20 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Живая природа Узбекистана: Майские штормы на фисташковом берегу, поля маков и исирика

12.05.2005 13:18 msk, Андрей Кудряшов

Фото © А.Кудряшов

Необычные для безводных пространств Кызылкума ландшафты на западном берегу полноводного и соленого озера Тузкан в Джизакской области Узбекистана в конце весны напоминают средиземноморское побережье, разве что без отелей, туристических кемпингов и стоянок для яхт. Почти незатронутая деятельностью человека природа скалистых отрогов Фисташкового хребта в эту краткую пору грозовых дождей и штормов, оживляющих скудные почвы полупустыни, выглядит по особенному экзотично. На зубчатых гребнях прибрежных мраморных скал зеленеют густые колючие заросли дикой фисташки с уже поспевающими орехами; среди них кое-где прячутся цветущие деревца граната. Дальше на невысоких плато алеют целые поля маков.

Но очень резкий, дурманящий запах, который отпугивает даже насекомых, исходит от крошечных белых цветков на кустах степной руты или гармалы, которую местные жители называют исирик - "пахнущая трава". Все части этого растения, ядовитого для скота, особенно для верблюдов, содержат сильные алкалоиды и галлюциногенные вещества, издревле применяемые в сотнях рецептов народной медицины. Есть сведения, что исирик входил в состав ритуального напитка древних огнепоклонников - хаомы. А высушенные соцветия исирика в странах Центральной Азии по старинной традиции применяются для окуривания помещений, чтобы отогнать злых духов, отвести колдовство, сглаз и порчу.

На каждом восточном базаре от Хивы до Бишкека можно увидеть «исирикчи» - женщин цыганок, ходящих от лавки к лавке с дымящимся на жаровне зельем. Но на западном берегу Тузкана, где природные плантации исирика занимают сотни гектаров, они стоят нетронутыми, наполняя густым ароматом степные просторы. Здесь почти нет поселений и мало проезжих дорог. Вдоль безлюдных песчаных пляжей, где изредка встретишь рыбацкую лодку или палатку, пасутся немногочисленные в нынешнем веке отары каракулевых овец, принадлежащие нескольким здешним фермерам. Местность оторвана от времени и цивилизации, потому хранит первозданность.