25 Август 2019



Новости Центральной Азии

Лилия Севастьянова: выразить через движение главное - для чего мы родились и почему умираем, как в этом мире жить...

01.12.2004 10:10 msk, Сид Янышев

Интервью

Фото ИА "Фергана.Ру"

Театр танца Лилии Севастьяновой - уникальное явление. Фактически это единственный танцевальный коллектив Узбекистана, последовательно работающий в традиции "Dance contemporaine" ("Данс контемпоран"). Театр работает на ташкентских подмостках уже более 20 лет. За это время было воплощено более 15 танцевальных проектов, многие из которых - с участием французских танцовщиков и просто друзей Лилии Севастьяновой. В последнем спектакле "Мне снится, что я хожу..." принимают участие дети-инвалиды.

артистка театра Виктория Гордиенко с Сашей Салдиной (глухонемой)
Сцена из спектакля "Мне снится, что я хожу...": артистка театра Виктория Гордиенко с Сашей Салдиной (глухонемой)

Сегодня театр Лилии Севастьяновой называется Театр Движения "ЛИК". В этом качестве он и примет участие в фестивале театров современного танца "ЦЕХ' 04", который пройдет в Москве с 1-го по 5-е декабря на площадке Театра Луны. В фестивале примут участие театральные коллективы из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Челябинска, Белоруссии.

Незадолго до отъезда труппы в Москву корреспондент "Ферганы.Ру" встретился с руководителем театра Лилией Севастьяновой.

- Лилия Павловна, театр "ЛИК" был создан в 1982 году. Как, на ваш взгляд, поменялось его лицо за все эти годы?

- Первые десять лет с момента создания театра были временем поиска и проб. Это был, конечно, любительский уровень, любительские отношения. Постепенно, он становился профессиональным театром, хотя и сейчас все его актеры работают в других местах, сходных по роду деятельности. К примеру, Виктория Гордиенко работает педагогом-хореографом в интернате для глухих детей, Ольга Останина - балетмейстером в Театре кукол, Антон Авруцкий учится в Высшей школе хореографии, ну и я, естественно, работаю в различных ташкентских театрах, как хореограф, и еще занимаюсь с детьми-инвалидами. В 80-х годах моя работа с коллективом была чисто постановочная, то есть я придумывала спектакли, а мои актеры старательно повторяли то, что я им предлагала. Когда нас что-то не устраивает в жизни, мы пытаемся искать что-то более красивое, то есть фантазируем. Поэтому, назовем этот период "детским периодом фантазий". Наших фантазий. А на рубеже 80-х-90-х годов мы открывали для себя пространство импровизации. Это, конечно, совершенно чудесное пространство, потому что оно позволяет, во-первых, работать личностно. Это не рассказ о ком-то, о чем-то, о каких-то обстоятельствах. А наоборот, каждый актер говорит о себе, о своих самых больных точках или, наоборот, радостных, но этот разговор идет чисто личностный.

артистка театра Ольга Останина с Ириной Огнивенко (слепой)
Сцена из спектакля "Мне снится, что я хожу...": артистка театра Ольга Останина с Ириной Огнивенко (слепой)

- Но фантазии и импровизация - разве это не одно и то же?

- Нет, абсолютно. В импровизации нет никакой фантазии. Работа идет здесь и сейчас, исходя из обстоятельств, которые сейчас сложились, от партнеров, которые рядом с тобой: ни воспоминания, ни мечты, ни представления, а именно жизнь, которая сейчас с тобой происходит и которую ты пытаешься выразить художественным жестом. Все последние спектакли сделаны на основе импровизации, в том числе и "Прошение", который мы везем на фестиваль в Москву. В нем практически нет постановочной работы - это наша совместная работа с актерами, где моя роль заключалась в том, чтобы их спровоцировать на работу, к тому же мы пытались расширить жанровое поле нашей деятельности. Допустим, в 2001 году мы сделали спектакль "Рождение" - проект с участием четырех музыкантов: виолончелиста, скрипача, пианистки и певицы. Плюс наши танцовщики. Его целью было стереть традиционную границу, которая существует в балетном театре, между играющими музыкантами и танцующими актерами, и все это соединить в едином музыкально-пластическом пространстве. У нас музыканты двигались и танцевали вместе с нами - в той мере, конечно, в какой это было для них возможно. Это необязательно танец, хореография, но это пластика, которая перерастала в звук, в рождение этого диалога. Все средства от показа этого спектакля, который был осуществлен при поддержке посольства Франции в Узбекистане, были направлены в Клуб реабилитации и интеграции детей-инвалидов (КРИДИ) - для эстетического воспитания детей-инвалидов. На эти средства для них была отремонтирована специальная комната, закуплена музыкальная аппаратура, пошиты костюмы. То есть, то, что началось еще в 2001 году, в 2004-м дало нам возможность подготовить совместный спектакль наших танцовщиков и людей с ограниченными возможностями.

артист театра Антон Авруцкий с Валерием Коганом (в коляске)
Сцена из спектакля "Мне снится, что я хожу...": артист театра Антон Авруцкий с Валерием Коганом (в коляске)

- Вы упомянули, кстати, в начале разговора, что с некоторых пор профессионально занимаетесь с детьми-инвалидами...

- Да, в настоящее время меня больше интересуют вопросы нравственного и социального плана. Потому что, эстетика, внешняя красота - это, может быть и интересно, но все-таки найти художественное выражение для красоты духовной - это сейчас более важная цель для театра "ЛИК". Как выразить через движение, театральными средствами нравственные поиски, происходящие с человеком, основополагающие вопросы - для чего мы родились и почему умираем, как в этом мире жить, какие необходимо иметь ориентиры - это нам интересно. И вот, в 2000 году я начала работать с детьми-инвалидами в КРИДИ. Это решение пришло отчасти под воздействием посещения многих стран, где я видела, сколько средств, усилий уделяется людям с ограниченными возможностями. А в 2003 году мои актеры поддержали эту мою работу, и мы стали делать совместные программы, что в итоге вылилось в спектакль, который мы назвали "Мне снится, что я хожу...", потому что этим детям с нарушенной опорно-двигательной системой очень часто снится, что они свободно ходят.

артистка театра Ольга Останина с Ириной Огнивенко (слепой)
Сцена из спектакля "Мне снится, что я хожу...": артистка театра Ольга Останина с Ириной Огнивенко (слепой)

- Насколько я знаю, вы всего пару раз показали этот спектакль...

- Дело в том, что для того, чтобы его показывать, всякий раз нужна серьезная помощь, потому что этих детей нужно привозить - и на репетиции, и на спектакли, всякий раз необходимы средства на аренду помещений. Поэтому, пользуясь случаем, я хотела бы обратиться ко всем, у кого есть возможность, с просьбой помочь в продлении жизни этого спектакля. Для меня самое сложное - приходить к этим детям и всякий раз слышать их вопрос: "Когда будем выступать?"

общий поклон
общий поклон

- О чем этот спектакль?

- Основой для создания данного спектакля послужила реальная история девочки по имени Елена Келлер, которая в результате болезни на втором году жизни осталась немой, слепой и глухой. Из своей тьмы, глухоты и немоты она выбиралась трудно и мучительно. Встреча с каждым человеком, помогавшим ей на этом пути, являлась для нее дверью к свету. Позже Елена с отличием окончила колледж, написала ряд книг, читала лекции, работала советником у ряда правительств. Участники спектакля языком пластики размышляют о том, как все мы можем быть поддержкой друг другу в жизни. Профессиональные танцовщики помогают инвалидам воплотить в танце чувства и переживания, которые те не способны выразить сами. И инвалиды своим присутствием и, тем более, творчеством делают сердца окружающих более восприимчивыми и чуткими ко всякому проявлению жизни. В спектакле заняты слепая женщина, глухонемая девочка, двое инвалидов на колясках, есть ментальные инвалиды. Через каждого из них мы пытаемся составить общую картину нашей жизни, того, как они нуждаются в общении и внимании и как они сами зачастую способны оказать нам поддержку и внимание. Известный писатель о.Иоанн Шаховской писал, что самая страшная болезнь нашего века - это не рак, не СПИД, а "ненужность людей друг другу". Особенно это проявляется, когда человек стареет или становится инвалидом и в социальном плане ничего из себя не представляет. В нас, к сожалению, не воспитано чувство ценности человека, как такового...

на поклон вышла Лилия Севастьянова
на поклон вышла Лилия Севастьянова

Историческая справка:

Родившись в 1982 году, Ансамбль современной хореографии (как тогда назывался коллектив) в 80-х гг. представлял свои работы на фестивалях и творческих лабораториях в Ташкенте, Челябинске, Сочи, Переславле, Пензе, Казани и др. Первые спектакли: "Плоскоследие", "Кончерто Гроссо", "Сны, переполненные собой", "Пейзаж в человеке с закрытыми глазами" и др.

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля "Прошение"

Творческая деятельность последних лет:

1992 - Фестиваль новых форм хореографии "Skite", Париж-Лондон, спектакль "Белый блюз". Гран-при фестиваля в Казани - спектакль "Один вечер".

1993 - "Грех молчания". Малая сцена русского драматического театра им. Горького, Ташкент.

1994 - Участие Севастьяновой Л. В фестивале "Skite" в Лиссабоне.

1995 - "Тайна" - узбекско-французский проект на сцене русского драматического театра им. Горького, Ташкент.

1996 - "Мир в чемодане" - сказки для детей и взрослых в сотрудничестве с французской художницей Люс Жоттер.

1997 - "Вокзал" - узбекско-французский проект. Ташкент-Ренн. Театральный фестиваль в Алматы.

1998 - Участие Севастьяновой Л. В спектакле театрального фестиваля "Opening Nights", Марсель - Экс-ан-Прованс.

2000 - "Прошение" - фестиваль современной импровизации. Молодежный театр Узбекистана, Ташкент.

2001 - "Рождение" - проект для 5 танцовщиков и 4 музыкантов. Грант Посольства Франции в Узбекистане. Русский драматический театр.

2003 - "Встреча" - Грант Института Открытое общество Фонд содействия - Узбекистан. Центр современного искусства, Ташкент.

2004 - "Мне снится, что я хожу...". Посольство Франции в Узбекистане, "Нью-Монт Узбекистан лтд", при содействии Совета обществ с зарубежными странами, Общества дружбы Узбекистан-Латвия, Городского комитета Профсоюза работников культуры, Центра современного искусства Академии художеств Узбекистана, НАК "Узбекистон Хаво Йуллари", Ольги Первушиной. Академический русский драматический театр Узбекистана, Академический театр оперы и балета им. А. Навои, Ташкент.