20 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Аркадий Дубнов: «Ввод российских войск может спасти киргизскую государственность»

12.06.2010 17:16 msk, Мария Яновская

Кыргызстан Колонка эксперта

На фото: Трудовые мигранты из Кыргызстана собрались у Дома правительства России. Москва, 11 июня 2010 г.

Беспорядки на Юге Кыргызстана, спровоцированные сторонниками свергнутого президента Курманбека Бакиева и перешедшие в межэтнические столкновения, в которых уже погибли сотни людей, привели к тому, что временное правительство запросило военной помощи у России. О том, введет ли Россия войска, и будет ли это означать конец киргизской государственности, в интервью «Фергане.Ру» размышляет эксперт по Центральной Азии, международный обозреватель газеты «Время новостей» Аркадий Дубнов.

- Кыргызстан официально обратился к России с просьбой ввести в зону ошского конфликта «третьи силы». Этой просьбе предшествовал телефонный разговор Розы Отунбаевой с Владимиром Путиным – видимо, глава временного правительства «прощупывала» ситуацию, уточняя реакцию России на свое предложение. Были сделаны все формальные необходимые шаги. Россия введет войска?

- Да, я в этом убежден. В Бишкеке поговаривают, что ждут высадки десантников из Ульяновска. Ввод российских войск на Юг Киргизии – это, наверное, единственно возможная мера, чтобы прекратить невероятное кровопролитие, в котором, по разной информации, уже более тысячи погибших. И неважно, откуда придут российские войска – из Ульяновска, или Россия двинет в Ош части 201-й дивизии, которая дислоцирована в Таджикистане, - главное, Россия может остановить кровопролитие и разгул бандитизма, эти столкновения, которые идут, все-таки, не на межэтнической почве. То, что сейчас происходит в Оше и окраинах, - это попытка реванша бакиевских, не побоюсь этого слова, выродков, которые мстят за изгнание главы своей семьи, за то, что их проект окончился провалом – я имею в виду проект построения вертикали власти на основе «совещательной демократии». С великой горечью приходится признать, что бесчинства бакиевских и их симпатизантов дадут им теперь возможность бить себя в грудь: мол, Бакиев сразу предлагал ввести миротворческие войска, а его не послушали и вот, получили резню… И чтобы спровоцировать, а точнее, - организовать эту резню, лучше момента, чем ночь накануне саммита ШОС, выбрать было невозможно.

К сожалению, пока нельзя говорить, что и другой проект, обещанный киргизскому народу, удался – я говорю о демократических преобразованиях, обещанных оппозицией, оказавшейся у власти в апреле этого года. К сожалению, нынешняя власть Кыргызстана, имея самые благие намерения, оказалась бессильной перед разгулом бандитизма, наркомафии, криминалитета, она оказалась бессильной перед огромными (для нищей Киргизии) деньгами, которыми обладают свергнутая власть и ее сторонники. На эти средства оказалось возможно нанять провокаторов, люмпенов, бандитов – и новая власть ничего не смогла сделать против разгула этой стихии.

- Как можно сегодня говорить, что это – не межэтнический конфликт? Там ведь просто звериная ненависть выплескивается, ее что, тоже Бакиевы в людей за деньги заложили?

- Межэтнический конфликт легко разжечь.

- Он УЖЕ разожжен. И это два разных вопроса – кто поднес спичку и кто от нее вспыхнул…

- Да, ненависть выплеснулась. И люди не понимают, что поддаваясь на этнические фобии, они разваливают свое и так не очень крепкое государство. К сожалению, приходится вспомнить прогнозы, согласно которым Киргизия пока не является состоявшимся государством – и не потому, что не имеет традиций государственности, а потому, что страна, которая унаследовала такое огромное количество социальных, экономических и этнических проблем, неспособна одновременно быть и демократией, и азиатской страной. Видимо, приходится признать, что сегодня в этой части Азии демократия не может выглядеть так, как она выглядит в других странах – и даже в той же Азии, скажем, в Индии. Законопослушание и чувство принадлежности к единому государству пока еще не доминируют в ментальности населения Кыргызстана – и это относится к представителям всех национальностей.

- Как вы сейчас «вмастили» всем авторитарным режимам вокруг. Что невозможно быть азиатской и демократической страной одновременно… Теперь даже те, кто осуждал режим в Узбекистане, скажут: вот, мол, видите, что может быть, если режим ослабить?

- В Узбекистане нет таких проблем, какие есть в Киргизии в местах компактного проживания одновременно и узбеков, и киргизов. Узбекистан – это, в основном, моноэтническая страна…

- Да, после того, как оттуда все уехали. А турок-месхетинцев просто депортировали…

- Турок-месхетинцев было немного и они не играли определяющую роль в стране. Узбеков в Киргизии не менее 800 тысяч, это примерно пятая часть населения, это очень серьезно. И это наследие большевистского раздела Средней Азии, когда «нарезали» территории, не считаясь с особенностями зон компактного этнического проживания. Сейчас уже поздно об этом говорить, что сделано – то сделано, но Киргизии повезло меньше, чем другим азиатским странам. Именно в Киргизии оказалась потенциально опасная смесь.

Можно говорить и о других особенностях отношений между киргизами и узбеками. Есть мнение, что узбеки – молчаливые, аккуратные, трудолюбивые, оседлые, они на кусочке земли могут вырастить райский сад, а киргизы – кочевники, нетерпеливые, им хочется получить всего – и сразу…

- Земли не хватает – пошел и захватил…

- Действительно, эти самозахваты земель характерны сегодня для киргизов – «бери и дели». Но я не думаю, что тут дело в национальных особенностях, это все от несчастья и бедности. Это особенности, приобретенные от долгой жизни в нищете, но они есть. И сегодня только крикни киргизу, что узбек что-то сделал с его дальней родственницей – ему больше ничего не надо, он не будет разбираться, он камень в руки – и вперед.

Проблема в том, что еще 15 лет назад такого не было. Ненависть порождена ситуацией, когда все деньги страны оказались сосредоточены в руках одной семьи. Бакиевы пытались выстроить государство с помощью этих денег. В результате большая часть страны оказалась отрезанной от финансовых потоков, мелкий бизнес был практически уничтожен, все прибиралось к одним рукам. И ненависть подошла к своему пределу, а дальше – только спичку поднеси. И самое ужасное, что и сегодня эти бакиевские деньги продолжают «работать»: все, что происходит в Оше в эти два дня, спровоцировано, срежиссировано и проплачено людьми Бакиева. Только беспредельное бандитское бешенство могло породить такой выплеск. И если многие узбеки сегодня, как сообщает «Фергана.Ру», говорят, что киргизы им помогают, если они сами говорят, что там орудуют банды, не имеющие этнической принадлежности, которые провоцируют одних людей против других… И люди сами говорят, что нельзя все мерить только межэтнической ненавистью.

- Ввод российских войск будет означать конец временному правительству? Или это вообще конец киргизской государственности?

- Я думаю, что можно провести аналогию с ситуацией в Афганистане. Американцы привели Хамида Карзая к власти и уже много лет пытаются сделать дееспособным его правительство. И чем дальше, тем больше Карзай пытается освободиться от внешней опеки, но пока это плохо получается. Но у Запада посыл такой: вы – хозяева, и вы будете договариваться со своими противниками сами – и сами будете с ними воевать. Это так называемая «чеченизация», когда ситуация отдается на откуп местным авторитетам.

С Киргизией ситуация похожая, но с противоположным знаком. Здесь национальное правительство попыталось самостоятельно справиться с трудностями, но эта попытка оказалась неудачной. Власть оказалась неспособна договориться с противником, они быстро начали охоту на ведьм, но дело даже не в этом. Важно, что против власти сыграл мощный финансовый ресурс Бакиевых и полное отсутствие сохранительной ментальности у киргизов – потому что когда они начинают крушить все вокруг, они разрушают и свое государство, свою страну.

Россия может успокоить ситуацию – в течение какого времени, говорить сложно, я не думаю, что это займет неделю или месяц… Думаю, что и киргизы, и узбеки попросят российские войска остаться подольше. Но Москва должна продекларировать, что ее присутствие носит временный характер и что она сделает все, чтобы существующее правительство взяло контроль за ситуацией в свои руки, и что Москва будет помогать этому временному правительству и следить, чтобы политика правительства оставалась государствосохраняющей… Тогда, в принципе, через какое-то время и при внешней поддержке правительство окажется способным сохранить страну. Иначе Кыргызстан ждет раскол и самые трагические последствия… Хотя последствия уже есть…

Но никто России не позволит сегодня оставаться в Кыргызстане, да ей этого и не надо.

- А может, надо?

- Зачем? У нас даже нет общих границ. И Киргизия – это не южная Осетия. Это, скорей, Абхазия, потому что Абхазия имеет признаки государственности. Главное, чтобы те, кто сегодня в Киргизии призывает к помощи России, не начали завтра кричать «Русские, вон отсюда!» Чтобы они понимали, что киргизы сами оказались не способны справиться с ситуацией, ни бакиевские силы, которые тоже не удержали ситуацию в апреле, ни новые власти…

- А Узбекистан почему не будет вмешиваться?

- По этическим соображениям. Любое вмешательство Узбекистана будет носить этнический характер.

- Зато его вмешательство может спасти людей. Ташкент спасет узбеков…

- Это не его узбеки. Это киргизские узбеки. И так сложилось в последние годы, что киргизские узбеки – не такие, как узбекистанские. Они принесут Ташкенту серьезную головную боль. Они всегда чего-то будут требовать, они очень дееспособны, они самостоятельны, они экономически креативны.

- То есть все эти разговоры, что Узбекистан может воспользоваться ситуацией и взять под свой контроль киргизскую часть Ферганской долины, вам кажутся несостоятельными?

- Я абсолютно уверен, что ташкентское руководство четко понимает, что такое вмешательство будет гораздо опасней, чем даже то, что сейчас происходит в Оше. Сегодня так вопросы не решают. Вводить узбекские войска слишком опасно.

Утром 11 июня на саммите ШОС Ислам Каримов, говоря о ситуации в Кыргызстане, очень коротко и лаконично заметил, что остается в силе заявление узбекского МИДа от 9 апреля, в котором говорится, что ситуация в Киргизии – это внутреннее дело киргизов. «И этим все сказано», - сказал Каримов. Хотя уже утром 11 июня было известно, что в Оше ночью была резня с многочисленными жертвами. Каримов еще раз пытался показать, что Узбекистан к этим событиям не имеет никакого отношения и вмешиваться не будет.

- А почему временное правительство обращается к России, а не к ОДКБ?

- Это еще раз подтверждает, что ОДКБ в том виде, в каком сегодня существует, - структура эфемерная и немного выдуманная. И раньше было ясно, что ведущая роль в ОДКБ принадлежит России, - но киргизские события показали, что России, чтобы явить свою значимость, ОДКБ не нужно. К России и так обращаются в первую очередь. Киргизы обратились не к соседям по региону: Узбекистану, Казахстану или Таджикистану, - а к России. И ОДКБ – это чемодан без ручки, бросить жалко, а тащить неудобно.

Кроме того, необходимо срочно вводить войска, а запрашивать помощь у ОДКБ – долго. Кроме того, ОДКБ не имеет легитимных оснований для вмешательства во внутренние дела. ООН тоже неспособна быстро оказывать помощь, необходимы согласования с Совбезом, мандаты, - на это уходят недели. Здесь речь идет о часах…

- Как вы думаете, референдум вообще состоится?

- Сначала нужно понять, для чего нужен референдум. Для легитимизации нынешней власти в Киргизии. Но исходя из здравого смысла, задаешься другим вопросом – можно ли власти стремиться заручиться поддержкой народа в тот момент, когда власть оказывается бессильной? Может, теперь стоит подождать? Ведь в страну, скорее всего, будут введены иностранные войска – понятно, что российские, - и сначала нужно будет определить их статус, на какой основе они будут введены и на какой срок. И только после этого, как мне кажется, можно говорить о том, что пора проводить референдум для легитимизации нынешней власти.

То же самое, наверное, можно сказать и о Конституции. Киргизия нуждается в обеспечении элементарной безопасности для своих граждан. К сожалению, за время суверенной Киргизии, как утверждается, семь раз менялась Конституция, но к сожалению, сами по себе тексты Основного закона не способны дать людям уверенности в своем будущем.

Беседовала Мария Яновская