23 Август 2019



Новости Центральной Азии

Таджикские поселки на границе с Узбекистаном: Ни воды, ни света, ни местной власти

19.03.2010 15:33 msk, Тилав Расул-заде

Таджикистан

На фото: мелкие предприниматели возле таможенного поста на узбекско-таджикской границе. Фото © автора

2 марта 2010 года РИАН распространило информацию о том, что в Узбекистане за нарушение государственной границы задержаны сразу тридцать граждан Таджикистана. Представитель пресс-службы Комитета по охране госграницы (КОГГ) Службы национальной безопасности (СНБ) Узбекистана Раззак Шаймарданов сообщил, что правонарушители, обнаруженные в городе Бекабаде Ташкентской области, переданы в органы внутренних дел и в последующем будут выдворены на родину. Сами задержанные объяснили, что раньше они часто посещали Узбекистан для закупки фруктов и зелени через установленные пункты пропуска, а сейчас вынуждены нарушать границу потому, что больше недели таджикские КПП закрыты.

Однако Управление пограничных войск КНБ (Комитета национальной безопасности) Таджикистана опровергло эту информацию. Пресс-секретарь Управления пограничных войск КНБ Таджикистана Хушнуд Рахматуллаев сообщил, что «действительно, в ходе одной операции спецслужбами Узбекистана были задержаны семь граждан Таджикистана, у которых истекал 5-дневный срок пребывания на сопредельной территории, и они в течение трех дней должны быть возвращены на родину».

При этом среди населения упорно ходят слухи о том, что Узбекистан в последние месяцы стягивает на границу с Таджикистаном тяжелую военную технику.

Что стоит за этими слухами? Насколько правдива информация о тридцати задержанных? Как пересекают границу простые граждане двух соседних государств и как живут люди в приграничных селах? Чтобы найти ответы на эти вопросы, корреспондент «Ферганы.Ру» отправился в приграничную зону «Плотина» Спитаменского района. Недалеко оттуда – лишь перейти границу – город Бекабад Ташкентской области Узбекистана.

На рынке

Кого только ни встретишь по дороге к таможенному посту «Плотина»… Вот дехканин: «У нас хозяйство, мы выращиваем хлопок и зерновые. Сейчас едем – нужно готовиться к посевной».

Местное такси
Местное «такси»

Вот вдоль дороги бредет девочка, лет тринадцати, собирает подорожники. Подъезжаем ближе, знакомимся. Умеда, ученица шестого класса джамоата (джамоат – единица административного деления территорий в Таджикистане – ред.) Куштегирмон Спитаменского района, говорит: «У нас уроки начинаются после обеда, поэтому я решила собрать подорожники – мама дома приготовит самбусу (пирожки)». Daewoo, которая едет за нами, вдруг резко «клюет» передним бампером и начинает «юзить», поворачиваясь на одном месте. Наверное, угодила в глубокую яму – они тут на каждом шагу, на всех дорогах Северного Таджикистана. Денег, чтобы отремонтировать дороги, нет и, видимо, не предвидится…

Молодая жительница Спитаменского района собирает траву для самбусы
Молодая жительница Спитаменского района собирает траву для самбусы

Вопрос об административно-территориальной подчиненности села Плотина возник сразу после распада СССР. Согласно утвержденной в 2007 году межправительственной комиссией карте демаркации государственных границ, Плотина является неотделимой частью Таджикистана. Административно Плотина подчиняется Узбекистану, органом местного самоуправления в Плотине является махаллинский комитет имени Джами города Бекабада Ташкентской области. Условно Плотина разделена на две части: узбекскую (в селе проживает около 1500 узбекистанцев) и таджикскую (более 600 граждан Таджикистана). Природный газ, электроэнергия и вода в село поступают из Узбекистана. Жители сел – граждане Узбекистана получают работают в Узбекистане, получают узбекские заплаты и пенсии. Плотине проживают 634 гражданина Таджикистана.
Приграничный рынок «Плотина» был многолюдным. Все заняты: кто торгует, кто покупает, а кто ждет родственников, которые должны вот-вот перейти границу. Здесь работают несколько пунктов обмена валюты, кафе, чайхана, столовая, магазинчик с товарами повседневного спроса.

По словам Сафарбека, жителя Матчинского района, сейчас из Узбекистана везут лук, зелень, саженцы растений, туалетную бумагу, печенье. Из Таджикистана в Узбекистан везут картошку, хурму, мандарины.

Однако, как удалось узнать корреспонденту «Ферганы.Ру», торговые сделки заключают только граждане Узбекистана. Граждане Таджикистана, живущие в приграничных районах, не могут перейти на территорию соседнего государства – хотя жители приграничных территорий имеют право находиться на территории сопредельных государств на расстоянии тридцати километров от границы. Но если таджикские граждане, опасаясь провокаций со стороны узбекских спецслужб, стараются не переходить границу лишний раз, то граждане Узбекистана пешком или на машинах свободно пересекают границу.

Приграничный рынок в селе Плотина
Приграничный рынок в селе Плотина

- Им (гражданам Узбекистана – ред.) все дозволено, а нам все запрещено, - в сердцах жалуется Сафарбек. – Нужно или всем запретить пересекать границу, или пусть все свободно ее переходят. Говорят ведь, что главное в братстве – это равенство интересов. Всем хочется увидеть своих родственников, которые волей судьбы живут на территории Узбекистана.

- Запреты особенно усилились в последние месяцы текущего года, когда строительство Рогуна стало темой номер один в обеих странах, - замечает Сафарбек. – Поговаривают даже, что вдоль нашей границы появились узбекские танки и бэтээры. Но мы их своими глазами не видели - нас ведь за кордон не выпускают…

- Я сторонник того, чтобы те, кто живет в приграничных зонах, могли бы спокойно пересекать границу, - говорит житель Спитаменского района Джурабек, подрабатывающий грузчиком на рынке «Плотина». – Мы же соседи, должны обмениваться необходимыми товарами, торговать друг с другом. Чем шире торговля – тем больше у нас возможностей заработать на нормальную жизнь. Раньше за погрузку-разгузку товаров мы получали до 100 сомони в день (около 23 долларов), а сейчас от 15 до 20 сомони (3,5 – 5 долларов). А нас, грузчиков, здесь больше ста человек, и за каждым – семья, которую надо кормить…

Разгрузка товара
«Разгружаем товар…»

- Вы слышали о задержании таджикских граждан в соседнем государстве? – задаю общий вопрос людям, окружившим нас на рынке.

- Да, - говорит один из собравшихся, Рустам. - Мы слышали, что на днях вместе с узбекскими грузчиками переходил в Бекабад парень с Матчинского района. Его тут же задержали узбекские спецслужбы. Говорят, что за его освобождение требуют 1500 долларов США. У него таких денег нет, и мы не знаем, чем все закончится.

- Я знаю, что недавно были задержаны двое жителей Зафарабадского района. Отпустили их домой или нет, не знаю, - присоединяется к нашему разговору мужчина лет тридцати-сорока, назвавшийся Абдулло.

- Я раньше работала воспитательницей, - говорит Дильбар Маназарова, жительница села Плотина, гражданка Таджикистана. - Жизнь заставила заняться мелкой торговлей. Но теперь каждый раз при переходе границы нам в паспорт ставят штамп, и мы вынуждены менять паспорта каждые три месяца.

- В настоящее время двое моих детей учатся в Бекабаде. Они каждый день вместе со своим отцом, гражданином Узбекистана, едут учиться в Бекабад. Ведь в селе Плотина нет таджикской школы, есть школа с узбекским языком обучения, и преподавание там ведется на латинице. Те дети, которые учатся в этой школе, не смогут поступать потом в вузы Таджикистана. Кроме того, они изучают историю Узбекистана, да и обучение ведется по узбекским программам. А в Узбекистане нашим детям, которые учатся там в таджикской школе, постоянно говорят, что они – граждане Таджикистана, и потому не имеют права учиться в соседнем государстве. Правда, пока их не выгоняют – но никто не знает, что будет завтра. Мы очень переживаем за будущее наших детей…

Переход через границу

Мы поинтересовались, как обстоят дела на самой границе. Люди спокойно переходили границу в обе стороны. Большая колонна легковых автомашин с узбекскими номерами стояла в очереди, чтобы вернуться в Бекабад. Одна за другой проезжали машины в сторону Таджикистана. Границу пересекали женщины, дети, старики. Встречались и мужчины, которые везли на таджикскую сторону веники, саженцы, цветы. Нам очень хотелось сфотографировать этих людей, глядя на которых, вспоминалось о дружбе народов, а не о торговле. Однако прежде чем открыть фотоаппарат, мы решили официально представиться представителям таможенного и пограничного комитетов. Силовики долго проверяли наши удостоверения, может быть, согласовывали что-то с вышестоящими инстанциями.

- Извините, - наконец, сказал нам Рустам Курбонов, начальник таможенного поста «Плотина». – Но у нас субординация. Никаких секретов нет, вы можете перейти границу - с нашей стороны никаких проблем не будет. Если они и возникнут, то только со стороны соседней республики. Через наш пост идут только люди – товары поступают через таможенный пост «Фатехабад» Матчинского района. Переход границы начинается в семь утра, а завершается в шесть вечера. Если узбекская сторона начнет пропускать людей и вечером, то мы вообще будем готовы работать круглосуточно.

- Вы как-то сотрудничаете с узбекскими таможенниками? Координируете свои действия друг с другом? – спрашиваю я начальника поста.

- Нет, - признается он.

- А были случаи, когда соседи вообще не пропускали людей через кордон?

- У них все зависит от настроения…

- Можно сфотографировать хотя бы мужчину, который везет рассаду?

- Нет, нельзя.

Поселок Горный: ни школы, ни воды, ни света

Мы решили вернуться. На обратном пути зашли в поселок Горный. Здесь, по словам жителей, живет около пятисот семей.

- В нашем поселке вот уже восемь дней нет света, - говорит житель джамоата Куштегирмон Спитаменского района Зафар Шодмонов. – А значит, нет и воды. Мы обратились в махаллинский (местный) комитет (поселок Горный на территории Таджикистана тоже подчиняется махалле имени Джами города Бекабада, Узбекистан). И нам ответили, что какое-то промышленное предприятие задолжало энергетикам, и поэтому электричество, которое идет к нам из Бекабада, вообще отключили. Видимо, нам дают понять, что без Узбекистана мы пропадем. Отсутствие электроэнергии – это лишь одна из множества проблем. Статус Горного до сих пор не определен. Территориально он входит в джамоат Куштегирмон Спитаменского района Таджикистана, а административно подчиняется властям города Бекабад (Узбекистан). В поселке есть жители-граждане Узбекистана. Школы в поселке нет никакой: ни с узбекским, ни с таджикским языком обучения, - продолжает З.Шодмонов, - и наши дети либо ходят учиться в другой поселок, до которого шесть километров, либо в среднюю школу села Плотина, которая находится в подчинении министерства образования Узбекистана. Но там учат на узбекском и пишут на латинице, и люди не хотят, чтобы дети учились там – потому что в какой вуз они потом пойдут? Перспектива довольно мрачная…

Житель поселка Горный жалуется на отсутствие электроэнергии
Поселок Горный. Местный житель жалуется на отсутствие электроэнергии

В поселке есть проблема и с медобслуживанием населения. Но основная трудность, которую неизвестно, как преодолеть, - это невозможность жителям поселка – гражданам Таджикистана - встать на административный учет, прописаться, поскольку, как уже говорилось, администрация поселка находится в узбекском ведомственном подчинении.

Село Плотина: те же проблемы

Село Плотина символично разделено на две части. Одна подчинена Таджикистану, другая – Узбекистану. Территориально село входит в джамоат Куштегирмон Спитаменского района, но в селе работает и махаллинский комитет имени Джами города Бекабада. В узбекской части села расположены школа и Дворец культуры. Глядя на это изношенное и аварийное архитектурное сооружение, кажется, что в его двери уже лет десять никто не заглядывал.

Дом культуры в аварийном состоянии
Дом культуры в аварийном состоянии

- Вот уже восьмой день сидим без света, - жалуется владелец местной чайханы Абдуваххоб Шодиев. – И восьмой день мы ничего не готовим, самовар и плита электрические… Мы жаловались руководителям махалли имени Джами, они почти ежедневно ходят в городской хокимият (администрацию) Бекабада. Но пока проблема остается нерешенной.

Девушки с. Плотина носят воду ведрами
Девушки с. Плотина носят воду издалека ведрами

- Мой дед болен, за ним приходится ухаживать и днем, и ночью, - рассказывает жительница Плотины, назвавшаяся тетей Аней. - Но без света трудновато. Дай Бог, власти смилостивятся и дадут свет населению. Ведь люди ни копейки за свет не должны…

Зашли мы и в среднюю школу. Видно, что она лет пять, а то и больше, не видела ремонта.

Появление журналистов обеспокоило руководство школы. Никто из них не хотел поговорить с нами.

- Вы кто такие?- повторяла нам учительница лет пятидесяти – пятидесяти пяти, - У нас особый режим, без разрешения городского хокимията Бекабада мы ни с кем не разговариваем.

Узбекская школа в селе Плотина
Узбекская школа в селе Плотина

Было заметно, что женщина сильно нервничала.

Как рассказал Зафар Шодмонов, власти Таджикистана по каким-то непонятным причинам медлят с учреждением государственных представительств в Плотине и Горном и всерьез не занимаются решением проблем жителей этих поселков.

Чиновники в курсе

По словам исполнительного аппарата хукумата (исполнительного органа государственной власти Таджикистана) Спитаменского района Инома Тураева, государственные чиновники в курсе всех существующих проблем Горного и Плотины.

- В настоящее время с пятисоткиловаттной подстанции «Ганчи» усиленными темпами идет строительство линии электропередачи «Ганчи-Матча», с введением в эксплуатацию которой автоматически решается проблема обеспечения электроэнергией этих двух сел, а также села Фармонкурган Спитаменского района. Несколько раз были организованы встречи жителей этих сел с представителями государственной власти Согдийской области, где предлагали жителям было предложено принять таджикское гражданство и включиться в решение насущных проблем села. Однако когда речь заходит о смене узбекского гражданства на таджикское, люди начинают сомневаться. В этих селах ловится узбекское телевидение, и скорее всего, эти программы влияют на выбор людей.

- А таджикские культурно-просветительные центры в Платине есть? – спрашиваю Инъома Тураева.

- Об этом лучше спросите у заведующего отделом культуры районного хукумата.

Но найти этого заведующего нам так и не удалось.

В селе Плотина еще живут несколько русских семей
В селе Плотина еще живут несколько русских семей

- Мы знаем, какие проблемы у жителей этих сел со школами, - сказала нам заведующая отделом народного образования Спитаменского района Муаттара Убайдуллаева. – В прошлом году к ним приезжали представители Министерства образования Таджикистана во главе с заместителем министра Махмадовой. Было решено, что в здании махаллинского комитета будет открыт филиал одной из школ села Куштегирмон. А до тех пор предлагали отдавать детей в школу Куштегирмона, и родители 27 детей на это согласились. Сейчас решается вопрос о школьном автобусе, который бы отвозил и привозил детей. И я надеюсь, что вопрос со школой будет решен положительно, - сказала М.Убайдуллаева.

Охрана границы усиливается

За день, проведенный в приграничной зоне «Плотина», нам не удалось ни подтвердить, ни опровергнуть информацию о тридцати задержанных гражданах Таджикистана на территории Узбекистана. Остались без ответа и вопросы о дислокации военной техники вдоль границы. Офицер пограничных войск Таджикистана, проверявший наши документы, куда-то исчез, и найти его мы не смогли.

Но когда мы возвращались домой, в районе Фархадского водохранилища нашу машину остановил вооруженным автоматом Калашниковым сержант таджикских погранвойск, приказал предъявить документы, проверил наши вещи. Потом заставил рядового солдата сопроводить нас на погранзаставу. Несколько офицеров, один за другим, пристально проверили наши удостоверения и задали много вопросов. После документы вернули, и мы продолжили путь...

- Раньше их здесь не было, - заметил мой коллега, не раз бывавший в этих местах. – Видимо, охрану границы намного усилили…

Водители занимают очередь, чтобы пересечь границу
Водители занимают очередь, чтобы пересечь границу

Тилав Расул-заде