20 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Узбекистан отказался от главного цензора, но сохранил государственную тайну

15.05.2002 00:00 msk, Юрий Черногаев

В Узбекистане приказом госкомпечати отправлен в отставку глава Инспекции по охране государственных тайн. Но сотрудники этого ведомства пока остаются на своих постах. А узбекских журналистов предупреждают: понятие "государственная тайна" не исчезает даже при отсутствии официального перечня секретов и за ее разглашение могут и посадить.

Статья 67 конституции Республики Узбекистан гласит: "Средства массовой информации свободны и действуют в соответствии с законом. Цензура не допускается". В статье 4 закона "О защите профессиональной деятельности журналиста" записано: "В Республике Узбекистан цензура не допускается". Деятельность СМИ регламентируется еще четырьмя законами, в каждом из которых четко провозглашена свобода прессы.

В минувшую пятницу во время встречи с федеральным канцлером Германии Герхардом Шредером (Gerhard Schroeder) президент Узбекистана Ислам Каримов (Islam Karimov), касаясь положения СМИ в республике, сказал, что в Узбекистане уже есть понимание необходимости свободы слова, однако "четвертой властью" пресса еще не стала. А 13 мая с редакторами узбекских газет беседовал председатель госкомпечати Узбекистана Рустан Шагулямов (Rustan Shagulyamov), ведомство которого курирует 800 газет и журналов страны. Он сообщил об отставке главы Инспекции по охране гостайн Эркина Камилова (Erkin Kamilov), который был главным цензором Узбекистана на протяжении 45 лет. Теперь, после его ухода, единственным руководящим документом для узбекских журналистов будет Закон о средствах массовой информации. А бывшие его подчиненные, хотя и не покинули своих кабинетов на третьем этаже ташкентского Дома печати, теперь будут выступать только в роли консультантов. А если надобности в консультациях не возникнет, заверил господин Шагулямов, то инспекция будет ликвидирована.

У узбекских журналистов это заявление вызвало бурную радость. По подсчетам главного редактора радиостанции "Грант" Ало Ходжаева (Alo Hodjaev), с начала 2000 года инспекция только в правительственной газете "Правда Востока" сняла 15 статей. Но теперь былые стычки с цензорами будут вспоминаться, как анекдоты. Например, газета "Молодежь Узбекистана" в сводке погоды вместо "сегодня жарко, но завтра холодный ветер с севера снизит температуру" написала: "Нам жарко. Север нам поможет!". На следующий день редактора вызвали в инспекцию и строго спросили: "Какой-такой север - Россия, что ли? И как поможет?"

Правда, и в новых условиях работать журналистам будет непросто. С отставкой главного цензора понятие "государственная тайна" не исчезает. И хотя официального перечня секретов в Узбекистане пока нет, если редактор ненароком откроет какую-нибудь гостайну, пригрозил господин Шагулямов, его обязательно будут судить.

Ташкент