16 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Отмена цензуры в Узбекистане оказалась фикцией

11.06.2002 00:00 msk, Галима Бухарбаева

ИНСТИТУТ ПО ОСВЕЩЕНИЮ ВОЙНЫ И МРА, представительство в Узбекистане

Отмена цензуры в Узбекистане оказалась фикцией, считает Комитет по защите журналистов (CPJ).

Галима Бухарбаева для IWPR из Ташкента.

Отмена цензуры над СМИ, произошедшая в середине мая этого года в Узбекистане, по оценке Комитета по защите журналистов (CPJ) США, не повлекли позитивных изменений в узбекской прессе. «Это авторитарные реформы, авторитарного режима, который сохранил все другие механизмы давления на журналистов», - сказал Александр Лупис (Alexander Lupis) координатор программ CPJ для стран Европы и Центральной Азии, на пресс-конференции в Ташкенте 10 июня.

По данным CPJ, власти Узбекистана, упразднив предварительную цензуру, сделали предупреждение редакторам газет и журналов, радио и телевидения, что в случае появления в печати или в эфире нежелательного материала, они будут нести за это ответственность. Что в результате стимулирует появление самоцензуры, и естественно ограничивает, если не сводит на нет, значимость факта отмены цензуры.

Также по данным исследования CPJ, в Узбекистане продолжается тотальный контроль над СМИ и журналистами со стороны силовых ведомств, готовых задействовать все свои ресурсы – угрозы, преследования, вплоть до арестов и осуждения, для обуздания журналистов, пишущих критические материалы, поднимающие серьезные проблемы сегодняшнего Узбекистана.

Таким образом, по мнению CPJ, факт отмены цензуры скорее носит чисто декларативный характер и был предпринят не по собственной воле узбекского правительства, а под давлением ряда западных стран и их посольств в Узбекистане.

«Узбекское правительство понимает, что будет получать помощь и поддержку от западных стран в зависимости от того, как в Узбекистане будут соблюдаться права человека и проводиться реформы в области СМИ и поэтому пошли на отмену цензуры, но то, что происходит в реальности подрывает значимость этого шага», - сказал Питер Арнетт (Peter Arnett) член правления CPJ.

За одиночными случаями публикаций критических статей после отмены цензуры последовали наказания, в результате узбекская пресса практически не изменилась, осталась такой же как была во время работы цензоров.

Корреспондент газеты «Мохият», издающейся в Ташкенте, Дильмурод Саид был избит 24 мая группой хулиганов в присутствии милиционеров после опубликования в газете критической статьи о безработице в Узбекистане, о появлении все большего числа стихийных рынков труда (мардакор базаров).

«Когда меня избивали, стоящие рядом милиционеры говорили мне: «вот теперь будешь знать о чем писать, о чем молчать». Это прямое свидетельство того, что меня избили за опубликованную статью», - сказал Дильмурод Саид.

Журналист из газеты «Время и МЫ» Айсулу Курбанова сказала на пресс-конференции, что после отмены цензуры к ним в редакцию тут же поступили инструкции каких журналистов можно печатать, а каких нет, категорически отказано было в публикации независимым журналистам.

По достоверной информации, полученной из газеты «Мохият», главный редактор этого издания Абдукаюм Юлдашев несколько раз был вызван для беседы в аппарат президента Узбекистана после опубликования стихов народного поэта Рауфа Парфи (Rauf Parfi), который в течении 8 лет находится в опале, не имея возможность публиковаться в узбекской прессе, так как состоял в членстве в оппозиционной партии «Эрк» (Воля). Видимо после отмены цензуры газета «Мохият» решила, что может сама выбирать авторов для опубликования исходя не из политической конъюнктуры, а читательского интереса.

По словам представителей CPJ, во время встреч с должностными лицами Узбекистана, последние признавали факт существования проблем в СМИ, и в качестве оправдания говорили о том, что Узбекистан это молодое государство, что пока на этом этапе они не могут позволить себе иметь свободную прессу, что США и другим развитым странам мира потребовались столетия для строительства демократии.

Но по мнению CPJ, это аргументы и доводы нельзя принять как честные. По словам Питера Арнетта, Узбекистан за годы независимости смог перенять у развитых стран, не ожидая столетия, современные технологии, достижения науки и техники. «Узбекистан научился многому, что ему выгодно, но не хочет видимо учиться тому, что менее выгодно», - сказал Питер Арнетт.

В тоже время, по словам Александра Луписа, это «молодое государство» может тратить время и огромные ресурсы, чтобы оказывать давление на журналистов. «Суды, милиция, Служба национальной безопасности (СНБ), Государственный комитет по печати, они все тратят время и государственные деньги, чтобы наблюдать за журналистами, чтобы заставить их молчать», - сказал Александр Лупис.

По данным CPJ, Узбекистан является единственным государством в Европе и Центральной Азии, которое заключает в тюрьмы журналистов, в настоящее время 3 журналиста отбывают сроки наказания в местах лишения свободы.

Для улучшения ситуации в СМИ Узбекистана CPJ выработала ряд рекомендаций правительству страны, выполнение которых. По мнению CPJ может оказать благотворное воздействие на общую ситуацию в СМИ страны:

Немедленно освободить трех узбекских журналистов, находящихся в заключении за выполнение своих профессиональных обязанностей: Мухаммада Бекжанова (Muhammad Bekjanov) и Юсуфа Рузимурадова (Usuf Ruzimuradov) из запрещенной оппозиционной газеты «Эрк» и Маджида Абдураимова (Madjid Abduraimov) из республиканского еженедельника «Янги Аср» (Новый век).

Предоставить официальные гарантии того, что находящийся в изгнании руководитель независимого телевидения Шухрат Бабаджанов сможет вернуться в Узбекистан и будет возобновлена работа телестанции ALC в Ургенче.

Предоставить гарантии, что правительство прекратит использование зависимых судов с целью преследования независимых издателей, таких как газета «Ойна» из Самарканда.

Реформировать или упразднить Государственный комитет по печати и Межведомственную координационную комиссию (МКК), которые занимаются выдачей и отзывом лицензий. Правом на закрытие органов СМИ, по мнению CPJ, должен обладать только независимый суд.

По словам Питера Арнетта, у CPJ нет гарантий, что правительство Узбекистана примет и реализует в жизни предложенные рекомендации, «нам сказали, что наши рекомендации будут рассмотрены», - сказал Питер Арнетт.

Но по глубокому убеждению CPJ, строительство сильного, демократического государства невозможно без свободной прессы, и позитивные изменения в узбекском обществе произойдут только тогда, когда решения будут приниматься властями страны из собственных побуждений, а не под чьим бы то ни было давлением, как это произошло с «отменой цензуры».

Искренность намерений Узбекистана строить демократическое государство, по мнению CPJ, покажет время, и одним из индикаторов этого станет реализация рекомендаций Комитета по защите журналистов или же их полное игнорирование.

Галима Бухарбаева – директор проекта IWPR (Institute for war and peace reporting) в Узбекистане.