20 Май 2019



Новости Центральной Азии

Киргизия: Раздробленность крестьянских хозяйств завела аграрный сектор страны в тупик

26.02.2007 13:27 msk, Абдумомун Мамараимов

Экономика Кыргызстан

Развитию аграрного сектора Киргизии мешают мелкие крестьянские хозяйства, число которых превышает сегодня 280 тысяч. Такой вердикт 21 февраля на встрече с журналистами вынесло руководство сельскохозяйственной отрасли Киргизии. Корреспондент ИА «Фергана.Ру» попытался проанализировать ситуацию «снизу».

По официальным данным, в Джалалабадской области, которая считается наиболее благоприятным для земледелия регионом страны, сегодня существуют более 75.200 хозяйствующих субъектов. Это так называемые крестьянские и фермерские хозяйства, большинство которых составляют частные или семейные фермеры, имеющие в своем распоряжении земельные наделы размером всего несколько десятков соток. Доля кооперативов, семеноводческих и других субъектов, то есть, более-менее укрупненных хозяйств, не составляет даже полпроцента.

По словам специалистов, мировой практикой доказано, что для эффективной работы хозяйствующие субъекты должны возделывать как минимум сто гектаров земли. Это позволит обеспечить постоянное чередование сельхозкультур, плановое удобрение земель минералами, поливной водой и эффективную культивацию с использованием различной техники. Между тем, в Джалалабадской области при общей площади сельхозугодий почти 168 тысяч гектаров хозяйства в среднем имеют в своем распоряжении немногим более двух гектаров земли.

В результате земельной реформы, которая проводилась в стране во второй половине 90-х годов, были упразднены колхозы. Каждый житель села, родившийся до выхода указа о земельной реформе, получил несколько соток земли в качестве земельной доли с правом пользования сначала на 49, потом на 99 лет. При этом земельные наделы распределялись неравномерно. То есть, колхозные земли распределялись между сельчанами, которые к тому времени проживали на данной территории. Это привело к тому, что в южных областях, где плотность населения намного выше, чем на севере страны, на одного человека местами приходилось по пять-семь соток, тогда как, например, в Чуйской области местами на душу давали по одному и более гектаров земли.

Принятый закон о частной собственности на землю, по сути, сделал сельчан собственниками полученных наделов. Проведенное недавно сотрудниками Проекта по земельной реформе исследование по линии USAID показало, что фермеры в основном довольны земельной реформой и считают, что она прошла справедливо.

Колхоз «Москва» - один из самых крупных и богатых хозяйств южного региона, - оказался, можно сказать, последним бастионом противников земельных реформ, и его сельским реформаторам пришлось «брать боем». В трехлетнем противостоянии, сопровождавшемся драками между желавшими сохранить колхоз крестьянами и сторонниками реформ победили последние. Из этой долгой и сложной эпопеи достаточно выделить то, что сельчанам, требующим положенные им по закону земельные наделы, пришлось организовать марш по улицам Бишкека и впервые за всю историю страны пикетировать Белый дом. Это произошло еще во времена президентства Аскара Акаева.

Бывший председатель колхоза Адылжан Мамытов и теперь руководит этой территорией, только уже в качестве главы сельской управы. Он с грустью вспоминает годы, когда на огромной территории в несколько тысяч гектаров «всегда и всего хватало». Главное – колхоз давал очень высокие показатели урожайности, считался миллионером. Правда, большинство колхозников жаловались, что от этого их жизнь не становилась лучше, сытно жилось лишь руководителям хозяйства и их приближенным. Это и стало одной из главных причин затеянных в те годы реформ. «Крестьяне должны стать реальными хозяевами земли», звучало тогда с высоких трибун.

В результате расформирования вышеназванного колхоза сельчане получили от 17 соток до полутора-двух гектаров земли, в зависимости от количества членов их семей. Из-за разногласий между руководством и членами созданных фермерских хозяйств и кооперативов последние стали постепенно распадаться, что привело к возникновению сотен частных фермеров. Огромные поля, длина которых местами превышала два километра, теперь поделили на грядки аналогичной длины. При этом каждый стал сеять то, что он считает нужным. И теперь крестьянам не хватает воды, потому что нарушены как ирригационные системы, так и соответствующие нормы. Случается, один польет свои бобовые культуры, а сосед не может культивировать хлопчатник, так как трактор не может заехать на поле. Такие проблемы нередко разрешаются в ходе драк или, в лучшем случае, словесных перепалок.

Не хватает также и минеральных удобрений, потому что не каждый может себе позволить их приобрести. Если раньше удобрениями обеспечивали централизованно с колхозного склада, то теперь каждый фермер вынужден ехать за ними за десятки километров в центр области или к границе с Узбекистаном, откуда удобрения завозятся контрабандным путем. Если даже крестьянин сумел привезти селитру, минуя различные посты, то теперь он должен вскармливать землю вручную – редкие теперь трактористы не поедут к нему из-за малого объема работы. Потому что оплата труда тракториста не может покрыть даже его расходы на горюче-смазочные материалы (ГСМ), которые тоже стали головной болью сельчан.

По данным Министерства сельского хозяйства Киргизии, в аграрном секторе страны на две трети уменьшилось использование минеральных удобрений, и на 40 процентов - средств защиты растений. Три-четыре года назад автор этих строк не раз был свидетелем, когда на коллегиях местных администраций даже высокопоставленные чиновники требовали от таможенных и правоохранительных органов региона «не трогать» крестьян, которые контрабандным путем завозили в республику минеральные удобрения и ГСМ из соседнего Узбекистана. «Пока мы не построим свой собственный завод минеральных удобрений, у нас нет другого выхода, как закрывать глаза на это», - примерно так говорили они. Однако разговоры о строительстве завода так и остались пустыми словами. А соседи существенно ужесточили приграничный режим, что привело к сокращению объемов «разрешенной контрабанды».

Не лучше обстоят дела и в других сферах сельхозотрасли. «Практически невозможно стало бороться с вредителями, - говорит бывший председатель колхоза А.Мамытов. – Потому что одни находят деньги на ядохимикаты против вредителей, а другие нет. Сегодня одни протравят их, а завтра вредители перекочуют к ним с соседней плантации, хозяин которой не нашел денег на химикаты».

Тем не менее, число людей, решившихся записаться в члены фермерских хозяйств, теперь имеет тенденцию к росту. Но именно «записаться», так как многие сельчане все еще не желают по настоящему объединяться в крупные хозяйства, боясь оказаться в зависимости от руководителей, которым они не доверяют. «В нашем хозяйстве числятся около тридцати семей, - сообщает руководитель одного из крестьянских хозяйств Асан Борбугулов. – Однако многие из них приходят ко мне, лишь чтобы сдать полученный урожай, так как самостоятельно продать полтонны хлопка-сырца не могут. Я сдаю собранный урожай на переработку и рассчитываюсь с людьми по факту сбыта продукции». По словам Борбугулова, люди не могут объединиться еще и потому, что земельные наделы близких людей и родственников находятся на разных полях, расположенных далеко друг от друга.

Раздробленность хозяйств отрицательно влияет и на количество сельскохозяйственной техники – не каждый фермер может позволить себе купить трактор. Как сообщило руководство Минсельхоза на пресс-конференции 21 февраля в Бишкеке, сегодня в стране каждый трактор обрабатывает 350 гектаров земли, что вдвое больше, чем в 1990 году. При этом почти вся сельскохозяйственная техника эксплуатируется свыше пятнадцати лет, а некоторые машины - более двадцати.

«За последние десять лет пополнение парка производилось в основном за счет грантов правительства Японии и Китая. В КНР закуплено 1205 тракторов. На возвратные средства японских грантов из России поставлено 70 комбайнов. Ведутся переговоры по организации сборки белорусских тракторов в республике», - цитирует источника в министерстве ИА 24.kg.

По данным координатора Главной государственной технической инспекции по Джалалабадской области М.Асанова, в прошлом году из имеющихся 363 зерноуборочных комбайнов удалось отремонтировать лишь 249, остальные пережили свой амортизационный период в два-три раза. «Такая же ситуация наблюдается и в случае с культиваторами, сеялками и другими видами техники», - говорит Асанов. Следует отметить, что сельхозтехника, поступающая из-за рубежа по различным каналам, теперь выдается на основе тендера, и покупать ее имеют возможность только самые сильные кооперативы или крестьянские хозяйства. Такое положение дел должно, по мнению специалистов, дать толчок к укрупнению сельскохозяйственных субъектов.

По официальным данным, из-за отсутствия необходимой техники и плохой организации кампании в Джалалабадской области невспаханными остались почти сорок процентов земель. Но сами дехкане на местах склонны думать, что эта цифра «может быть намного выше».

Пока трудно сказать, к каким еще последствиям приведет внедрение в сознание крестьян «чувства хозяйственника». Но многие сельчане сходятся во мнении, что «хуже не будет». Миграционные процессы, которые, по оценкам экспертов, уже напрямую угрожают безопасности страны, охватили и киргизские села. Люди уезжают. Табаководство и хлопководство страны пришло в упадок. Если крестьяне еще как-то надеются на повышение цен на хлопок-сырец и продолжают сеять эту культуру, то про табак они и думать не хотят. Из-за низкой урожайности и та и другая продукция уже несколько лет с трудом покрывают расходы дехкан. Большинство табаководов давно осваивают табачные плантации соседнего Казахстана, продавая свой дешевый рабский труд тамошним фермерам. Ко всему добавилось и падение цен на мировом рынке.

По словам частного фермера из Ноокенского района Абдурашида Убайдуллаева, сегодня расходы на выращивание одного гектара хлопка превышают двадцать тысяч сомов (около 500 долларов). А доходы, которые дехкане обычно получают к весне, могут составить в лучшем случае, на 400-500 долларов больше. Но эти средства нужно будет вкладывать в урожай нового года. «Эта карусель уже надоела всем. Получается, мы весь сезон работаем почти впустую», - жалуется он. - Последние годы, особенно летом, люди «пачками» уезжают в Россию, ежедневно село теряет по пять-десять человек». Абдурашид знает, что, даже работая дворником, в России он за месяц может заработать столько, сколько он зарабатывает за весь сезон, который длится в этих краях девять месяцев. Но любовь к земле, да и семейные обстоятельства не позволяют ему покидать родные места.

Пока же Абдурашид берет в аренду земли у тех, кто уезжает. Его радует то, что многие люди, не желающие обрабатывать свои наделы, уже не просят денег за временное пользование их землями. Все чаще люди просят заплатить в качестве платы за аренду земельные налоги и социальные отчисления. При этом еще три-четыре года назад арендная плата одного гектара урожайной земли, близкой к ирригационным системам, составляла около 8-10 тысяч сомов (более двухсот долларов). «Земля обесценивается, неиспользованными ежегодно остаются сотни гектаров, - говорит А.Убайдуллаев. – Имей на то возможности, я бы создал крупный кооператив и дал бы людям работу здесь, в селе».

Данные по пустующим сельхозугодиям в масштабе области удручают. В своем интервью газете «АГРОпресс» губернатор области Искендербек Айдаралиев сообщил, что в прошлом году в регионе не использованными остались более 22.200 гектаров пашни. Следует отметить, что, по словам губернатора, почти 168 тысяч гектаров, находящихся в обороте, составляют всего девять процентов земель региона, пригодных к использованию в сельском хозяйстве.

Как сообщили ИА «Фергана.Ру» в департаменте аграрного развития области, снижаются показатели и по использованию земель Фонда перераспределения, то есть, площади, оставленные на государственном резерве и стоящие на балансе местных властей. Так, из более 43 тысяч гектаров площадей, имеющихся в Фонде перераспределения по области, в 2006 году не дождались своих арендаторов около 19 тысяч гектаров. По словам одного из бывших глав сельской управы, еще несколько лет назад за эти земли люди дрались в буквальном смысле. «Эти земли доставались тем, кто мог отстегнуть энную сумму в карман местных чиновников или кто сам являлся чиновником», - сказал наш анонимный собеседник.

Нам не удалось добыть данные по другим регионам страны. Однако пример Джалалабадской области уже дает основания назвать, по крайней мере, не актуальными, если не абсурдными намерения Минсельхоза страны восстанавливать в 2007 году более тридцати тысяч гектаров сельскохозяйственных угодий. Об этом заявил на пресс-конференции в Бишкеке директор департамента водного хозяйства Министерства сельского, водного хозяйства и перерабатывающей промышленности Баратали Кошматов. По его словам, в 2006 году силами специалистов ведомства и местных администраций улучшено 22 тысячи гектаров, которые находились в заболоченном или засоленном состоянии. «На реализацию планов 2007 года требуется около 85 миллионов сомов (более $2 млн. - Прим. ред.) , думаю, в этом нас поддержат правительство, парламент и доноры», - цитирует директора департамента ИА 24.kg.

Надо сказать, что еще прежняя, акаевская власть в свои последние годы на различных уровнях часто говорила о необходимости укрупнения сельскохозяйственных субъектов. Однако местные наблюдатели и эксперты называли это «очень сложной задачей». По мнению Улугбека Абдусаламова, занимавшегося проблемами сельского хозяйства, будучи партийным работником, «объединять людей добровольно в крупные хозяйства сейчас невозможно».

- В условиях, когда многие годы людям прививали ценности индивидуализма, а в обществе пустили глубокие корни всеобщее недоверие ко всему, друг к другу, люди не пойдут на объединение, - говорит У.Абдусаламов. – По сути это означает необходимость проведения очередных реформ. Но прежде государство должно определиться в том, куда оно пойдет в этом направлении, и проводить целенаправленную работу. Но, боюсь, что государство теперь не обладает достаточными человеческими и материальными ресурсами для этого.

Судя по недавнему выступлению нового премьер-министра страны Азима Исабекова во время встречи президента Курманбека Бакиева с руководителями областей, районов и городов, рассчитывать на комплексное решение проблем села пока не приходится. В своем выступлении глава недавно образованного правительства поделился своим видением основных задач, стоящих перед органами исполнительной власти. И сельскому хозяйству, в котором сейчас трудится около 60 процентов населения страны, в выступлении премьера нашлось не много места.

В частности, премьер говорил о необходимости улучшать качество выпускаемой продукции, решить вопросы специализации регионов, опираясь на конкретные условия. «В Баткене - фрукты, на Иссык-Куле - туризм, в Нарыне - животноводство и так далее. Если будем развивать приоритетные отрасли в каждом регионе, то в итоге получим больший и лучший результат, - говорил премьер-министр. - Но если мы повышаем производство хлопка, риса и табака в Ошской области, то при этом понятна необходимость повысить производство зерна и картофеля в других регионах».

Касаясь собственно сельского хозяйства, глава правительства сказал: «В этом году весна пришла рано, и нам необходимо добросовестно организовать весенние полевые работы. В республике не должно остаться неиспользованных пахотных земель». Только и всего.