрос журналистов о личной готовности пройти испытание на детекторе, госпожа Отунбаева ответила: «Да. Готова ответить на любые вопросы, касающиеся моей работы: беру ли я взятки за должности, имею ли какое-то отношение к наркотикам...»

Позвольте, все же, не согласиться: вышеупомянутое, пожалуй, целесообразнее адресовать главе госадминистрации отдаленного района Баткенской области, затерявшегося у границы с Таджикистаном. На деле в обществе к президенту, возможно, назрели другие, вполне простые вопросы. Например, такой: «Испытываете ли Вы непреодолимое чувство стыда, связанное с вашими решениями на посту главы Кыргызстана?»

И помните, госпожа Отунбаева: следовать при ответе известной детской – впрочем, вполне политически выверенной в своих правилах – игре по принципу «Черное и белое не берите, «Да» и «Нет» не говорите…» в этом случае не удастся.

Сергей Арбенин

Справка. В отчете «Полиграф и выявление лжи» Национальной академии наук США за 2003 год утверждается, что проведенными исследованиями установлено: большинство выводов, сделанных при помощи такого прибора, «ненадежно, ненаучно и предвзято». Эксперименты продемонстрировали: результат проверок на полиграфе, например, при приеме на работу, практически ничем не отличается от случайного угадывания. И даже тестирование в отношении действительного события в недавнем прошлом (например, совершенного испытуемым правонарушения), позволяет распознать сокрытие правды «на уровне, не намного превышающем случайное угадывание».