12 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

В Кыргызстане пытаются ограничить свободу вероисповедания

14.04.2008 16:36 msk, Алия Молдалиева

Кыргызстан Религия

В Кыргызстане рабочая группа, созданная при Государственном агентстве по делам религий при правительстве страны, разрабатывает проекты указа президента «О правах граждан Киргизской Республики на свободу совести и вероисповедания» и закона «О свободе совести и религиозных организациях в Киргизской Республике». Представители религиозных организаций выражали свою обеспокоенность нормами данных проектов, которые, по их мнению, ограничивают права верующих. Были ли услышаны их заявления?

Так, к примеру, евангельские христиане проводили «круглые столы» с участием представителей Госагентства по делам религий, других конфессий, международных и местных общественных и правозащитных организаций, СМИ, религиоведов. В ходе этих встреч они озвучивали и распространяли в печатном виде свои предложения по разработке новых законопроектов. Со времени проведения последнего «круглого стола» прошло полтора месяца, но ситуация, по словам евангельских христиан, не улучшилась.

Подробно по этому поводу высказался председатель Союза евангельских христиан-баптистов Кыргызстана Александр Шумилин, которому представителями других евангельских церквей (а их в Кыргызстане около трехсот) были делегированы полномочия представлять их интересы. Однако прежде чем предоставить вниманию читателей беседу с Шумилиным, хотелось бы процитировать выдержки из выступлений директора Госагентства по делам религий Каныбека Осмоналиева, которые ясно демонстрируют его позицию как главы ведомства, в ведении которого находятся вопросы взаимоотношений государства и религиозных организаций.

Чрезмерная свобода? Чрезмерно много прав?

«Кыргызстану пора избавляться от чрезмерной свободы вероисповедания», - так заявил в интервью ИА «24.kg» Каныбек Осмоналиев. Он сообщил, что в проект закона внесены изменения и дополнения о том, «чтобы не допускать ввоза в республику печатной, аудио- и видеопродукции религиозного характера, влияющей на общественно-политическую ситуацию в стране, изменяющей вероисповедание, приводящей к конфликтам».

По мнению чиновника, «необходимо законодательно оградить граждан от так называемого агрессивного прозелитизма (стремления обратить других в свою веру. - Прим. ред.), тем более с использованием критики других религий, оказанием материальной помощи, предоставлением бесплатных услуг по обучению», «ввести некоторые нормы, не допускающие стихийного возведения культовых объектов и религиозных учебных заведений, а также ограничить поток нетрадиционных религиозных течений, деструктивных, экстремистских, реакционных, оккультных вероучений и рост исламского фанатизма». Он обращает также внимание на то, что «растет количество религиозных общин христианского толка [посредством привлечения прихожан] из числа коренных жителей республики. Серьезную угрозу межнациональному согласию представляет вовлечение в различные религиозные организации протестантского толка молодежи из числа коренных жителей».

«За нами не стоят ЦРУ или иные разведки»

– Новый проект закона ужесточает нормы взаимоотношений государства и религиозных организаций. В частности, в нем есть положения, которые сводят практически на нет существование последних, – рассказывает Александр Шумилин. – Так, к примеру, религиозная организация может быть зарегистрирована в Госагентстве или органах Минюста только, если она имеет не менее двухсот последователей. Понятно, что большинство зарегистрированных или еще не зарегистрированных религиозных организаций не имеет такого количества членов церкви. Есть разница между православными церквями, где регистрируются абсолютно все прихожане, и церквями протестантского толка, в которых практикуется членство. Евангельские христиане крестят не младенцев, а тех, кто сознательно покаялся.

Сегодня предлагается несколько трактовок законопроекта. Согласно одной, это должны быть двести граждан, которые постоянно проживают в определенном регионе, а согласно второй, те – кто проживают в Кыргызстане. Но понятно, что те, кто проживает в Бишкеке, не могут быть членами церкви, которая открывается в Джалалабаде.

Отказ в регистрации организации приведет к конфликтам на местах, потому что местное население будет сильно противостоять тем организациям, которые не зарегистрированы. Мы трижды пытались зарегистрировать нашу (евангельских христиан-баптистов) организацию в Каракульдже, но нам было отказано. Местные власти признавали, что закон дает право на регистрацию, однако указывали, что регистрация нашей организации в месте, сто процентов населения которого составляют киргизы, вызовет конфликт. «Для нас гораздо важнее мир, чем закон», – заявляли они. В Каракуле и Ташкумыре нам говорили, что совет старейшин или аксакалов играет даже большую роль, чем закон, и если он против существования религиозной организации, значит, ее там не будет.

Нас тревожит, что в информации разных СМИ, в частности, в интервью Каныбека Осмоналиева, приводятся данные, не соответствующие действительности. Например, о том, что в Туркменистане для регистрации религиозной организации необходима инициатива не менее пятисот верующих. На самом деле закон о вероисповедании, принятый в Туркменистане в 2003 году, предполагал такое количество верующих, но менее чем через год в него были внесены поправки, согласно которым организация могла быть зарегистрирована, если количество верующих превышало пять человек. По всей видимости, это было вызвано влиянием международного сообщества. Получается, во всей Средней Азии самый жесткий закон будет у нас, потому что в Казахстане для регистрации религиозной организации необходимо не менее десяти человек, в Узбекистане – не менее ста.

Ужесточения касаются не только регистрации религиозных организаций, но и их союзов, объединений, или братств. Согласно новому законопроекту, объединение или союз не могут быть зарегистрированы, если они не имеют зарегистрированных религиозных организаций во всех девяти регионах: семи областях страны и городах Ош и Бишкек. Миссии лишили статуса юридического лица. Еще одно ужесточение проявляется в том, что, согласно последней версии законопроекта, запрещается прозелитизм, то есть практически на Конституции Кыргызстана и на всех международных актах или договорах ставится крест. Конституция нашей страны гарантирует каждому гражданину право иметь любые убеждения, исповедовать и менять их.

Фергана.Ру: – Как представители Госагентства объяснили то, что не были учтены предложения и замечания евангельских христиан относительно законопроекта?

А.Шумилин: - Тем, что помимо наших, поступили иные предложения и замечания, и, якобы, есть верующие, которые настаивают на ужесточении этого закона. По крайней мере, нам всегда говорят о том, что есть соответствующие мнения общественности, представителей ислама, хотя нам казалось, что Лугмар-ажы (Гуахунов, первый заместитель муфтия мусульман Кыргызстана. - Прим. авт.) выражал общую точку зрения мусульман, заявляя, что ислам тоже не приветствует ужесточение закона.

По словам Каныбека Осмоналиева, этот законопроект разработан во исполнение решений Совета безопасности от 7 сентября 2007 года, февральского решения правительства. Нам называли различные имена тех, кто будто бы лоббирует принятие нового проекта закона. Не знаю, насколько это соответствует действительности. Как поясняет Госагентство, ужесточение законодательства о вероисповедании вызвано целым рядом причин, первая из них – появление разных экстремистских группировок. Но при том, что они существуют без учетной регистрации в госорганах, нам непонятны мотивы введения тех или иных норм. Если суммировать, проанализировать все эти интервью и выступления, становится ясно, что тревогу у представителей госорганов вызывает переход киргизов в евангельское христианство.

Фергана.Ру: – Во время беседы с одним из представителей госорганов довелось услышать от него мнение, и в принципе, оно не ново, что за каждым миссионером стоит ЦРУ. А кто стоит за Вашей организацией?

А.Шумилин: - За нашей организацией стоит ее Господь и основатель Иисус Христос. Могу однозначно сказать, что ни ЦРУ, никакие разведки или ведомства не стоят за ней.

Фергана.Ру: – А что ответите на упреки в том, что Вы завлекаете в свои церкви гуманитаркой, подарками, продуктами?

А.Шумилин: - Да, такие обвинения нам неоднократно выдвигали. В частности, в Ташкумыре нам сказали, что мы привлекаем детей мороженым, игрушками. Мы спросили у тех, кто говорил это: «У вас есть конкретные факты?». Они в ответ: «Нам это известно от сотрудников отделения внутренних дел». «Хорошо, - говорим мы. - Можете пригласить начальника, мы только что от него».

Если где-то и оказывается такая помощь, то она оказывается не с целью обманным путем вовлечь человека в религиозную организацию, она вызвана тем милосердием, которому нас учит Бог. Сама Библия побуждает нас замечать нужды другого человека. Более того, я неоднократно заявлял, что если люди придут из корысти, за подарками, которые на самом деле не будут являться верующими, – они придут и уйдут. Нам же нужны те, кто искренне уверовал в Иисуса Христа. В Писании апостол Павел говорил, что были проповедники, которые нечисто проповедовали Христа, по всей видимости, он об этом и говорил.

Фергана.Ру: – На мой взгляд, «нелюбовь» представителей госорганов или общественности является следствием того отношения к евангельским христианам, которое сложилось еще в советские годы, ведь, к примеру, баптизм в Кыргызстане возник не вчера и не сегодня, хотя его и называют «нетрадиционной» для нашей страны религией. Почему, на Ваш взгляд, такое особое отношение к себе испытывают именно евангельские христиане, а не православные или мусульмане?

А.Шумилин: - Не секрет, что слово «баптист» стало нарицательным. Всех евангельских христиан – и адвентистов, и пятидесятников, и харизматов, и лютеран, и других – называют баптистами. Практика, сложившаяся в советское время, существует и поныне: мне сами чиновники говорили, что сегодня целенаправленно ведется работа по очернительству баптистов. Что бы ни сделали представители других церквей, даже и не евангельского направления, все это приписывается баптистам. Почему? Потому что самую активную позицию сегодня занимают баптисты. Мы печатаем много литературы, привозим, распространяем, благовествуем.

Что касается преследований в советское время, они были вызваны тем, что баптисты отказывались исполнять те требования государства, которые противоречат Библии. В Деяниях апостолов говорится о Петре и Иоанне, которым запретили проповедовать евангелие, на что они ответили: «Кого нам больше слушать - человека или Бога?».

Власти, приняв закон в предлагаемом сейчас виде, вынудят нас уйти в подполье, потому что свою миссию, которую поручил нам Иисус Христос, – проповедовать Евангелие всем народам, мы не перестанем выполнять.

А нужен ли закон?

Разумеется, предлагаемые новым проектом закона нормы касаются всех религиозных объединений. Вот что думает по этому поводу советник муфтия Духовного управления мусульман Кыргызстана Юсур-ажы Лома:

– И у нас были вопросы в отношении положения об учетной регистрации. Сейчас мы вносим свои предложения относительно изменения некоторых пунктов. Мое личное мнение: в этом законе нужно четко конкретизировать, что государству необходимо от религиозных организаций, а что им - от государства. То есть хотелось бы, чтобы государство находило форму сотрудничества с религиозными организациями. И усиливать какие-то моменты под видом борьбы с терроризмом и экстремизмом, думаю, немного излишне. Есть, кстати, закон о противодействии экстремистской деятельности, принятый прошлым составом парламента. Что касается вопроса «необходим ли вообще новый закон», считаю - да, необходимость есть. Закон 1991 года и последующие изменения в нем на сегодня устарели, но любой закон должен быть только во благо людей, независимо от их расовой, религиозной принадлежности.

А представитель центра «Интербилим» Елена Воронина обозначила точку зрения правозащитников страны: Кыргызстану закон о вероисповедании не нужен.

– Религия в последнее время в нашей стране стала разменной монетой. Хорошо бы тем, кто разрабатывает законы и нормативно-правовые акты, не забывать выражения врачей: «Не навреди». Ведь сфера духовной жизни общества – очень тонкая, чувствительная, здесь нельзя экспериментировать. Выражу мнение правозащитных организаций: Кыргызстану закон о свободе вероисповедания, свободе совести не нужен. В Основном Законе страны - Конституции - свобода совести гарантирована. Зачем еще дополнительные нормативно-правовые акты? Есть практика международного сообщества, где государство и граждане работают без дополнительных положений, указов, законов о свободе вероисповедания, потому что свобода совести гарантирована во Всеобщей декларации прав человека, других международных актах о гражданских правах и свободах.

Е.Воронина отметила также, что попытки ввести в законодательство ограничения на свободу вероисповедания настораживают правозащитников: государство начинает регулировать гражданские свободы. Такое уже было во времена Советского Союза, когда государство пыталось устанавливать, какой религии можно доверять, а какой - нет.

– Государство должно не разъединять граждан по религиозному признаку, отдавая предпочтение тем или иным конфессиям, разделяя религии на традиционные и нетрадиционные, основные и неосновные, а наоборот, объединять, - считает Е.Воронина. – И наказывать надо не за принадлежность к той или иной конфессии, а за конкретные правонарушения. Утверждения, что закон позволит более эффективно вести борьбу с религиозным экстремизмом, мы слышали, и это нас не убеждает, ведь преступления подпадают под Уголовный кодекс.

По информации главного специалиста Госагентства по делам религий Жаныбека Ботоева, сейчас в республике насчитывается более тридцати вероучений, функционируют триста шестьдесят религиозных организаций, в том числе - сорок шесть приходов русской православной церкви, две организации старообрядцев, четыре общины католиков и триста восемь организаций протестантского направления. Из этих трехсот восьми церквей сорок девять принадлежат евангельским христианам – баптистам, двадцать одна – лютеранам, сорок девять – пятидесятникам, тридцать – адвентистам, тридцать шесть – пресвитерианам, сорок три – евангельским христианам харизматического направления, сорок одна – свидетелям Иеговы и четырнадцать церквей - евангельским христианам, не относящим себя к каким-либо вышеперечисленным деноминациям.

Кроме того, зарегистрированы двадцать одна зарубежная религиозная миссия, двенадцать общин бахаи, по одной иудейской и буддистской общине, а также Центр Дианетики. Ислам представлен в Кыргызстане не только суннитами, составляющими большинство мусульман Кыргызстана, но и шиитами и ахмадийцами. Действует также пятнадцать христианских учебных заведений, один исламский университет, семь исламских институтов и множество исламских школ – медресе.

Что касается незарегистрированных религиозных организаций, в Кыргызстане существуют Общество сознания Кришны, Церковь Сан Мён Муна, Общество Вайшнавов, школа менеджмента Махариши, Церковь Иисуса Христа святых последних дней (мормонов). Некоторые из них пытаются вести деятельность подпольно, прикрываясь вывесками молодежных, женских организаций, компьютерных, языковых курсов, бизнес-школ, общественных фондов и так далее.

По разным данным, в Кыргызстане мусульмане составляют от восьмидесяти до восьмидесяти пяти процентов населения, а православные христиане – от одиннадцати до семнадцати процентов.