19 Август 2019



Новости Центральной Азии

Ликвидация исторической безграмотности. Арминий Вамбери - дервиш из Будапешта

09.02.2007 18:31 msk, В.Дубовицкий (Душанбе)

История

А.Вамбери в костюме дервиша. Тегеран, 1864 год
А.Вамбери в костюме дервиша. Тегеран, 1864 год
Девятнадцатый век, наверное, последний в истории век, в течение которого на нашей планете совершались захватывающие дух географические открытия. Земля уже была вся пройдена и «в общих чертах» известна. «Белые пятна» оставались лишь в глубинах великих материков. И их «стирали» отважные, самоотверженные люди, беззаветно преданные науке - Д.Левингстон, Н.М.Пржевальский, А.Гумбольт и десятки других путешественников многих национальностей. Весточки об их пути сквозь пустыни и джунгли ловили репортёры всей планеты: считалось большой удачей опубликовать на страницах газеты даже предположения какого-либо «специалиста» о судьбе экспедиции, её возможном исходе и т. д. Возвращавшихся на родину, нагруженных огромными коллекциями учёных встречал триумф - приёмы у высочайших особ, награды, слава. Но не будем забывать, что это были экспедиции, в которых помимо самого исследователя участвовали десятки и даже сотни людей: проводники, охрана, носильщики, погонщики и т.д. Как правило, такое научное, а часто и разведывательное предприятие хорошо финансировалось, а за спиной у исследователей стояли мощные державы. Но были и другие путешественники.

«Один страстный краниолог (ученый-антрополог, изучающий черепа. – прим. автора) выступил с предложением поручить мне привести с собой несколько черепов, чтобы сравнить их с мадьярскими; но граф Дёссевори (Президент Венгерской Академии) возразил ему на это: "Прежде всего пожелаем нашему сотруднику привести в цельности свой собственный череп; так он лучше всего исполнит наше поручение"». Вряд ли какого-то другого исследователя в 60-х годах позапрошлого века провожали столь оригинальным напутствием. Так уходил в своё знаменитое путешествие по Средней Азии замечательный венгерский ориенталист Арминий Вамбери.

Много позже о нём скажут – «его жизнь была похожа на сказку, и веет от неё фантазией старых романистов, поэтов Востока». Жизнь Вамбери действительно была полна сказочно интересных событий, сказочных превращений и сказочных лишений и трудностей! Пожалуй, последних на его пути было больше всего. Но голод и лишения для юного Арминия были лишь фоном его упорной и плодотворной учёбы. Десятилетний Арминий, рано потерявший отца, был отдан сначала в еврейскую религиозную школу, затем два года учился в родном городе Сен-Георген в школе католического монашеского ордена пиаристов, вслед за тем - в колледже бенедиктинских монахов, в протестантском лицее, снова в коллегии пиаристов.

А.Вамбери. «Путешествие по Средней Азии» (файл открывается в новом окне)
Итогом трудной и упорной учёбы стала феноменальная лингвистическая образованность: в двадцать два года А.Вамбери свободно владеет семью языками: венгерским, немецким, итальянским, французским, словацким, ивритом и латынью. «Затем к семи языкам, которые я знал раньше, постепенно прибавились ещё испанский, датский и шведский... Вместе с тем для меня открылся источник новых наслаждений: мне стали доступны Кальдерон, Лопе де-Вега. Андерсен, Тянер и Аттербам. В то же время я делал большие успехи в турецком языке...»

Но по-настоящему Вамбери увлекли восточные языки - арабский, фарси: «Последним я увлекся особенно сильно, поддавшись обаянию персидской поэзии... У меня появились новые кумиры – Саади, Джами и Хакани. Понятно, что и эти поэты стоили мне не одной бессонной ночи...»

Молодого человека всё больше манит Восток. Наконец, в мае 1857 года А.Вамбери отправляется в Константинополь. В его кармане - 120 флоринов, заработанные учительством и перспектива умереть с голода на чужбине. Но в Константинополе на юного полиглота из Венгрии очень быстро обратили внимание как круги турецкой интеллигенции, так и европейский дипломатический корпус. Вамбери обучается в медресе, принимает участи в религиозных диспутах. Его приглашают преподавать историю, географию, европейские языки в семьи турецких политических деятелей, он становится частым посетителем литературных вечеров в доме Рифат-паши - бывшего министра иностранных дел Турции. Свободный доступ во все круги турецкого общества даёт возможность молодому ориенталисту не только использовать уникальные исторические источники из библиотеки медресе и частных лиц, но и наблюдать политическую и общественную жизнь страны в переломный период выхода мусульманского мира из самоизоляции.

Дервиш-филолог А.Вамбери
Дервиш-филолог А.Вамбери
В 1858 году А.Вамбери издаёт в Константинополе свой первый "печатный" труд - немецко-турецкий карманный словарь на четырнадцать тысяч слов. Словарь стал первой немецкой книгой, изданной в Турции. Молодой ориенталист становится постоянным корреспондентом нескольких немецких и австро-венгерских газет. В 1861 году Венгерская Академия наук избирает Вамбери своим членом-корреспондентом. В этом же году он возвращается на родину, и просит у руководства Академии помощи в организации путешествия в Среднюю Азию. Основной целью поездки должен стать поиск прародины венгерского языка на Востоке. Предложение А.Вамбери вызвало у венгерских ориенталистов огромный интерес, но Академия не располагала достаточными средствами и смогла выделить лишь тысячу флоринов. Но скудость суммы не смутила путешественника, хотя, как позднее писал он сам, «...будь во мне больше рассудительности, я, вероятно, отказался бы от многих своих предприятий...» Но рассудительность и недостаток средств, как при поездке в Константинополь, были удачно заменены страстью к исследованиям, молодым задором и привычкой к лишениям.

В том же 1861 году Вамбери отплывает сначала в Турцию, а затем с караванами отправляется через Сирию и Ирак до Тегерана. Здесь, остановившись в турецком посольстве, он совершает несколько научных поездок по южному Ирану, во время которых и происходит, как он сам вспоминает, его «постепенное превращение в дервиша». Он находит, что рубище члена одного из суфийских орденов, накшбанди - самая лучшая охранная грамота и «заграничный паспорт» для проникновения в туркменские степи, Бухару и Хиву.

И вот «дервиш» из Турции, Рашид-эфенди, присоединяется к группе паломников идущих на поклонение святым местам Бухары и Самарканда.

Трудно до конца представить всю сложность такого перевоплощения для члена-корреспондента европейской Академии, высокообразованного человека, всего несколько месяцев назад выбиравшего между предлагаемой ему карьерой дипломата и наукой! Вот как вспоминает об этом сам Вамбери: «...обыкновенно по ночам, когда все кругом засыпали, я начинал упражняться в физиогномии, стараясь повторить возможно точнее выражения лица, взгляды и жестикуляцию, подмеченные мной днём у моих спутников. Человеческая способность к перевоплощению и усвоению чужих манер и жестов так велика, что через каких-нибудь два месяца я был по внешнему виду, манерам и разговору самый настоящий «хаджи», и у простых туркмен великолепно сходил за кокандца или кашгарца».

Опасение быть разоблачённым заставляло Вамбери пускаться на различные ухищрения: «Зная, например, за собой привычку размахивать руками при разговоре, что на Востоке не дозволяется, я, из боязни выдать себя, прибег к насильственным мерам, т.е. подвязал себе руку, сказав всем, что она у меня болит,- и рука скоро отвыкла от непроизвольных движений. Я остерегался есть что-нибудь лишнее на ночь, боясь, что обременённый желудок нагонит тяжёлые сны, и что я во сне заговорю, пожалуй, на каком-нибудь европейском языке... мне приходили только на ум слова одного из моих спутников, который однажды утром пренаивно заметил мне, что я храплю совсем не так, как храпят жители Туркестана, на что ему кто-то поучительно заметил: «да, так храпят в Константинополе!».

Опасения путешественника за свою жизнь не кажутся чрезмерными если вспомнить печальную судьбу, постигшую за несколько лет до этого англичан Стотторда и Конноли, казненных в 1842 году за шпионаж в Бухаре, Адольфа Шлигентвейна, казненного из-за подозрений в том же грехе в 1857 году в Кашгаре и многих других европейцев, проникших в ханства Средней Азии и сопредельные страны.

Об огромных лишениях, перенесённых на пути по Бухарскому и Хивинскому ханствам, А.Вамбери упоминает скупо, но и того, что сказано, достаточно, чтобы представить все его тяготы: «...недостаток питьевой воды причинял нам неимоверные страдания. От жары начала трескаться кожа, зрение отказывалось служить. От восьми часов утра и до трёх или четырёх после полудня мы чувствовали себя будто в пекле... Вследствие хромоты я при ходьбе опирался правой рукой на палку, и на одном переходе рука у меня так распухла, что я промучился несколько дней подряд. Но, в общем, в смысле здоровья я чувствовал себя всё время превосходно и это казалось тем более удивительным, что недопечённый хлеб с большой примесью песка, - лучшего в степи нельзя было достать, - был, разумеется, не совсем удобоваримый. Я могу приписать это только постоянному пребыванию на свежем воздухе и известному нервному подъёму...»

И все же Арминий Вамбери упорно шел к цели. На страницы рукописного Корана, висевшего на груди «дервиша», ложились строчки научных записей, о языках и народах, истории и географии Туркмении, Бухары, Хивы, Коканда. И хотя написаны они были арабской графикой, прочесть их мог лишь сам писавший, так как это был... венгерский язык.

В Самарканде Вамбери побывал во многих мавзолеях и дал подробную характеристику архитектуре памятников Самарканда, Бухары и Хивы. Он оставил очень интересные и подробные описания среднеазиатских городов, их планировки, истории застройки. Собранные в Средней Азии наблюдения легли в основу книг «Путешествие по Средней Азии», «Очерки Средней Азии», «Очерки Бухары или Трансоксании», «Жизнь и приключения Аминиуса Вамбери, описанные им самим», «Моя жизнь». Здесь перечислены лишь те работы А.Вамбери, которые были переведены и изданы на русском языке, всего же его перу принадлежит восемнадцать научных работ и несколько сотен публицистических статей на английском, немецком, венгерском и других европейских языках.

Трёхлетнее путешествие в Среднюю Азию закончилось в мае 1864 года. А.Вамбери, весьма холодно встреченный в родной Венгрии, где не смогли по достоинству оценить всю грандиозную научную ценность его исследований, уезжает в Лондон. Здесь он находит восторженный приём и внимание, как научных кругов, так и правительства Великобритании.

Англичане, упорно старавшиеся расширить границы «жемчужины короны» своей империи Индии, живо интересуются свежими и подробными данными по Средней Азии, которую как раз начинает активно присоединять Россия: именно весной 1864 года русские войска начинают кампанию в нынешнем южном Казахстане по соединению двух пограничных линий - Сибирской и Оренбургской, отстоящих друг от друга на 700 верст. Именно с этой операции и началось активное присоединение Средней Азии к России, продлившееся тридцать один год, и завершившееся в 1895 году установлением границы на Памире. Именно этим и объясняется то особое положение Вамбери, которое он занимает во внешней политике Великобритании - постоянного «нештатного», но очень авторитетного консультанта по делам Средней Азии. Каждое его публицистическое выступление по среднеазиатским вопросам в английской, немецкой или венгерской прессе вызывало десятки откликов едва ли не во всех европейских странах. Недаром в доброй половине томов (а их 594) замечательного свода источников по Средней Азии – «Туркестанского сборника», хранящегося в фонде редкой книги и рукописей библиотеки имени Алишера Навои Ташкента, содержатся работы А.Вамбери, рецензии и отклики на его труды.

Арминий Вамбери окончил свой жизненный путь в 1913 году, увенчанный славой ориенталиста с мировым именем. Особенно известны его труды по тюркской филологии - они до сих пор составляют золотой фонд языковедения. До последних дней своей жизни этот ученый продолжал живо интересоваться историей и этнографией Средней Азии: автору этих строк известна переписка Вамбери с «патриархом туркестановедения» Н.П.Остроумовым, сохранившаяся в личном архиве последнего и относящаяся к 1905-1912 годам.

Таков был жизненный путь этого замечательного человека, вписавшего славную страницу в историю мировой ориенталистики.

* * *

Об авторе: Виктор Дубовицкий - доктор исторических наук, эксперт ИА «Фергана.Ру». Живет в Душанбе, Таджикистан.