9 Апрель 2020



Новости Центральной Азии

Базар в Узбекистане - трибуна общественной активности и источник волнующих слухов

14.12.2004 12:26 msk, Курбан Нордонов

Колонка редактора

Фото ИА "Фергана.Ру"

Базар на Востоке всегда был центром социальной жизни и средоточием как всего достойного, так и самого дурного. Ферганский культуролог Александр Куприн пишет, что базар «…являет собой род топографически заостренной концентрированной витальности с оттенком некой избыточной беспорядочности». События, происходящие в Узбекистане в последние годы, свидетельствуют также и о том, что базар возвращает себе древнейшие коммуникативные функции.

Как сообщило Интернет-издание TRIBUNE-uz со ссылкой на некие свои «неофициальные источники», в прошедшие выходные на ташкентском рынке Чорсу была предотвращена попытка совершения теракта, якобы направленного против работников милиции.

В пятницу же, сообщает TRIBUNE-uz, улицы вокруг крупнейшего и старейшего в столице Узбекистана базара были перекрыты в связи со стихийным выступлением жителей близлежащих жилых массивов.

Жители Ташкента никогда не узнают о подобных событиях ни по телевидению, ни по радио, ни из газет. Интернет в стране доступен ничтожному количеству населения, поэтому единственный источник новостей – базары.

Рынок Чорсу в Ташкенте
Рынок Чорсу в Ташкенте

Именно на базарах рождаются самые неправдоподобные слухи. Но именно в базарной толпе легче и быстрее всего вы узнаете самые достоверные новости.

Так, в отсутствие независимых средств массовой информации базары в Узбекистане берут на себя функции «четвертой власти»: именно здесь, а не на страницах прессы, происходят наиболее острые политические и экономические столкновения народа и органов управления государством.

Собкоры «Ферганы.Ру» в Ташкенте, попытавшиеся выяснить детали произошедшего в районе Чорсу, сообщили, что «попыткой совершения теракта» оказалось асоциальное поведение психически больного мужчины, соорудившего себе некое подобие огнемета и набросившегося на работников правопорядка.

По сведениям, полученным от работников силовых структур Узбекистана, «террорист» состоял на учете в психоневрологическом диспансере, и его публичная выходка не несла общественной опасности. Так что «Аль-Каедой» в этот раз и не пахнет, а Бен Ладен с Джумой Намангани отдыхают. Но базар загудел, заволновался. Пошел слух, что «огнеметчик» был не иначе как камикадзе-шахид.

Милиционеры, и в первую очередь, на базарах, находятся на переднем крае борьбы органов авторитарной власти с народом, в чем-то несогласным с экономической и иной политикой государства. Именно против работников милиции были направлены экстремистские акции в марте-апреле 2004 года. Тогда, по официальным данным, погибло тридцать три экстремиста и десять милиционеров. А первый взрыв произошел именно на рынке Чорсу в Ташкенте.

Снос строений в Старом городе Ташкента
Снос строений в Старом городе Ташкента
Что касается последних стихийных выступлений граждан, то недовольство местных жителей было вызвано всего лишь планами властей по кардинальной перестройке ташкентского «старого города». Здесь по плану реконструкции столицы Узбекистана будет проложена широкая магистраль, которая свяжет кратчайшим путем станцию метро Гафура Гуляма с улицей Чагатай.

10 декабря, в пятницу, президент Узбекистана Ислам Каримов посетил старый город и ознакомился с ходом реконструкции района, в частности, с работами на площади Эски Джува. Вероятно, посещение района президентом и стихийные выступления недовольных горожан оказались как-то связаны между собой. Президент решил лично проинспектировать базар, который в течение всего последнего года периодически становится поставщиком новостей о взрывах и волнениях граждан. Это значит, по крайней мере, что глава государства находится в курсе всех событий в республике.

А вот многие горожане узнали о планах правительства по сносу жилых кварталов только на базаре. И только тогда, когда туда приехал президент республики.

Ведь органы государственного управления Узбекистана практически никогда не советуются с жителями, не интересуются их отношением к предстоящей реконструкции квартала или строительству новой дороги. Жители старого города и в этот раз оказались поставлены перед фактом сноса их жилья, прежде чем были решены все вопросы переселения их в благоустроенные квартиры.

В отсутствие оперативного освещения и обсуждения подобных конфликтогенных ситуаций в прессе восточный базар, в данном случае – рынок Чорсу, становится как средством массового распространения актуальной информации, так и трибуной для спонтанных народных выступлений.

Многие другие базары Узбекистана также продолжают быть постоянным источником новостей об общественной активности граждан, в частности, торговцев. Напомним, в начале ноября текущего года после вступления в силу ряда правительственных постановлений об упорядочении частной торговли и регулировании экспортно-импортных отношений на вещевых рынках Коканда, Бухары, Самарканда вспыхнули стихийные «челночные бунты».

Большинство предпринимателей тогда не успело оформить необходимые документы к надлежащему сроку. Многие из них просто не знали о новых требованиях властей. Ведь скучные проправительственные газеты читать они не привыкли, а «своих» СМИ, освещающих вопросы малого бизнеса, не имеют. Они просто обсуждали новые условия здесь же, в кругу своих, на базаре. И надеялись, что, как обычно «пронесет», не заденет. Не пронесло: приехали налоговые полицейские и стали конфисковывать товар. И тогда радикальные, но законные действия налоговой инспекции и силовых структур встретили жесткий отпор торговцев.

К счастью, обошлось без человеческих жертв. Власти пошли на компромисс с предпринимателями, предоставив им дополнительное время для оформления нужных бумаг: по одним данным – до 1 января, по другим – до 1 марта 2005 года.

Такая отсрочка, по мнению местных аналитиков, лишь оттягивает окончательное разрешение конфликта между частными предпринимателями и властью. Местные источники опасаются, что через несколько месяцев столкновения на рынках могут повториться и вылиться в итоге в массовые акции неповиновения властям, плавно перетекающие в подобие «бархатной революции».

Вероятно, опасность повторения базарных бунтов почувствовали и чиновники. В кабинете министров республики вдруг задумались, почему это их указы и постановления встречают такое сопротивление представителей малого бизнеса?

В течение месяца после инцидента в Коканде правительственные эмиссары по всей республике опрашивали бизнесменов разного уровня, собирали сведения для последующего анализа конфликта. Только реакция базара заставила чиновников задуматься о последствиях непродуманных решений.

А базар сразу заговорил о том, что, скорее всего, проблема будет «спущена на тормозах»: отменять драконовские постановления никто не будет, чтобы не создавать прецедента. Но и требовать от челноков тотального законопослушания до поры до времени не станут, дабы не возбуждать базарную толпу на более агрессивные поступки.

Попытки государства обуздать стихию частного предпринимательства, загнать «избыточную беспорядочность» базара в законопослушное русло пока терпят в Узбекистане неудачу. Но если бы не было базаров – то правительству негде было бы обкатывать непопулярные или просто некомпетентные экономические решения. Мгновенный и жесткий ответ базара на нововведения помогает руководству страны хотя бы частично прогнозировать реакцию всего общества на проводимые реформы.

По информации TRIBUNE-uz, Jahon.Mfa.Uz, соб. инф