21 Сентябрь 2020



Новости Центральной Азии

Один - ноль в пользу Рахата Алиева. Его оппонент приговорен к году колонии

17.05.2006 15:33 msk, Андрей Гришин (Алма-Ата)

К одному году лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима приговорен полковник запаса Комитета национальной безопасности (КНБ) Казахстана Арат Нарманбетов. Приговор вынесен по иску Рахата Алиева, первого вице-министра иностранных дел Казахстана, а также мужа Дариги Назарбаевой - старшей дочери президента страны. Статья, по которой обвинялся А.Нарманбетов («Клевета»), предполагает максимальный срок лишения свободы в три года. В настоящее время Арат Нарманбетов находится под подпиской о невыезде, до тех пор, пока его дело не будет рассмотрено судом высшей инстанции.

Громкие заявления и разоблачения, которые ожидались во время судебного процесса, в итоге так и не прозвучали. Экс-глава КНБ Нартай Дутбаев и бывший первый зам. руководителя силового подразделения КНБ «Арыстан» Виктор Стороженко на заседания суда не явились, несмотря на то, что суд удовлетворил ходатайства ответчика о вызове обоих в качестве свидетелей. После того, как Н.Дутбаев проигнорировал и вручение повторной повестки, судья просто отменила удовлетворение ходатайств ответчика, требующего свидетельских показаний высокопоставленных силовиков.

Таким образом, обвиняемая сторона считает, что таким образом она лишилась двух наиболее весомых свидетелей, которые могли бы подтвердить или опровергнуть правоту Арата Нарманбетова, обвинившего зятя президента страны в непосредственной подготовке и участии в расправе над оппозиционным политиком Алтынбеком Сарсенбаевым и двумя его помощниками. Напомним, что суд сразу отказался вызывать для дачи показаний в качестве свидетеля саму Даригу Назарбаеву. В своей нашумевшей статье «Дежа вю» Дарига Назарбаева сообщала, что у главы КНБ (до отставки) была версия о причастности к убийству одного из родственников президента, с которой он приходил на доклад к Нурсултану Назарбаеву. Затем суд также отказался вызвать в качестве свидетеля начальника ГУВД Алма-Аты Калмухамбета Касымова.

Еще один внезапный отказ в уже удовлетворенном ходатайстве прозвучал в ответ на требование ответчика предоставить копии записей в журнале посещений Администрации президента за период, когда генерал Дутбаев, предположительно, был на приеме у главы государства. По мнению обвиняемой стороны, если г-н Дутбаев был с докладом у президента, запись об этом должна была сохраниться непременно.

Сам Нартай Дутбаев в те же дни направил письмо в одну из наиболее влиятельных в стране газет «Время» о том, что визита к президенту, о котором писала Дарига Назарбаева, вообще не было. А, соответственно, вытекающая из факта визита версия о причастности к убийству А.Сарсенбаева кого-то из родственников первого лица страны - полностью абсурдна.

Со скандальной статьей Дариги Назарбаевой, как оказалось, еще не все ясно до конца. Руководитель следственной группы по убийству политика А.Сарсенбаева и его помощников Гаши Машанло все же предстал перед судо в качестве свидетеля. Правда, в силу возможной секретности оглашаемых им сведений допрос проходил в закрытом режиме. Но через Арата Нарманбетова и его адвоката Сериккали Мусина нам стали известны некоторые подробности допроса. В частности, Г.Машанло заявил, что Дарига Назарбаева «не писала, не заявляла, не знает», того, что было написано в статье «Дежа вю». По его словам, высказанным на закрытом судебном заседании, дочь президента страны сообщила эти данные лишь однажды - во время допроса по делу об убийстве А.Сарсенбаева. После этого в ряде СМИ прошли сообщения, что Д.Назарбаева написала свой материал «в отрицательном психоэмоциональном состоянии». Правда, немного позже сама дочь президента в своем телеинтервью подтвердила свои слова: она не отказывается от авторства статьи и от сведений, озвученных в ней.

Пока шли судебные заседания, адвокат А.Нарманбетова С.Мусин сообщил, что в его адрес поступали телефонные угрозы. В ночь с 29 на 30 апреля кто-то позвонил на его сотовый телефон и сообщил: «на вас объявлена охота, у вас есть двадцать минут, чтобы скрыться». Об этом факте было составлено соответствующее обращение в полицию. А через несколько дней Мусин в присутствии своего подзащитного и еще нескольких человек, сам перезвонил по высветившемуся телефонному номеру (номер российского оператора сотовой связи «Мегафон») и на том конце представились: «Владимир Жумаканов…». Со слов А.Нарманбетова, ему известен этот человек, который сейчас находится в чине генерала-майора и возглавляет Десятый департамент КНБ по защите Конституции, а на деле, как считает Нарманбетов, «занимается деятельностью оппозиции».

Все эти факты заставляют Арата Нарманбетова считать, что суд имеет откровенно политическую мотивацию, причем не в его пользу: «Когда им невыгодно, то они отсекают его (уголовное дело по убийству А.Сарсенбаева и его помощников – прим. ред.), ссылаясь на то, что это разные дела, а когда выгодно – апеллируют к нему. А это предвзятость». Кстати, судья, ведущая дело, г-жа Мизамитдинова известна тем, что в свое время вынесла суровый заочный приговор Акежану Кажегельдину, бывшему премьер-министру Казахстана, перешедшему в оппозицию президенту и находящемуся в вынужденной эмиграции. С этой точки зрения был выбран наиболее опытный сотрудник, знающий в каком русле нужно вести политический процесс.

Арат Нарманбетов заявляет, что у него имеются дополнительные доказательства, не представленные суду первой инстанции, так как это требует независимой экспертизы. Свои источники, поведавшие о визите Н.Дутбаева к президенту страны, бывший полковник КНБ раскрывать отказался, вполне резонно опасаясь за их жизнь. «Я буду ждать лучших времен», - заявил А.Нарманбетов. Он считает, что следствие по убийству политика и его собственное дело ведутся не объективно. Теперь он намерен привлечь к ответственности за клевету руководителя следственной группы Гаши Машанло, в связи с его заявлениями на суде относительно материала Д.Назарбаевой, опровергнутыми впоследствии самим автором статьи.

Вместе с тем, по самому делу о расправе над политиком нет никаких четких ответов. Разве что представитель Рахата Алиева предоставила суду копию его паспорта с отметками о пребывании Рахата Мухтаровича в момент убийства за границей. Главный же официальный обвиняемый, проходящий по делу в качестве заказчика, бывший руководитель аппарата сената парламента Ержан Утембаев, по словам его жены, отказался от своих показаний. Об этом сообщили даже государственные информационные агентства страны. Еще ранее двое «официальных» исполнителей «заказа» - бывшие сотрудники силовых ведомств Ибрагимов и Мирошников - тоже отказались от своих показаний, сославшись на оказываемое физическое давление.

И если даже обвинения в непосредственном соучастии в преступлении зятя президента со стороны А. Нарманбетова оказались несостоятельны, они выявили множество несоответствий, и, называя вещи своими именами, откровенной лжи, в которую оказались втянуты высокие силовые чины и далеко не последние лица в государстве, связанные семейными узами с президентом страны.

Если Арат Нарманбетов все же будет помещен за решетку, то он станет вторым человеком в стране, против которого статья уголовного кодекса «Распространение клеветы» использована в политических целях. Первым стал сопредседатель оппозиционной партии «Настоящий Ак-Жол» Булат Абилов, осужденный на один год и шесть месяцев лишения свободы по обвинению в клевете в адрес депутата парламента Казахстана в 2004 году. Однако в его случае суд ограничился условным приговором. Арата же ждут, по всей видимости, более суровые испытания. Сейчас все зависит от решения суда, вернее, от того решения, которое суду предложат «наверху». И многое в деле Арата Нарманбетова будет зависеть от того, как будет проходить судебный процесс по обвинению в убийстве Алтынбека Сарсенбаева, который ожидается в начале этого лета.