24 Сентябрь 2020



Новости Центральной Азии

Казахстан: Деньги ушли в плавание

03.06.2008 11:19 msk, Мария Коржева (Актобе)

Казахстан Общество

Китайская компания «СНПС-Актобемунайгаз», которая добывает нефть в Актюбинской области Казахстана, выделяет средства на подводное плавание и хоккей на траве, а жители районов нефтедобычи страдают от некачественной воды и плохих дорог.

Люди не ощущают помощи

Почему в очень богатой нефтью стране люди продолжают жить бедно? Этот вопрос в последнее время все чаще волнует представителей неправительственных организаций Казахстана. Фонд «Сорос-Казахстан» инициировал несколько проектов в нефтяных западных регионах страны, чтобы осуществить мониторинг социальных инвестиций нефтедобывающих компаний.

Актюбинская общественная организация «Жансая+» попыталась выявить, насколько прозрачно в этом отношении акционерное общество «СНПС-Актобемунайгаз» - крупнейшая китайская компания, добывающая нефть в регионе. Всем известно, что добывающие компании выделяют определенные суммы на социальные нужды населения областей, в которых они работают. Не исключение и «СНПС-АМГ», которая несколько лет подряд заключала меморандумы с областным акиматом (администрацией). Суммарные расходы АО по выполнению условий меморандума за пять лет составили 2 млрд. 574 млн. тенге ($1=120 тенге). Исследователей интересовало, насколько эта сумма помогла улучшить качество жизни обычных людей, а также участвует ли население в решении вопроса «Куда направлять деньги в первую очередь?».

Здание СНПС Актобемунайгаз
Здание СНПС Актобемунайгаз

Как показало социологическое исследование, девяносто два процента опрошенных жителей Темирского и Мугалжарского районов Актюбинской области, где ведется активная добыча нефти и газа, не имеют представления о том, на что выделяют деньги китайские инвесторы.

Организаторам проекта удалось найти только двух человек, которым когда-либо помогала вышеназванная компания. Это пенсионер-нефтяник, который получает ежемесячную добавку к пенсии от «СНПС-АМГ» в размере трех тысяч тенге и ветеран войны, получивший тридцать тысяч тенге к 60-летию Победы. Остальные респонденты говорили, что никогда ни они, не их знакомые помощь от компании не получали.

В меморандуме о сотрудничестве говорится, что акционерное общество будет выделять средства на развитие культуры, образования, спорта, здравоохранения, инфраструктуры сельских территорий и другие сферы. Более или менее прозрачными пунктами в меморандуме являются газификация сельских населенных пунктов, закуп компьютеров для школ и машин «скорой помощи». Эту помощь легко увидеть, посчитать. Но с инфраструктурой сельских территорий большой вопрос. Исследователям не назвали конкретных населенных пунктов, в которых бы построили, скажем, дорогу за счет «СНПС-АМГ».

Без дорог и воды

Восемьдесят восемь процентов опрошенных жителей главной проблемой в своих районах считают именно проблему дорог и благоустройства. Дороги здесь разбиты, и в зимнюю непогоду на ней выстраиваются колонны машин, которые застревают в снегу. Богатые нефтяники ездят на «джипах», простой же народ иногда месяцами не может выбраться в город, чтобы навестить детей-студентов или пройти обследование в больнице.

Так же остро в районах нефтедобычи стоит проблема обеспечения водой и теплом. В райцентре Кандыагаш несколько лет сидят без тепла и воды жители некоторых многоэтажных домов микрорайона Молодежный. В поселках Шубаркудук и Кенкияк вода очень плохого качества. Кстати, именно из-за этого несколько лет назад в Кенкияке была объявлена чрезвычайная ситуация: десятки жителей отравились питьевой водой. Из кранов шла вода с червями. И сейчас во многих населенных пунктах вода подается только несколько часов в день.

Проблему экологии как одну из самых важных назвали сорок четыре процента опрошенных. В районах добычи нефти чаще, чем в среднем по области, умирают новорожденные. Были случаи рождения детей с уродствами. Среди взрослого населения высоки показатели заболеваемости туберкулезом, раком и болезнями дыхания.

Респонденты жаловались также на то, что в школах и больницах - дефицит квалифицированных кадров, материальное обеспечение этих учреждений слабое, детсадов не хватает.

Почти треть опрошенных отметили проблему безработицы. Особенно из-за нее страдают женщины. Мужчины могут устроиться на работу вахтовым методом на нефтедобывающих предприятиях, для слабого пола работы в районах очень мало.

Конечно, население хотело бы, чтобы те, кто добывает нефть в их районах, в первую очередь занимались этими проблемами. Но девяносто восемь процентов опрошенных сказали, что никто не интересовался их мнением по поводу того, на что направлять деньги. Такие вопросы решаются без участия народа.

Шоб я жил в Норвегии…

Вопрос, куда деваются нефтяные доходы, мировую общественность волнует давно. С тех пор, как бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр провозгласил инициативу прозрачности добывающих компаний, во многих странах общественность начала поднимать эту проблему. Казахстан тоже подписал документ в поддержку инициативы прозрачности. Но пока доходность и расходы большинства предприятий, ведущих добычу полезных ископаемых, остаются тайной для простых граждан.

А вот, к примеру, норвежец может найти в интернете подробные отчеты о деньгах нефтяников. Нефтяной фонд Норвегии, по данным фонда «Сорос-Казахстан», трансформировался в пенсионный, в котором на счету каждого будущего пенсионера уже скопилось по пятьдесят тысяч евро. Таким образом, прозрачность очень выгодна простому народу.

У нас же, как выявили исследователи, «СНПС-АМГ» перечислила двадцать пять миллионов тенге на развитие подводного плавания и двенадцать миллионов – на хоккей на траве. Эти виды спорта в Актюбинской области совершенно не развиты. В школах не хватает мячей и лыж, сельские ребята иногда не могут выехать на престижные соревнования, а область покупает дорогостоящих футболистов-легионеров из Украины, чтобы прославить Актобе (Актюбинск). Простым людям понять логику тех, кто распределяет социнвестиции, очень сложно.

На Аляске после катастрофических разливов нефти в 1989 году были созданы советы граждан при добывающих компаниях. Они имеют большие права, и именно они решают, куда направить социнвестиции, а потом осуществляют грамотный мониторинг. Наши граждане тоже не так пассивны, как это кажется на первый взгляд. По данным ОО «Жансая+», шестьдесят восемь процентов опрошенных хотели бы участвовать в принятии решений по поводу выделения денег на социальные нужды. Но их в такие советы пока никто не приглашает.