21 Август 2019



Новости Центральной Азии

Школа молодого автора: Минимум дидактики, максимум практики

20.12.2006 16:48 msk, Н.Зотова

Наука Россия

Известный российский ученый, руководитель отдела стран СНГ Института востоковедения РАН, директор Образовательно-исследовательского и издательского центра «Вестник Евразии» Сергей Алексеевич Панарин рассказывает о созданной им Школе молодого автора.

Школа молодого автора была создана в 2002 году по двум причинам. Первая была связана с необходимостью компенсировать тот кардинальный недостаток вузовского образования, который существует в России. А именно - отсутствие обучения искусству написания научного текста. Раньше проблема решалась, в основном, научными руководителями, но в новые времена, когда научные руководители были озабочены выживанием и необходимостью работать в десяти местах, эта практика отпала, и студенты, приходя в науку и становясь аспирантами, не знали элементарных вещей о том, как делать текст.

Вторая причина - частная и практическая, она заключалась в том, что для выживания журналу «Вестник Евразии» необходимо было получить грант. Журналу как таковому грант никто давать не хотел, поэтому в нашу деятельность был введен образовательный компонент. Грант был получен, что, с одной стороны, позволило сохранить журнал, а с другой - открылись новые и неожиданные перспективы, о которых я не предполагал, когда начинал создавать Школу молодого автора. И эти перспективы значительно шире, чем просто написание текстов.

Европейская и Сибирская школы

Школа молодого автора была поначалу учреждена в общероссийском формате. Но мы сразу разделили ее на две ветви, так как собирать участников со всей огромной России в одном месте было трудно. Поэтому было решено разделить Школу на Европейскую и Сибирскую.

Организация Сибирской школы легла на Виктора Иннокентьевича Дятлова, и неизменно проводилась под Иркутском. Европейской Школой занимаюсь я, и она тоже всегда проводилась в одном месте - на Даче Кочубея в городе Пушкин под Санкт-Петербургом. С момента запуска этого проекта состоялось пять Европейских школ и четыре Сибирских.

Надо сказать, что при отборе участников Школ мы применяем «дискриминацию» по отношению к высокоразвитым в научном и образовательном плане городам. Стараемся не принимать жителей Москвы. За все годы работы Школы в ней приняли участие только три коренных москвича. Как правило, принимаются заявки тех, кто приехал в столицу на учебу. Людей из Санкт-Петербурга мы берем охотнее, не в последнюю очередь потому, что город Пушкин находится рядом, и если у кого-то из участников возникают проблемы с приездом, мы можем быстро найти ему замену.

Региональные школы

На последнем заседании первой Сибирской школы участницы из Томска предложили организовать региональную школу для студентов Западной Сибири. Они решили работать самостоятельно, используя наши методики. Мы пошли им навстречу, и в результате появилась так называемая Региональная школа. В чем состоит ее принципиальное отличие? Европейская школа - выездная, длится семь дней. А региональные школы, за исключением первой томской, проводятся на местах, на базе какого-нибудь университета. Чаще всего это Томский университет. Занятия в Школе длятся четыре-пять дней.

Конечно, эффект от Региональных школ ниже из-за того, что люди не вырваны из круга своих повседневных забот и обязанностей. Но, с другой стороны, их проведение обходится дешевле, что позволяет более широко распространять по стране методику преподавания. Региональные школы проводились в Томске, Улан-Удэ, Горно-Алтайске, Архангельске, Ульяновске, Самаре, Тюмени, Владивостоке.

В проведении большинства Школ я принимал участие либо в качестве преподавателя, либо - наблюдателя. Уже после первой и второй Школ образовался свой штат преподавателей, среди которых были и наши выпускники. Так, лекции по речевому оформлению научного текста, то есть тому, что связано со стилистикой и грамотностью, с 2003 года постоянно читает Наталья Дидковская, кандидат культурологических наук и доцент Ярославского педагогического университета. Это блестящие авторские лекции, которые невозможно воспроизвести. Также у нас постоянно работает Надежда Липатова из Ульяновского университета.

В Сибири у нас тоже сложилась своя команда. Те девушки из Томска сначала работали у нас, а затем они создали собственный проект и учредили центр «Контекст», задача которого - облегчить молодым ученым вхождение в науку. Это решение институциональных задач, что также полезно. В центре учат искусству написания заявок на гранты, каким-то тонкостям. Один практический пример. Томский университет каждый год выпускал сборники работ студентов и аспирантов. К сожалению, качество этих работ в плане формы было удручающим. И сотрудница Центра Наталья Форрат дважды проводила мини-школы с редакторами, специально формировалась редколлегия, которая готовила более качественные сборники.

Читателям «Ферганы.Ру», вероятно, будет интересно узнать, что мы проводили Школу и в Оше - в 2005 году, на базе Ошского государственного университета. Ее провел Виктор Иннокентьевич Дятлов, и остался очень доволен, в первую очередь, отношением людей к делу. Публика там очень благодарная. Жаль, что не удалось дать материал в полной мере, так как В.Дятлов проводил там Школу один, и ему было тяжело. Тем не менее, все остались очень довольными участием в таком проекте, и к нам поступают заявки с просьбами организовать что-то подобное еще раз. Теперь Школу хотят провести в Бишкеке.

Содержание и методика занятий в Школах

В работе Школ мы руководствуемся двумя основными принципами. Первый - обучающее участие. Второй - обучение искусству написания своего текста через редактирование чужого.

Система заданий, которые мы даем, связана с редактированием чужого текста. Большинство заданий строятся на основе тех текстов, которые поступили в редакцию журнала «Вестник Евразии», но еще не опубликованы.

Последним заданием, которое мы обязательно предлагаем на общих Школах, является коллективное редактирование текста товарища. Мы делим 24 участника на четыре группы по шесть человек. Четыре группы – четыре работы, которыми мы обмениваемся. Эта методика была впервые применена на первой Европейской школе, и ее результаты неожиданно оказались очень весомы. Честно говоря, я никогда не предполагал, что коллективное редактирование возможно. Оказалось, что это не только возможно, но и продукт получается очень качественным. После этого мы стали постоянно применять такую методику. Ставим перед участниками задачу понять особенности текста, стараясь избежать ситуации, про которую авторы говорят: «глаз замылился», и задача успешно решается. Тем более что это задание предлагается последним, когда все участники Школы стали товарищами, поэтому тексты для них уже не чужие.

Еще один наш принцип - минимум лекций. Я формулирую его так: «Минимум дидактики, максимум практики». Первая лекция посвящена структуре научного текста. За эталон берется принцип структурированного текста, применяемый в западных научных журналах. В этом плане особенно выделяется англо-американская научная школа, а также французская. С немецкой системой я менее знаком, но предполагаю, что там это тоже есть. В нашей научной практике этот принцип почему-то не применяется. Скажем, в первой части научного текста, статьи, в так называемом введении, - у нас нет устоявшейся четкой системы того, что там должно быть. Постановка задачи должна быть обязательно - таков международный стандарт. Во введении, к примеру, должно быть сказано, из чего состоит статья, из каких частей, о чем пойдет речь в той или иной ее части. Также чисто этический принцип - наличие благодарностей. То есть, того, чем у нас до сих пор традиционно пренебрегают.

История изучения вопроса в наших публикациях присутствует. Но проблема в том, что статья может быть небольшой по объему, и тогда ее автор встает перед неразрешимой, как ему кажется, дилеммой – «если у меня всего 12 страниц, то как в таком случае писать историю вопроса, что же это будет?» Надо уметь выбрать самый главный вопрос, проблему, вокруг которой развернулись все дискуссии. И коротко определить свою позицию по ней. Вариантов решения этой задачи множество.

Первое задание Школы обычно такое – мы даем текст, некую статью из журнала. Из статьи убираются имя автора и заглавие, участникам предлагается озаглавить статью и разбить ее на части. В российских научных публикациях зачастую идет сплошной текст, что является большой бедой. Тем не менее, в журнале «Вестник Евразии» вообще не бывает статей, которые не разделены на части, хотя бы цифрами, а еще лучше - подзаголовками. По этому поводу существует железное правило.

Следующее занятие мы проводим по научному аппарату, а это - ссылки и их типы, почему их следует различать. Ведь в зависимости от типа ссылок возникают разные требования к оформлению материала. С данным заданием участники справляются лучше, чем с остальными, поскольку это им знакомо. Еще одно занятие посвящено речевому оформлению.

Вот это и есть три кита, на которых построена методика наших Школ. А дальше все зависит от времени. Если оно позволяет, проводим практическое занятие для аспирантов на тему способов написания реферата. Если состав участников сильный, можем дать задание, которое, как правило, самое неуспешное: это написание резюме собственного или чужого текста, - работа, которая составляет огромную проблему для слушателей, и до настоящего времени случаи успешного выполнения этого задания единичны. Тем не менее, я всем пытаюсь доказать, что «если вы не можете кратко изложить то, что вы написали, значит, вы написали плохо». То есть, плохо представляете логику своего изложения. Мы проводили также и занятия по написанию рецензий. Полученные знания могут пригодиться и при подготовке делового текста, и при составлении сухого отчета, причем в самых разных областях жизни, необязательно научной.

Все задания у нас выполняются коллективно. Этот принцип я позаимствовал у одной из западных школ, в которой сам принимал участие. Это очень эффективная форма взаимодействия, она позволяет достичь быстрых результатов, а также дает людям возможность лучше раскрыться. Иногда это приводит к драматическим коллизиям, вплоть до распада групп. Но в большинстве случаев после бурных дискуссий люди приходят к согласию. Кроме того, группы за несколько дней так сплачиваются, что после окончания Школ дружеские привязанности сохраняются.

Состав слушателей

В слушатели Школы принимаются люди не старше 31 года. Можно выделить три категории участников Школ: студенты, чаще старших курсов (однако, был случай, когда у нас участвовала школьница), аспиранты, молодые преподаватели и исследователи. Как правило, наиболее интересные и содержательные заявки поступают от студентов. Наименее интересные в плане содержания - от преподавателей. В данном случае совершенно четко видно, что преподавателям уже «голос поставили», и эти устои нужно, в некотором смысле, ломать. Студент же еще более-менее свободен. Мы стараемся обеспечивать широкое региональное представительство. Особенно это удается в Европейской части, поскольку здесь нет такого безусловного лидера, как Томск. Большинство областей Европейской России были представлены на Школах. Более того, у нас были участники из некрупных городов, таких, как Таганрог, Шуя, Набережные Челны и так далее.

Как попасть в Школу

При подаче заявки на участие в Школе теперь используется стандартная анкета. А раньше кандидаты писали резюме. В них они настолько раскрывались, что это было очень интересно. На основе анализа пятисот резюме наша сотрудница Наталья Форрат опубликовала блестящую статью «Способы самопрезентации молодых ученых». Кроме того, необходимо предоставить рекомендацию научного руководителя или выпускника Школы. А самое главное - это тезисы авторского текста. Победители нашего конкурса должны привезти с собой авторский текст объемом не менее восьми страниц. Это главная визитная карточка, с которой мы работаем.

Практические результаты

За пять лет существования Школы в журнале «Вестник Евразии» опубликовано пятьдесят статей молодых авторов. То есть, в среднем публиковалось по десять статей в год. Таким образом, мы ввели в московское издание с полсотни новых авторов. Кроме того, на Европейской школе у слушателей возникла идея по изданию собственных текстов с учетом всего того, чему их научили. Так родилась идея альманаха, который называется «Евразийское пространство глазами молодых, или новое поколение о...» Далее идут рубрики, о чем. Они делали альманах сами, и я не вмешивался. Единственно - мы назначали редколлегию, поскольку наше наблюдение за участниками в течение недели позволяло определить тех людей, которые будут работать в науке и дальше.

Вышло два альманаха за 2002 и 2003 годы, состоящие из двух частей - Европейской и Сибирской. Сейчас я получил объединенный альманах за 2004 и 2005 годы, к нему, видимо, будет присоединен альманах и за 2006 год. Издание выйдет в первом квартале 2007 года. В этих альманахах опубликованы статьи, в общей сложности, еще восьмидесяти человек. Таким образом, всего Школу закончили четыреста человек, третья часть из них получила возможность публиковаться. Нужно отметить, что в журнале мы также платим гонорары авторам.

Кроме того, когда я начинал заниматься организацией Школ, я совершенно не ожидал появления некоторых эффектов. К примеру, возникновение широкой неформальной сети. Масса людей узнали друг друга. Мы стараемся, чтобы на Школах был максимально широким разброс специальностей. Кто только не принимал в них участие! Маркетологи, специалисты по рекламе, PR, историки, филологи, археологи, практически весь набор специальностей гуманитарного профиля, и даже действующий прокурор из Тувы. Единственно, не было философов.

У людей возникают не просто дружеские связи, они могут оказать какую-то помощь друг другу. На нашем сайте есть форум ШМА, можно проследить, как, например, участники сообщества политологов обращаются к людям и что им отвечают. Таким образом, кроме знакомств выпускники получают и некие институциональные возможности.

С удивлением я обнаружил, что главная задача Школы не в том, чтобы научить писать, а в том, чтобы внутренне освободить людей. И эта задача, иногда драматическим образом, но решается. На одной из Школ была ситуация, когда после круглого стола пришел молодой человек и сказал: «Что вы делаете? Почему вы позволяете разрушать мое мировоззрение?» Ему ответили, что существуют и иные взгляды на мир, и если вас это так смущает, подумайте о том, верны ли ваши варианты.

Моя глубокая убежденность состоит в том, что по-настоящему хороший текст пишется свободным человеком. Слушатели сами сформулировали эту максиму в 2003 году.

Школа молодого автора - это школа жизни. Более того, были и такие слова – «спасибо вам, что вы дали нам кусочек счастья». Я ломаю голову над таким сильным эмоциональным эффектом, которого я нигде более не видел. И не потому, что это моя Школа. Это ощущение братства, выключенности из повседневности, насыщенности жизни, - оно очень сильно. Поэтому я должен признать, что, не стремясь к этому, мы оказываем сильное психологическое воздействие.

Школа становится все более широко известной по неформальным каналам. Благодаря такой изустной рекламе и оказалось возможным проведение некоторых Региональных школ. Следствием популярности стал рост количества заявок. В 2005 году на Европейскую школу был большой конкурс - двенадцать заявок на место. На участие в Региональных школах конкурс значительно ниже.

В любом случае, мы будем продолжать программу. Если мне удастся получить новое финансирование, станет возможным проведение новых Европейской и Сибирской школ. Если нет, Школы будут региональными, и мы будем договариваться с вузами, чтобы они оплачивали труд преподавателей, проезд и проживание.

***

Об авторе: Зотова Наталья Александровна – шеф-редактор ИА «Фергана.Ру», кандидат исторических наук, научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН. Живет в Москве.