13 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

Проблемы отношений России и Таджикистана активно обсуждаются в СМИ двух стран

26.03.2004 00:00 msk, Подборка аналитических публикаций

Политика

"На кого опереться Таджикистану, если он серьезно рассорится с Россией?.."

Таджикско-американские и российско-таджикские отношения по этому и другим насущным вопросам живо обсуждаются в масс-медиа - как в России, так и в регионе.

Таджикистан был одним из первых государств Центральной Азии, предложивших США свои аэродромы для использования в операциях антитеррористической коалиции в Афганистане. Однако американцы предпочли воспользоваться площадками в Узбекистане и Киргизии. О создании российской военной базы на территории Таджикской Республики еще в 2003 году договорились президенты Путин и Рахмонов, однако, этот вопрос окончательно не решен до сих пор.

Маленькая горная республика оказалась в центре процессов, затрагивающих геополитическое положение многих стран как в регионе, так и за его пределами.

Сегодня мы публикуем целый корпус материалов, имеющих отношение к данной проблематике и не публиковавшихся ранее на страницах нашего сайта. Это материалы независимого агентства IWPR, таджикской газеты "Азия-Плюс", справочно-информационного сайта "Центразия". Свое личное мнение вы можете высказать на страницах нашего форума, специально отведенных для обсуждения данной проблематики - "Россия и Таджикистан: вопросы, проблемы, решения".

Д.Кислов,

главный редактор ИА "Фергана.Ру"

РОССИЯ-ТАДЖИКИСТАН: ТОРГ ВОКРУГ ВОЕННОЙ БАЗЫ

IWPR.Net, Санобар Шерматова, Москва, март 2004

По мнению источников в российском оборонном ведомстве, таджикская сторона выдвигает невыполнимые условия для продления российского военного присутствия.

Переговоры о будущем главного стратегического плацдарма России в Центральной Азии, похоже, зашли в тупик - Душанбе выдвинул Москве невыполнимые условия.

Переговоры о создании более-менее постоянной российской военной базы на территории Таджикистана ведутся уже почти пять лет. Никто не сомневается, что в конце концов соглашение будет подписано, ведь с самого момента обретения этой страной независимости в 1991 г. в Таджикистане дислоцируется российский воинский контингент, не говоря уже о том, что Таджикистан по-прежнему сильно зависит от Москвы в вопросах экономики и безопасности.

Но пока переговоры ни к чему не привели. О раздражении Москвы может свидетельствовать тот факт, что российская сторона, наконец, приоткрыла завесу секретности вокруг переговоров. В интервью агентству ИТАР-ТАСС неназванный сотрудник российского министерства обороны прокомментировал ситуацию следующим образом: "Таджикские власти дошли до того, что предлагают считать все российские вооружения, технику и объекты инфраструктуры, размещенные в республике, своей собственностью".

Российская сторона предлагает создать военную базу на основе 201-й мотострелковой дивизии, дислоцирующейся в Таджикистане со времен СССР и имеющей в своем составе 6 тыс. 500 военнослужащих.

Российский контингент не принимал действенного участия в пятилетней гражданской войне, но для руководства Таджикистана служил своего рода оплотом, учитывая слабую боеспособность собственных вооруженных сил и наличие не слишком дружественных соседей - Афганистана и Узбекистана.

По договору от 1999 г. российское военное присутствие должно было консолидироваться созданием военной базы - первоначально на срок 10 лет, но с тех пор ничего не изменилось, хотя 201-я дивизия остается в Таджикистане, и о ее выводе не может быть и речи.

Два принципиальных вопроса - сколько будет стоить России военная база в Таджикистане и кому будут подчиняться войска.

Финансовый вопрос может быть решен. По словам одного из российских участников переговоров, таджикское руководство требует списать государственный долг в 600 миллионов долларов. Москва может пойти на этот шаг, учитывая, что Таджикистану все равно нечем его отдавать. Но Душанбе требует также заплатить 50 миллионов долларов за пользование комплексом космического слежения "Окно", что расценивается российской стороной как проявление необузданного аппетита. "Окно" - уникальный оптико-электронный комплекс космических войск, расположенный в городе Нурек.

Сообщается, что Душанбе пытается выторговать себе право командовать российскими войсками, а на это Москва, естественно, не пойдет.

В текст проекта соглашения о статусе базы таджикская сторона добавила следующую фразу: "Президент Таджикистана в чрезвычайных ситуациях имеет право принимать на себя командование российской 201-й дивизией и использовать ее для защиты национальных интересов".

По словам российского военного чиновника, с которым удалось побеседовать IWPR, Москва не намерена соглашаться с претензиями Душанбе на право распоряжаться движимым имуществом 201-й дивизии.

В скудной информации о переговорах бывает трудно отделить факты от слухов. Утверждение о том, что таджикское руководство пытается взять под контроль командование 201-й дивизией, могло быть намеренно распространено Москвой с целью укрепить свою позицию на переговорах.

Например, независимый политолог из Душанбе Турсун Кабиров полагает, что утверждения российского министерства обороны - не более, чем способ оказать давление на таджикскую сторону. "Сам факт, что эта информация была распространена через лояльное власти информационное агентство ИТАР-ТАСС, свидетельствует о том, что это не просто домыслы журналистов, а официальная позиция российского руководства", - заявил он IWPR.

Таджикское руководство пока никак не комментирует эту информацию, а пресс-секретарь Минобороны Таджикистана отказался дать какие-либо пояснения по поводу сообщения российского информационного агентства.

Вопрос о военной базе является лишь малой частью сложного, запутанного клубка проблем, порою омрачающих отношения между небольшой центральноазиатской республикой и Россией. Вопросы финансирования и контроля стали камнем преткновения и в проходящих параллельно переговорах о будущем российского пограничного контингента, охраняющего большую часть границы Таджикистана с Афганистаном.

Россия остается крупнейшим внешнеэкономическим партнером Таджикистана, однако российские предприятия, мягко говоря, не спешат вкладывать средства в важнейшие инфраструктурные проекты этой страны. Остается сложной и ситуация с сотнями тысяч таджикских трудовых мигрантов в России, которые зачастую подвергаются эксплуатации, бесчеловечному обращению со стороны правоохранительных органов и депортации.

В прошлом месяце Россия выдала таджикским властям бывшего министра внутренних дел этой страны Якуба Салимова, и этот шаг был расценен как уступка президенту Таджикистана Эмомали Рахмонову и, возможно, был направлен на смягчение позиции таджикской стороны на переговорах по созданию военной базы.

Реально Таджикистану почти не на кого опереться в случае, если он рассорится с Россией.

Таджикистан одним из первых среди государств Центральной Азии предложил США свои аэродромы для использования в "войне с терроризмом" в Афганистане, но американцы предпочли воспользоваться услугами Узбекистана и Кыргызстана. При этом, по словам одного российского дипломата, таджикский президент все еще пытается шантажировать Москву, давая понять: "Если не согласитесь на мои условия, мне есть с кем дружить".

Санобар Шерматова - корреспондент газеты "Московские новости"

Материал подготовлен при участии независимого журналиста из Душанбе Зафара Абдуллаева.

* * *

МНЕНИЕ. ТАДЖИКИСТАН-РОССИЯ: БЕЗОТВЕТНАЯ ЛЮБОВЬ. ИЛИ БРАК ПО РАСЧЕТУ?

Мухаммадали ЗОКИР, исследователь

"Азия Плюс", 22.01.2004 (Душанбе)

Отношения между Таджикистаном и Россией в последнее время вызывают повышенный интерес. Почему забуксовали отношения между нашими странами? Почему в российских СМИ о таджикском "стратегическом партнере" пишут, как правило, в оскорбительном или уничижительном тоне?...

На каких условиях буде размещена в РТ российская военная база? Что будет с таджикским долгом РФ? Как строить наши отношения с Москвой завтра? Своими размышлениями с читателями "АП" делится независимый таджикский исследователь.

* * *

Таджикистан является активным субъектом СНГ, который всегда выступает за тесную интеграцию в рамках Содружества. Более того, таджикское государство в своей внешней политике считает приоритетным развитие отношений со странами постсоветского пространства.

Лояльность и приверженность Таджикистана СНГ настолько очевидны, что многие аналитики называют Таджикистан "сателлитом" России. Оказывается, чтобы не быть зависимым от России, надо выступать во внешней политике открыто против ее интересов. Но разве может служить антироссийская политика некоторых стран СНГ доказательством их "самостоятельности" и "независимости"?!

Отношения между государствами должны строится на основе взаимопонимания, уважения и учета национально-государственных интересов. В этих отношениях перекос или действие по формуле "мои интересы важнее и значимее" совершенно неуместны. В этом контексте я считаю, что Россия совершенно снобистски подходит к взаимоотношениям с Таджикистаном.

Как исследователь, анализируя многие публикации по данной теме, с удивлением обнаружил, что российские эксперты, политобозреватили, политики затрагивая эту тему в выступлениях и в СМИ, всегда говорили и писали о том, как много доброго Россия делает для Таджикистана. Но я не встретил ни одной публикации (даже таджикских экспертов!), в которой говорилось бы о том, чем же жертвовал и жертвует Таджикистан ради сохранения имиджа стратегического партнера РФ. Материал всегда подается таким образом, что Таджикистан навязывает России свою дружбу, а она с неохотой принимает её. Скорее всего, это восточный (таджикский) менталитет - не обижать друга, не выносить сор из избы. Я взялся нарушить эту традицию, потому, что другая сторона никогда не соблюдала и не ценила этот добрый жест. Статья посвящена некоторым специфическим аспектам истории взаимоотношений Таджикистана и России, которые с таджикской стороны никогда не публиковались. Я понимаю, что мое мнение вызовет неоднозначную реакцию и со стороны таджикских властей, и с российской стороны (хотя, я озабочен больше реакцией именно таджикской стороны). Поэтому я печатаю её в частной газете под псевдонимом, и это мнение одного исследователя.

Руководители наших государств не раз заявляли, что отношения между РТ и РФ носят стратегический характер. Таковы декларации. А какова реальность?

"Стратегические партнеры"?

Я бы разделил историю новейших отношений между Россией и Таджикистаном на два этапа и при этом хочу заметить, что не собираюсь анализировать все аспекты отношений между РТ и РФ, но заостряю внимание читателей на некоторых специфических моментах развития этих отношений на разных этапах.

Первый этап охватывает время с 1991 до 2001 года, десять первых лет после обретения независимости. Первое десятилетие характеризуется полной зависимостью Таджикистана от России, основной причиной которого служило гражданское противостояние на таджикской земле. Республика в этот период всецело зависела от интересов России. Если для Таджикистана главная цель в этот период заключалась в достижении мира и согласия в стране, то интересы России были на порядок шире и более прагматичны. За этот период Россия укрепила свое военно-политическое присутствие в республике, вывезла из страны оборудования "почтовых ящиков", присвоила долю Таджикистана в "Советской армии" и в принципе эксплуатировала страну в своих интересах. Хотя, по канонам международного права, вся собственность после развала СССР принадлежит государству на территории, которых они находятся. Одним словом, Россия получила сполна и усилила свое положение в Центральной Азии.

Многие исследователи и аналитики считают, что российский фактор, вернее российское военное присутствие послужило гарантией заключения мирного соглашения между правительством и Объединенной таджикской оппозицией (ОТО). Скорее всего, это так, но им еще предстоит проанализировать все аспекты российского участия в межтаджикском противостоянии. Ясно одно, Россия смогла максимально приобрести для укрепления своих интересов в регионе, используя слабое государство, основной целью которого в те годы были вопросы сохранение территориальной целостности и достижения мира. Причем, если таджикской стороне принципиально важным было сохранения светского характера государства, то для российской стороны, важным было сохранение своих интересов при любом характере политической власти в республике.

Об этом открыто пишет в одной из своих книг Е.Примаков. Будучи руководителем Службы внешней разведки (СВР), он в 1992 году совершил рабочий вояж в Иран, затем в Афганистан. Главной целью поездки в Афганистан была не столько встреча с тогдашним президентом Раббани, сколько встреча с лидером ОТО Саид Абдулло Нури. Перспективы присутствия российских войск и интересов в Таджикистане были главным предметом беседы руководителя спецслужбы России и лидера ОТО. Евгений Примаков пишет, что получил от С. А. Нури гарантии того, что если к власти в Таджикистане придут сторонники ОТО, то российские интересы не будут ущемлены, более того, они (ОТО) за сохранения российских интересов в республике. Таким образом, интересы правительства и российской стороны все же были разными. Но, независимо от этих политических игр, таджикский народ благодарен России за ее вклад и роль в разрешение таджикского конфликта.

Дружба дружбой, а денежки врозь!

К этому же периоду относится и история таджикского долга российской стороне. Тогда, в середине 90-х годов, Таджикистан, единственный из республик СНГ, до конца сохранял верность своему "стратегическом партнеру", пытаясь остаться в единой с РФ рублевой зоне. Российская же сторона тогда в одностороннем порядке провела денежную реформу, превратив Таджикистан в "рублевое кладбище". Экономисты считают, что ущерб от такого решения Москвы для РТ был сравним с экономическими потерями, понесенными нашей страной в ходе гражданского противостояния, то есть, республика потеряла несколько миллиардов долларов...

Примерно в то же время Россия предоставила Таджикистану долг в размере 90 млн. рублей и навязала стране, находящейся в жесточайшем кризисе, 7% годовых выплат. Ни одна международная организация, ни одна страна, выделяющая кредиты Таджикистану, никогда не требовала под свой кредит такой большой процент... Деньги Таджикистан позже вернул, но сегодня проценты от того долга и составляют общий таджикский долг перед российской стороной - около 300 млн. долларов. Следовательно, наш долг России, образно выражаясь, вырос из ничего, это "дутый" долг.

Понятно, что долг есть долг и его надо возвращать. Но сегодня, когда Россия щедро прощает некоторым государствам многомиллиардные долги, становятся понятными истинные мотивы того, почему Россия не хочет прощать Таджикистану долг в размере всего лишь около 300 млн. долларов. Пишу "всего лишь", потому, что для РФ эта сумма небольшая. Совершенно очевидно: этот долг служит Кремлю инструментом политического и экономического давления на "стратегического партнера" для решения задач другого порядка. При этом Россия прекрасно осознает, что 300 млн. долларов для сегодняшнего Таджикистана - сумма огромная.

Мир изменился...

Второй этап в наших отношениях включает период с сентября 2001 года по настоящее время. После террористических акций в Вашингтоне и Нью-Йорке, международная политика радикально трансформировалась. После начала действий антитеррористической коалиции в Афганистане, место и роль ЦА в мире приобрело международное стратегическое значение. Для Таджикистана появилась возможность интенсивно развивать западное внешнеполитическое направление. Интерес к Таджикистану проявили США, Франция, Британия, ФРГ, международные военно-политические блоки и т.д. Таджикистан стал активным участником антитеррористической коалиции. Даже заговорили о возможном открытии военных баз некоторых западных государств в республике. Россия, как страна, которая имеет стратегические интересы в регионе в целом, и в Таджикистане, в частности, пыталась активизировать свою деятельность в республике. Крупные экономические инвестиции сегодня России не под силу. Она решила действовать иначе - "шантажировать". Используя тяжелое экономическое положение республики, она начала "бить" по самому уязвимому месту - по таджикским трудовым мигрантам. Они стали объектом гонений, издевательств и т. д. Специалисты не понимают, почему Россия, имея в Таджикистане самую крупную военную группировку и жизненно важные геополитические интересы, до сих пор не подписывает соглашения о регулировании вопроса по трудовым мигрантам. Хотя, нахождение граждан Таджикистана, как и любого другого государства-члена СНГ, ЕвразЭС на территории этих государств, не противоречит закону и международным соглашениям, подписанным президентами.

Многие эксперты склоняются к мысли, что Россия за последние годы серьезно потеряла свое влияние в Центральноазиатском регионе. Узбекистан уже располагает американской военной базой и давно вышел из легитимного поля влияния России. Кыргызстан имеет базы, как США, так и России. Казахстан, как недавно писала "Независимая газета", постепенно переориентирует направление своих военных и военно-технических контактов с России на США и страны НАТО. "Так, на недавней сессии ОДКБ Астана не поддержала инициативу Москвы по сотрудничеству ОДКБ с НАТО на коллективной основе. Особая позиция Астаны проявилась также и в том, что, пренебрегая явным недовольством Москвы, Казахстан, единственная из стран ОДКБ, послал свои воинские подразделения в Ирак... Кроме того, Казахстан хочет выйти из объединенной системы (ОС) ПВО СНГ. Вот уже несколько лет он не участвует в совместных учениях войск противовоздушной обороны, проводимых на российском полигоне "Ашулук"... Проблемы в российско-казахстанских военных отношениях очевидны и связаны они со стремлением Астаны уменьшить свою зависимость от Москвы". При всем этом необходимо учесть, что Россия каждый год за аренду космодрома "Байконур" платит Казахстану около 120 млн. долларов.

Теперь в России озабочены: а что если и Таджикистан согласится разместить американскую военную базу на своей территории? Тем более прецедент уже есть - Кыргызстан. В этом случае, мне вообще непонятна позиция Москвы, которая до сих пор затягивает подписание соглашения о российской военной базе в республике или соглашения о мигрантах. Может быть, Таджикистану свести к нулю военное присутствие России, согласиться открыть военную базу США, а после разрешить России завести два самолета и сорок военных? Тогда, возможно, Москва подпишет соглашения с республикой?

Как нам жить дальше?

Думаю, таджикская сторона уже устала призывать к сотрудничеству Россию, которая со своей стороны до сегодняшнего момента ничем реальным не подтверждает декларации о развитии взаимовыгодных экономических отношений. При данной тенденции развития сотрудничества дискуссии об условиях арендной платы за территории, на которых будет располагаться российские военные объекты, очень актуальны. Россия не хочет прощать Таджикистану внешний долг, хорошо. Благодарность выражается во многих формах, но видимо к данному обстоятельству она не имеет никакого отношения. Даже, несмотря на то, что более 12 лет РФ бесплатно использует всю инфраструктуру таджикских объектов, которые оцениваются в более чем 2 млрд. долларов.

Кстати, в Таджикистане уже долгие годы практически бесплатно функционирует и уникальный российский комплекс космической связи стратегического значения "Окно". Он находится в подчинении космических войск РФ, которые подчиняются напрямую Главнокомандующему России. Уникальность комплекса заключается в том, что географически это единственная точка, которая позволяет наблюдать за космическими объектами в широком диапазоне, эффективность его сравнима разве что с работой нескольких околоземных спутников. Американцы тоже имеют подобные комплексы, но чтобы достичь подобного эффекта, как в комплексе "Окно", они вынуждены наблюдать за космосом с нескольких континентов! Многие эксперты считают, что по стратегической важности для РФ комплекс "Окно" сравним с "Байконуром". (Кстати, чтобы читатель не думал, что эти данные секретны, подчеркну: все эти оценки публиковались именно в российской печати). Так вот, по оценке военных экспертов, в том числе и российских, за нахождение только военной базы и за использование "Окна" Россия должна каждый год платить Таджикистану арендную плату в размере от 250 до 300 млн. долларов. Предполагаю, что Таджикистан ставит более мягкие условия российской стороне за его военное присутствие. ...Сегодня во внешней политике небогатых государств ЦА на первый план выносится не военно-политический блок проблем, а экономический. Но для больших игроков, раскладывающих "мировой пасьянс", критическое значение приобретает их военно-политическое присутствие в регионе. Правда, "игроки" эти разные. На одной стороне - богатые развитые страны Запада, готовые вложить в Центральную Азию крупные инвестиции, с другой - "традиционный партнер" с огромными амбициями и действующий по старому принципу: а вдруг опять получится опять "на халяву".

Кого выбрать Таджикистану?

От редакции:

Мы осознаем, что автор статьи очень остро поставил вопрос о взаимоотношениях Таджикистана и России. Учитывая этот факт, а также чрезвычайную важность наших дальнейших связей с РФ, мы приглашаем к продолжению дискуссии все заинтересованные стороны. Надеемся, этот обмен мнениями на страницах "АП" станет важным вкладом в оптимизацию отношений между Душанбе и Москвой.

* * *

ПОРА ПЕРЕСТАТЬ ИГРАТЬ В ПОЛИТИКУ

Игорь Борисов, 25.03.2004

ЦентрАзия

Газета "Азия-Плюс" в конце января этого года опубликовала статью исследователя, выступившего под псевдонимом Мухаммадали Зокира "Таджикистан - Россия: безответная любовь. Или брак по расчёту". Известное своей объективностью издание признало, что автор этого материала "очень остро поставил вопрос о взаимоотношениях Таджикистана и России" и пригласило продолжить дискуссию. Чем и воспользуемся.

В начале сразу следует отметить, что подобные, с позволения сказать, аналитические выкладки весьма похожи на бытовые, а значит примитивные разглагольствования, мягко говоря, не специалистов. Банальное перечисление тенденциозно поданных фактов, подталкивающее читателей к ложным выводам, выдаётся как попытка научного анализа "специфических аспектов истории взаимоотношений Таджикистана и России". К тому же неприятный осадок оставляет сквозящая в каждом абзаце эмоциональность, переходящая в истеричность, что недопустимо для исследователя, берущегося за такие серьёзные темы. И, тем не менее, всё же попробуем отделить, как говорится, мух от котлет.

Спору нет, внешняя политика России далека от совершенства. Более того, последние годы дали нам не один пример её непоследовательности и неэффективности. И даже решений, не отвечающих её национальным интересам. Вспомним свёртывание военных объектов на Кубе и Вьетнаме, провалы на югославском направлении или путаница в вопросе о целесообразности притока иностранной рабочей силы и т.д. Здесь как в зеркале отразилась вся палитра противоречий нынешней эпохи, особенности государственного строительства и политических процессов в стране. Как говорится, что есть - то есть. И без учёта этих, всё ещё, к сожалению, определяющих моментов анализировать двусторонние отношения с Россией, равно как и заниматься их сколь-нибудь серьёзным планированием, по меньшей мере, не профессионально, если не сказать глупо.

Вместе с тем, отождествлять отдельные публикации российских СМИ и высказывания пусть даже крупных политиков с реальной внешней политикой государства, принимать их за выражение позиции официальных властей нельзя категорически. В России постепенно проходят времена, когда этой сферой, помимо главы государства и МИДа, занимались все кому не лень - от силовых структур и Росвооружения до отдельных крупных коммерческих структур. Отсюда и неразбериха, отсюда и всевозможные вольности, не редко приводившие к неприятным моментам в двусторонних отношениях. Помните скандальные высказывания А.Котенкова? И таких примеров масса.

Другое дело - и это отдельная тема - как воспринимаются внешнеполитические действия России в различных странах. И здесь оспорю высказывание М.Зокира о том, что в отношениях между государствами неуместны перекос или действия по формуле "мои интересы важнее и значимее". Да, безусловно, они - эти отношения - должны строиться на основе взаимопонимания, уважения и учета национально-государственных интересов. Но только наивные могут слепо принимать это как вечный, незыблемый постулат, ведь вся мировая практика показывает, что в сфере межгосударственных отношений дружбы - увы - не бывает, бывают только интересы. И в этом плане Е.Примаков в 1992 году во время визитов в Иран и Афганистан в качестве директора СВР на переговорах с С.А.Нури занимался не политическими - в упрощённом понимании М.Зокира - играми, а отстаиванием конкретных национальных интересов своей страны в контексте общего урегулирования межтаджикского конфликта.

Не следует и забывать какие на улице ныне времена. М.Зокир предпочитает видеть только то, что и так видно, игнорируя необходимость приподнять завесу лежащих на поверхности вещей и добраться до истинной природы исследуемой проблемы. Центральная Азия стала зоной противостояния великих держав мира. Американцы рассматривают богатый стратегическими источниками энергоресурсов регион как важный плацдарм в будущем противостоянии с Китаем. З.Бжезинский, разработчик теории мирового гегемонизма США прямо заявляет, что цель Америки здесь - быть главным игроком. И в этой борьбе, скажем прямо, американцы поступательно укрепляют свои позиции, сужая в регионе геополитическое влияние России. Уже в этом году российские пограничники покинут охраняемые ими рубежи таджико-афганской границы. Не исключено, что такая же судьба ожидает 201 мотострелковую дивизию, которой, судя по тому как проходят переговоры, видимо, так и не суждено будет трансформироваться в полноценную российскую военную базу.

Супердержавы - США, Россия и Китай - жёстко преследуют свои властные интересы, и маленьким странам региона (такова уж суровая реальность) отводится роль младших партнёров, ну если угодно М.Зокиру, игроков в этой системе сложнейших взаимоотношений. Поэтому этим государствам и, в частности, Таджикистану в таких непростых условиях необходимо не "жертвовать" (как громко заявляет мой оппонент) чем-то "ради сохранения имиджа стратегического партнера России", а прилагать максимальные (не в виде информационной кампанейщины и обвинений в республиканской прессе) усилия для защиты своих собственных национальных интересов. А вот способность или неспособность отстаивать их должным образом - вопрос эффективности соответствующих ведомств страны и, если хотите, - вопрос степени и качества реальной суверенности государств.

Вот здесь-то М.Зокиру, возьмись он досконально и объективно исследовать эту тему, открылись бы многие истинные причины и объяснения нынешних неудач республики. Попробуем и мы со своей стороны обозначить и прокомментировать один из аспектов данной проблемы.

Действительно, Таджикистан имеет уникальнейший по своей сути опыт разрешения гражданского противостояния. На фоне эскалации напряжённости в регионе, за сравнительно короткий период времени страна сумела пройти путь от ожесточённых вооружённых столкновений до прекращения войны, возвращения беженцев и достижения относительного мира и национального согласия. Этот завидный опыт плюс наличие богатого духовного потенциала народа, древней культуры, основанной на стремлении к миру и созиданию - вот те предпосылки для назревшей активизации внешнеполитической деятельности независимого Таджикистана. К тому же непростая геополитическая ситуация и её возможное влияние непосредственно на процессы внутренней жизни должны бы побуждать республику в целях обеспечения собственной военно-стратегической безопасности быть более других заинтересованной в нормализации обстановки в регионе.

Да, Таджикистан благодаря (подчеркнём) личным усилиям президента Э.Рахмонова занял своё место в системе международных отношений. Республика закономерно развивает многовекторную внешнюю политику, расширяет взаимовыгодные связи на мировой арене, участвует в глобальных проектах многостороннего сотрудничества (ЕврАзЭС, ОДКБ, ШОС, ШАС, Антитеррористическая коалиция). Этим она пытается создать благоприятные условия для развития реформ внутри страны, решения социально-экономических задач постконфликтного развития.

Однако, на российском направлении внешнеполитической деятельности Таджикистана такие задачи, к сожалению, реализуются далеко не оптимально и последовательно. Даже простой анализ материалов различных СМИ, контакты с осведомлёнными представителями российской стороны и общение с таджикской диаспорой за последние 2-3 года показывают, что одной из главных причин этой, можно сказать, пробуксовки деятельности является именно кадровый аспект.

Не берусь судить о действующих принципах и процедуре кадровых назначений в системе внешнеполитического ведомства Таджикистана - возможно, они вынужденно связаны с решением серьёзных внутриполитических вопросов, тяжёлого механизма соблюдения баланса и других нюансов. Но, в конечном счёте, от итогового кадрового решения во многом зависит качество, эффективность и представительность деятельности, к примеру, ведомственного подразделения, представляющего в Российской Федерации не просто МИД, но всю таджикскую власть.

Имея высокий статус дипломатического представительства и, по имеющимся сведениям, более чем достаточный уровень заработной платы нынешний КПД таджикского посольства в Москве по основной предназначенности неоправданно низок. Огромное по меркам республики финансовое обеспечение его деятельности уже давно не трансформируется в какие-то ощутимые практические результаты. Это, по свидетельствам причастных к данному вопросу людей, видно по качеству подготовки и проработки документов для обеспечения двусторонних контактов, дипломатическому сопровождению реализации достигнутых договорённостей. То, как здесь реализуется высокий государственный и дипломатический статус, однозначно говорит о недостаточной степени вдумчивой аналитической деятельности, кропотливости и настойчивости, больше того - элементарной компетентности.

За эти годы так и не налажена система и механизм функционирования дипломатической службы таджикского посольства. По тем или иным причинам уволены или вынуждены уволиться опытные кадровые дипломаты, имевшие заслуженный авторитет в дипкорпусе МИДа России, русскоязычные сотрудники административно-технического персонала, считавшие Таджикистан своей второй родиной. Зато в нынешнем дипломатическом составе почему-то подавляющее большинство детей и родственников руководителей различного ранга, выходцев из Хатлонской области республики (видимо, может быть, это своеобразное проявление заявленной приоритетности отношений с Россией). И национальной диаспоре и российским властям, например, хорошо известны шумные скандалы, связанные с вымогательством и похотливостью таджикского консула Д.Курбанова, прозванного посетителями "злым, бешеным консулом". Или служебные подлоги и открытое мздоимство его недавнего предшественника С.Саидова, который благодаря "нажитому непосильным трудом" ныне - большой чин в правительстве Таджикистана. А о звуках и итогах шумных застолий и попоек из устроенного в посольстве полулегальном подвальном кафе вам лучше всего расскажут местные жители и постовые милиционеры.

Представляется, что главная задача любого диппредставительства - на деле реализовать и творчески углублять все те договорённости, которые достигнуты лично президентом страны и правительством на встречах в верхах. Переводить на практический лад, трансформировать в конкретные дела стратегические отношения, сложившиеся между главами государств. Поэтому для творческого и осмысленного поиска путей развития отношений с различными ведомствами и регионами Российской Федерации необходима ежедневная и ежечасная напряжённая работа. Нужен исключительно государственный подход и бескорыстная принципиальность в реализации дипломатического сопровождения продвижения экономических интересов Таджикистана на российском рынке, изобретательность в инициировании интереса к инвестиционным возможностям республики. Требуется особая деликатность и кропотливая работа по кардинальному улучшению образа страны, в решении задач комплекса социальных и гуманитарных вопросов двусторонних отношений. А работать по-иному на дипломатической службе - и это особенность данной области деятельности, - значит, наносить вред авторитету и имиджу миссии, авторитету своего президента и авторитету страны.

Неиспользуемые и упускаемые сегодня возможности и темпы в целом складываются в огромные потери для развития наших межгосударственных взаимоотношений, репутации самого Таджикистана. Они приводят к состоянию вялого движения по инерции, которое прерывается, как свидетельствуют наблюдатели, очередной шумной беготнёй и имитацией активной деятельности на время визитов президента республики в Москву.

В этом плане достаточно разителен пример работы послов других центрально-азиатских государств. В частности бывшего казахского посла, 42-летнего А.С.Сарсенбайулы. Систематические рабочие поездки в регионы с напряжённой ситуацией с трудовыми мигрантами, организация деловых поездок делегаций руководителей хозяйствующих объектов для восстановления или форсирования экономических связей, налаживание конструктивных отношений с местными властями, авторитетными представителями культуры и искусства, руководителями средств массовой информации, многое другое. И всё это делалось без лишней помпы, гонора и рекламного сопровождения. Во благо своего народа, во исполнение политики своего президента на взаимовыгодное сближение с Россией.

Кстати, нельзя обойти и такой момент. Некоторые факты говорят о том, что именно Таджикистан снизил уровень предпочтительности и актуальности развития отношений с Россией. Это было наглядно продемонстрировано конкретным выбором, прямо скажем - своеобразной, персоны на должность посла республики в Москве. Смещённый (по некоторым сведениям за создание нездоровой обстановки в учреждении, мелкие хищения имущества и аморальный образ жизни) с поста руководителя администрации президента через неполный год работы, Сафар Сафаров был отправлен в Москву, как бы в ссылку. Вместе с ним был снят его первый заместитель Тахир Курбанов и назначен на должность представителя Таджикистана в ЕврАзЭС. До этого более 9 лет С.Сафаров возглавлял парламентский комитет по бюджету и за счёт соответствующих "откатов" и "премиальных" за пролоббированные решения стал состоятельным человеком. Получив высокую должность в администрации главы государства, он реализовывал свои аппетиты уже за счёт протекции соискателям на те или иные должности и небескорыстное продвижение проплаченных решений. Тогда говорили, что отставка С.Сафарова явилась для него наилучшим исходом, так как багаж допущенных нарушений соответствовал нескольким отнюдь не "хилым" статьям УК.

Естественно, что назначение такого деятеля в государство - стратегический, как утверждает М.Зокир, союзник - не что иное, как сброс проштрафившегося чиновника на обочину и своеобразная демонстрация откровенного пренебрежения состоянием и перспективами отношений с Россией.

Таджикской диаспоре хорошо известно, что С.Сафаров с первых дней своей работы также находится в поисках дополнительных заработков. Отчасти и потому - по сведениям из Душанбе, - что над ним довлеют некие финансовые обязательства за сорванные, по причине его отставки, решения. Известные личные качества данного руководителя привели к тому, что посольство перестали посещать для решения возникающих вопросов даже многочисленные представители министерств и ведомств республики, аккредитованные в Москве. Не говоря уже о представителях российского бизнеса, ищущих возможности для сотрудничества с Таджикистаном. Ведь подобные визиты к послу непременно сопровождаются теми или иными просьбами определённого рода.

Частая неработоспособность в виду понятных гастрономических слабостей и нежелание С.Сафарова вникать в конкретные вопросы многоплановых отношений между государствами неминуемо приводят к поверхностному пониманию им предмета и сути периодически возникающих проблем. И, как стало известно, в разъяснении причин появления таких узлов центральным властям республики неизменно приводятся лживые объяснения о неконструктивности и недоброжелательности представителей российской стороны. Тем самым, видимо, подогреваются и укрепляются соответствующие настроения и понимание ситуации у руководства Таджикистана.

В последнее время обсуждается неофициальная информация о том, что таджикский посол готовится занять место... министра иностранных дел, так как последний достиг пенсионного возраста. И, судя по неосторожным высказываниям и репликам С.Сафарова, данные сведения, к сожалению, имеют определенные основания. Как говорится, что-то будет, хотя дальше уже некуда.

В заключение своего, так уж получилось, тематического материала хотелось бы уберечь своих таджикских коллег от одной опасности. Всякий конфликт, война начинаются со слова. Некоторые исследователи современной истории Таджикистана называют в качестве одной из причин возникновения известных катаклизмов в начале 90-х гг. войну именно информационную и даже называют конкретные имена виновников. Всем памятны подстрекательские статьи в газете "Чароги руз" или угрозы Шодмона Юсуфа в адрес русскоязычного населения республики и что последовало за этим на улицах Душанбе. Градус нынешних словесных баталий и обвинений в таджикской прессе в отношении России, боюсь, заметно зашкаливает за допустимые пределы и может неконтролируемо возбудить определённые настроения в таджикском обществе. Стоит ли говорить, коллеги, что это чревато серьёзными политическими последствиям уже в межгосударственных отношениях.

* * *

Обсудить на Форуме - "Россия и Таджикистан: вопросы, проблемы, решения"