15 Октябрь 2019



Новости Центральной Азии

Своими глазами: Мертвые города Центральной Азии (фоторепортаж)

28.08.2007 22:18 msk, Игорь Ротарь

История

В шестидесятые годы прошлого века Москва начала промышленное освоение отдаленныx горныx районов Центральной Азии. Высоко в горах в сотнях километрах от больших городов строились плотины, шахты. При стройках социализма создавались поселения - прообразы городов светлого коммунистического будущего.

В образцово-показательные города, символизирующие мощь советской империи, способной освоить даже отсталые отдаленные окраины, ехали добровольцы со всего Советского Союза.

Так высоко в горах образовались «русские» островки: Рогун, Нурек, Малисай, Шуроб, Янгиабад. Коренные жители жестоко завидовали переселенцам. У приезжих была великолепная зарплата, в новоявленных городках обязательно наличествовали кинотеатры, стадионы, а ассортимент магазинов соперничал с московским. Сегодня почти все эти поселения превратились в города-призраки.

Дом культуры в Шуробе. Фото Игоря Ротаря
Дом культуры в Шуробе. Фото Игоря Ротаря

Типичный пример – шахтерский город Шуроб на севере Таджикистана (рядом с Исфарой). Первое впечатление у приехавшего сюда: город пережил массированную бомбардировку. Практически все здания превращены в руины, одетые в лохмотья редкие прохожие испуганно шарахаются от незнакомца. Но полустертые вывески ("кинотеатр", "школа", "клуб", "библиотека") свидетельствуют о том, что когда-то здесь бурлила жизнь.

Шуроб вывозится в соседние кишлаки по частям. Фото Игоря Ротаря
Шуроб вывозится в соседние кишлаки по частям. Фото Игоря Ротаря

После распада Советского Союза шахта практически перестала работать и сегодня уголь здесь добывают, как в позапрошлом веке - вручную и поднимают его на поверхность в мешках. Заработать больше десяти долларов в месяц невозможно, и большинство людей уехали из города. Сейчас здесь живут не более четырех тысяч человек, в основном, старики и инвалиды.

Православное кладбище в Шуробе. Фото Игоря Ротаря
Православное кладбище в Шуробе. Фото Игоря Ротаря

Трехкомнатная приватизированная квартира в Шуробе стоит около 10 долларов, но жители окрестных кишлаков не утруждают себя даже такими расходами. Опустевшие дома попросту ломают, а добытый таким образом стройматериал увозят в свою деревню... Стадион и парк превращены в пастбища. Большинство местных русских влачат полуголодное существование. Для того, чтобы хоть как-то прокормить себя, люди ходят по кишлакам и обменивают личные вещи на продукты.

За водой в Шуробе приходится ходить к колодцу за сотни метров. Фото Игоря Ротаря
За водой в Шуробе приходится ходить к колодцу за сотни метров. Фото Игоря Ротаря

Похожая судьба постигла почти все такие городки. Однако есть по крайней мере одно исключение. Шахтерский городок Янгиабад (раньше здесь добывали уран) выручила относительная близость к Ташкенту. Ташкентцы стали скупать квартиры в Янгиабаде, как дачи. Сегодня здесь трудно увидеть шахтеров, однако и зимой и летом полно ташкентцев.

Летом здесь можно спасаться от ташкентской жары и бродить по горам. Зимой - кататься на горных лыжах. Так, по горькой иронии судьбы грандиозные планы Москвы по покорению труднодоступных горных районов Центральной Азии закончились появлением небольшого курортного городка в 100 километрах от Ташкента.

Памятник Чайковскому в Янгиабаде. Фото Игоря Ротаря
Памятник Чайковскому в Янгиабаде. Фото Игоря Ротаря

Об авторе: Игорь Ротарь – эксперт по Центральной Азии, корреспондент Eurasianet в Центральной Азии, шесть лет живет в исследуемом регионе.