22 Август 2019



Новости Центральной Азии

Родина - не мать. Россия не желает защищать своих граждан в Туркмении

03.03.2009 17:38 msk, Мария Яновская

Права человека Россия

2 марта в Независимом пресс-центре в Москве прошла пресс-конференция «О защите прав соотечественников в Туркмении. Проблема со свободой перемещения граждан Узбекистана». В пресс-конференции приняли участие заместитель управляющего делами Уполномоченного по правам человека в России Георгий Кунадзе, председатель Комитета «Гражданское содействие», член Совета Правозащитного центра «Мемориал» Светлана Ганнушкина, руководитель центральноазиатской программы Правозащитного центра «Мемориал» Виталий Пономарев и международный обозреватель газеты «Время новостей» Аркадий Дубнов.

На пресс-конференции
На пресс-конференции

Выбрать одно гражданство из двух

10 апреля 2003 года в Москве было подписано Соглашение о стратегическом газовом сотрудничестве между Россией и Туркменистаном на 25 лет. Одновременно был подписан протокол о прекращении действия Соглашения о двойном гражданстве, действующего с декабря 1993 года. Журналисты окрестили эти соглашения, которые выглядели как пакетные, сделкой «газ-люди». 22 апреля 2003 года Ниязов издал указ о расторжении Соглашения о двойном гражданстве, в котором обязал имеющих двойное гражданство людей в течение двух месяцев определиться, гражданство какой из двух стран они намерены оставить. В Туркмении среди русскоязычного населения началась паника, многие отказались от туркменского гражданства и приехали в Россию. Российский МИД в ответ на ультимативный указ Ниязова заявил, что не признает односторонних действий Ашхабада и продолжает считать Соглашение о двойном гражданстве действующим: закон не имеет обратной силы, и те, кто получил двойное гражданство до 10 апреля 2003 года, может его сохранять. В 2008 году в Туркмении были приняты поправки к Конституции, в которых подтверждался отказ Туркмения о признании двойного гражданства.
Одной из проблем для большинства жителей Туркменистана, имеющих двойное гражданство, является невозможность получить заграничный туркменский паспорт нового образца. Эти новые паспорта с биометрическими данными начали выдавать летом 2008 года, и через 3 года они станут обязательным документом для выезда граждан Туркмении за границу. У людей, имеющих двойное гражданство, документы на новый паспорт принимают, но вежливо предупреждают, что «рассматривать будут долго». Это «долго» может длиться бесконечно. Многие ждут документ более полугода, и до сих пор его не получили.

Как было заявлено на пресс-конференции, пока легально и законно никто из людей, имеющих двойное гражданство, туркменский загранпаспорт не получил. Известны случаи, когда люди делали себе документы за взятки или скрывали, что являются гражданами России. Тогда документы оформлялись.

Отказ от российского гражданства является главным – но не заявленным официально - условием выдачи нового туркменского загранпаспорта. По данным Виталия Пономарева, людям говорят: «Нет инструкции, которая бы регламентировала выдачу новых туркменских паспортов. Но если вы откажетесь от гражданства России, то ваш вопрос решится очень быстро». И действительно, отказавшиеся от гражданства получают паспорт чуть ли не через две недели.

«Мягкое выдавливание» людей из российского гражданства происходит с молчаливого согласия Москвы. На стендах российского посольства в Ашхабаде появились формы анкет для упрощенного выхода из гражданства. Как говорится, никто не держит.

Наталья Анурова-Шабунц, имеющая двойное гражданство, подала документы на новый паспорт в начале июля. Документ до сих пор не готов. «У меня в России семья, и я не хочу отказываться от российского гражданства, мне нужно иметь возможность спокойно выезжать к детям (у Туркмении с Россией – жесткий визовый режим – ред.). Но я не хотела бы отказываться и от туркменского гражданства: я люблю Туркмению, и меня с ней многое связывает, в том числе квартира. Я знаю многих людей, которые уже давно подали документы и ждут загранпаспорта, но боятся идти жаловаться».

На пресс-конференции Виталий Пономарев объяснил, что в Туркмении до сих пор действует постановление Халк Маслахаты (Народного совета Туркменистана), по которому любая критика внешней и внутренней политики Туркменистана приравнивается к государственной измене – «со всеми вытекающими из этого последствиями». Кроме того, в Туркмении существует практика включения большого количества людей в списки «невыездных», причем человек может узнать о том, что он – невыездной, уже при прохождении пограничного контроля в аэропорту. И любая подача жалобы на власти Туркмении, тем более в российские учреждения, может кончиться тем, что человек на неопределенный срок лишится возможности выезжать из страны.

Отсутствие формальных жалоб на невыдачу паспортов россиянам подтвердил и представитель Уполномоченного по правам человека в России Георгий Кунадзе: «У нас на сегодня нет обращений по поводу паспортов. Если появятся – мы их рассмотрим. Но до тех пор, пока четко не будет заявлено, что паспорта не выдаются – или их выдача задерживается – именно по причине наличия у людей российского гражданства, то все это выглядит как обычная бюрократическая проволочка. В России тоже подолгу ждут паспорта».

По данным Виталия Пономарева, только в Ашхабаде задерживается выдача паспортов не менее чем пятистам российским гражданам. Еще сотни подобных дел рассматриваются в других городах Туркменистана.

«19 февраля, в день государственного флага, Бердымухаммедов обратился к народу: «Мой любимый народ, мой счастливый народ», - рассказывает Наталья Шабунц. – И я отправила президенту Туркмении телеграмму: «В честь годовщины Вашего президентства прошу выдать мне зарубежный туркменский паспорт, который мне не выдают полгода. Это не только нарушает человеческие и гражданские права, но насильственно исключает меня и других законных обладателей двойного гражданства из стройных рядов счастливого народа Туркменистана». Многие в Туркмении сейчас ждут, не случится ли со мной чего после этой телеграммы. И если не случится – они тоже отправят подобные телеграммы президенту. Я жива только потому, что являюсь публичной фигурой. Мне уже было сказано, что меня спасает от репрессий только российское гражданство. Если я от него откажусь – то у них будут развязаны руки. Мне так передали…

Сегодня или завтра в Туркмении должно пройти заседание Меджлиса, на котором будет решено, что люди, получившие российское гражданство еще до принятия новой Конституции, должны от него отказаться. А Россия молчит. Нас очередной раз предают…

У меня есть открытка, коллаж: наш новый президент ведет за руки счастливых детей, позади него – девушки, улыбающиеся старики, старухи, люди среднего возраста… Все счастливы, все идут стройными рядами. Я очень внимательно рассматривала эту открытку – и я себя там не нашла…» - говорит Наталья Шабунц.

По сведениям Аркадия Дубнова, несколько человек из тех, кому выдача паспорта задерживается уже несколько месяцев без объяснения причин, готовы подать иски в Европейский суд по правам человека.

Русский как неродной

Дискриминация россиян и русскоязычного населения Туркмении продолжается и в сфере образования. Виталий Пономарев сообщил, что если в конце 1990-х годов в Туркмении было 49 средних школ с русским языком обучения и в 56 школах преподавание частично велось на русском языке, то сегодня в Ашхабаде осталась только школа им. Пушкина, где преподают на русском языке, а в других крупных городах лишь в нескольких школах набирают один или два класса для обучения на русском. «Авторы заявлений об открытии дополнительных русских классов подвергаются запугиванию, - сказал В.Пономарев. – Сначала оказывается давление на людей туркменской национальности, а потом – на других «заявителей». В результате люди забирают свои заявления, и власти выносят решение не открывать новые русские классы, потому что нет желающих там учиться».

Наталья Шабунц рассказала корреспонденту «Ферганы.Ру»: летом в Туркмении было объявлено, что ряд российских вузов объявил, что готов принять студентов из Туркмении. Но у русскоязычных граждан Туркменистана даже не брали документы. «Когда же они приходили жаловаться в российское посольство, то им отвечали: «Вы коренные жители Туркмении? Нет? Тогда эта программа не для вас».

Оразовы-Аннаевы: всех впускать, никого не выпускать

Светлана Ганнушкина рассказала о судьбе семьи российских граждан Оразовых-Аннаевых, чьи права на въезд в Россию нарушаются, а российский МИД не желает активно вмешиваться в ситуацию. Светлана Оразова, российская гражданка и сестра туркменского оппозиционера Худойберды Оразова, проживающего с 2001 года в Швеции, не может выехать из Туркмении. Ее дочь долго не выпускали учиться в Пекинский университет. Потом все же разрешение на учебу было получено, девушка выехала, но когда в 2006 году приехала навестить семью, то обратно в Китай ее уже не выпустили. Мужа Светланы Оразовой с огромным трудом выпустили на лечение в Россию, но когда он вернулся в Ашхабад, продолжить лечение ему снова не разрешили. «На просьбы объяснить, почему российских граждан не выпускают на территорию России, посольство России в Ашхабаде отвечает, что «по имеющейся информации, в настоящее время проводятся пересмотр списка лиц, которым выезд за пределы страны был закрыт. Данное обстоятельство позволяет надеяться на решение проблем, связанных с выездом из Туркменистана, членам семьи Аннаевых – Оразовых», - цитирует С.Ганнушкина ответ посольства и добавляет: «Сейчас много говорят о том, что восстановлена честь России, что у нас снова великая держава… Как может посольство великой державы, когда нарушаются основные права ее граждан, ограничивать свои действия надеждой, что с этими гражданами поступят по-человечески! Россия обязана действовать более энергично. Меня удивляет пассивность нашего МИДа. Кажется, что это самое ленивое ведомство из всех, существующих в России. Может, уезжая за пределы России, люди получают хорошие бытовые условия и становятся вполне счастливыми и довольными? А может, у них еще остается память о едином государстве, и руководство страны, в которой оказываются дипломаты, воспринимается ими как собственное начальство? У наших посольств полностью отсутствует представление о том, что они должны отстаивать права своих граждан, и побудить их к выполнению этих обязанностей практически невозможно».

Россия не интересуется своими гражданами, проживающими на территории Туркмении. Но если человек, поставленный перед выбором, откажется от туркменского гражданства и выберет Россию, то России точно также не будет до этих граждан никакого дела. На пресс-конференции присутствовала Галина Атаева, уехавшая из Ашхабада в 2003 году. С тех пор она с тремя несовершеннолетними детьми жила в Центре социальной адаптации, однако недавно суд постановил ее оттуда выселить. В решении суда, процитированном Светланой Ганнушкиной, сказано, что «Выселение ответчика с детьми также необходимо для размещения в освободившемся помещении бездомных граждан, поступивших в зимнее время, и в связи с предстоящим открытием нового отделения Центра. Ответчик в суд явилась, против предъявленных требований возражала и поясняла это тем, что ей некуда идти с детьми». Атаевой, по словам Ганнушкиной, за шесть лет не было предложено никакого места жительства.

Вопрос о Шихмурадове испортит положительный настрой

В российско-туркменских отношениях есть вопрос, который ни одна из сторон не желает обсуждать. Это судьба российских граждан, которые оказались в туркменских тюрьмах и лагерях. Среди таких людей – осужденные по делу о так называемом «покушении» на Ниязова в ноябре 2002 года. В статье, опубликованной недавно в газете «Время новостей», Г.Кунадзе пишет о том, что МИД России считает преждевременным поднимать вопрос о судьбе Шихмурадова, чтобы ненароком не разрушить «позитивный настрой», существующий в диалоге России и Туркмении. «У Уполномоченного по правам человека в России нет директивных функций, он не может дать указание МИДу поставить вопрос о Шихмурадове перед властями Туркмении, - заявил на пресс-конференции представитель Уполномоченного Георгий Кунадзе. – В случае конфликта с одним из российских ведомств Уполномоченный может вынести разногласие на суд общественности. А дальше все зависит от гражданского общества России». Заявление Г.Кунадзе выглядело официальным признанием бессилия Уполномоченного по правам человека сделать что-либо для Бориса Шихмурадова. МИД России счел преждевременным даже ставить вопрос перед властями Туркмении о разрешении Шихмурадову свиданий с семьей и адвокатом.

В тюрьмах Туркмении находятся несколько российских граждан, осужденных по делу о так называемом «покушении» на Ниязова. Об их судьбе ничего не известно. В докладе Международной правозащитной организации Amnesty International эти случаи приравниваются к «насильственному исчезновению людей». Виталий Пономарев добавил, что по тем делам были арестованы один гражданин США (позднее передан американским властям без суда) и шестеро граждан Турции. Последние уже больше года находятся на свободе, хотя судебное разбирательство тянется до сих пор. Но о судьбе осужденных граждан России ничего не известно: российские власти предпочитают о них не напоминать.

Георгий Кунадзе, завершая пресс-конференцию, рассказал, что в тюрьме на базе Гуантанамо находится один российский гражданин, и защищая его права, российское посольство в Вашингтоне проявляет максимум активности. «Но в тех странах, с которыми у России хорошие отношения, посольства подобных действий не предпринимают. Однако мне кажется, что хорошие отношения между странами для того и строятся, чтобы иметь возможность эффективней защищать права своих граждан», - подчеркнул Г.Кунадзе, повторив еще раз: «Уполномоченный по правам человека считает, что его возможности защитить права граждан России в этих странах исчерпаны, потому что заявлена официальная позиция МИДа: чтобы не навредить хорошим отношениям России с другими странами, мы не будем обращаться к этим странам с требованием защиты прав наших граждан. Я думаю, что такая позиция не только неправильна – она антиконституционна».

Мария Яновская