21 Август 2019



Новости Центральной Азии

По эту сторону от афганской границы. В Центральной Азии готовятся отразить атаки боевиков

02.11.2009 13:19 msk, Санобар Шерматова

Таджикистан Анализ

Сегодня в столице Таджикистана Душанбе проходит примечательное во всех отношениях событие. В Душанбе съехались официальные представители стран Центральной Азии, ФРГ, Афганистана и Пакистана для участия в совещании «Германия и Центральная Азия - стратегии для крепкого партнерства по обеспечению безопасности». Заседание проходит при закрытых дверях, что объясняется статусом участников – это руководители силовых структур. Их коллеги из России, Китая, Франции, Италии, Канады, США, Великобритании и Украины присутствуют в качестве наблюдателей. Представлены на совещании и международные организации - Интерпол, ПРООН, ОБСЕ и Евросоюз.

Инициатива столь представительного сбора силовиков принадлежит, по некоторым данным, немецкой стороне, а организаторами стали Федеральное ведомство криминальной полиции Германии совместно с Госкомитетом национальной безопасности, министерством внутренних дел и Агентством по контролю за наркотиками Таджикистана.

Выбор стран-участниц, конечно, не случаен. На сегодняшний день можно назвать одну актуальную тему, интересующую силовые структуры Пакистана, Афганистана, Центральной Азии и Германии: ожидающаяся активность боевиков движения Талибан на афгано-узбекской и афгано-таджикской границах. Как известно, север Афганистана входит в сферу ответственности бундесвера, а вблизи узбекского приграничного города Термез расположена немецкая военная база. Следует понимать, что руководители силовых служб намерены вместе оценить масштаб угроз и выработать меры противодействия.

Новые мишени

Советско-афганская граница во все времена (за исключением 20-х – 30-х годов прошлого века) была на железном замке. После ввода «ограниченного контингента» советских войск в Афганистан сражения шли, в основном, в южных районах, куда из Пакистана перебрасывалось оружие и боеприпасы. После распада СССР спокойствие по эту сторону границы охраняли дружественно настроенные и зависимые от соседей лидеры этнических общин. Ситуация изменилась нынешним летом. После присоединения центральноазиатских республик к так называемой северной сети поставок НАТО талибы провели первые операции, свидетельствующие о готовности перенести сюда боевые действия.

Афганский генерал Мустафа Патанг, командующий 393-й армией, в конце сентября заявил журналистам, что из пакистанской Зоны племен на север Афганистана перебрались сотни боевиков. По другим данным, людей с оружием перебрасывали даже на вертолетах, принадлежность которых не была установлена. Все сходятся на том, что для перекрытия маршрутов натовских поставок талибы задействуют иностранцев, выходцев из центральноазиатских республик, хорошо ориентирующихся в местах предполагаемых военных действий. Боевики по старой памяти могут воспользоваться маршрутами караванов, перевозящих наркотики в обход пограничных постов внутри Центральной Азии. Если следовать этой логике, наркотрафик теперь напрямую связан с проблемами безопасности военных поставок НАТО.

Тайными тропами

Первый звонок – нынешнее представительное совещание в Душанбе, связавшее воедино проблему оборота наркотиков и безопасность региона. Не то, чтобы соответствующие структуры вообще не занимались вопросами распространения афганских опиатов, но борьба с их производством, несмотря на заверения натовских военных, никогда не значилась в списке приоритетных задач, чему доказательством являются данные о росте производства этого зелья.

За семь лет с начала операции международных сил, по сведениям директора российской Федеральной службы по контролю за наркотиками Виктора Иванова, афганские дехкане увеличили урожай опиатов в 44 раза. Афганистан за время присутствия войск западной коалиции превратился в абсолютного монополиста в этой сфере. И львиная доля зелья, из-за затруднений на пакистанской границе (вызванных военными операциями в Зоне племен) и жесткими мерами иранских властей, закрывших свою границу фортификационными сооружениями и отправляющих на виселицы выявленных с грузом наркотиков курьеров, направляется на север, через республики Центральной Азии.

Где проходят наркотики, там пройдут и боевики. Появление нынешней весной и летом в Центральной Азии вооруженных людей не вызвало вопросов о том, каким образом они оказались в таджикских горах и на киргизской территории, откуда потом проникли в Узбекистан. И так известно, что пешие тропы на высокогорье не контролируются никем. Еще десять лет тому назад их использовали боевики Исламского движения Узбекистана для перехода из Таджикистана на киргизскую территорию во время так называемой «странной войны» в Баткене. Судя по тому, что следы боевиков обнаруживались весной и летом нынешнего года на стыке киргизской и таджикской границ, наркотические маршруты до сих пор остаются вне контроля силовых структур. В таком случае, ограничатся ли боевики приграничной полосой?

Пример - Пакистан и Северный Кавказ

Задачи, поставленные командирами талибов перед иностранными бойцами (препятствовать прохождению грузов НАТО), не исключают других целей, касающихся интересов самих боевиков. Нападения на милицейские посты, произведенные летом нынешнего года в Андижанской области, и перестрелки в Ташкенте, в которых, казалось бы, смысла нет (что толку от нескольких убитых милиционеров!) становятся понятны, стоит только сравнить их с аналогичными атаками на сотрудников правоохранительных структур в Пакистане и на Северном Кавказе. Там подобные акции совершаются с конкретной задачей: дезорганизовать ряды правоохранителей и выбить из-под власти ее опору.

Другой мишенью боевиков на Северном Кавказе вот уже несколько лет являются поддерживающие правительство и выступающие против так называемых «ваххабитов» священнослужители. Именно такими были убитый в этом году заместитель директора медресе «Кукельдаш» по вопросам просвещения Аброр Аброров, и выживший после покушения главный имам-хатиб Ташкента, известный проповедник и религиозный деятель Анвар-кори Турсунов. Был расстрелян и начальник управления по борьбе с терроризмом и коррупцией МВД Узбекистана полковник Хасан Асадов, расследовавший дело о покушении на имама Турсунова, что вызвало в республике громкий резонанс. Подобных акций в отношении священнослужителей и высших офицеров милиции в Узбекистане никогда раньше не было.

И, тем не менее, боевикам в Узбекистане и Таджикистане не удалось достичь своих целей, что свидетельствует как об их слабости, так и о том, что власти в этих республиках по - прежнему крепко держат ситуацию в руках. В этих странах, в отличие от Пакистана и Северного Кавказа, нет в наличии необходимой для партизанской войны инфраструктур: тайных баз и укрытий, схронов с оружием, многочисленных пособников, снабжающих боевиков продуктами и необходимой им информацией о передвижении правительственных сил. Соответственно, возможности перенести боевые действия вглубь территории республик существенно ограничены.

Дальнейшие попытки боевиков Исламского движения Узбекистана или родственных этой организации групп повторить акции против сотрудников правоохранительных органов, учитывая «проходимость» границ между республиками Центральной Азии, не исключены. Но основным театром новых военных действий, при определенном стечении обстоятельств, могут стать северные районы Афганистана, где боевики имеют базы и доступ к боеприпасам.

Член экспертного совета РИА «Новости» Санобар Шерматова, специально для «Ферганы.Ру»