4 Август 2020



Новости Центральной Азии

Узбекистан: доступ к информации является необходимым фактором в обсуждении экономической политики

12.12.2003 00:00 msk, Миродил Мирзахмедов

Политика

При обеспечении широкого доступа к информации, обсуждение и изучение экономической политики носит осмысленный характер, а принятие решений основывается на достоверных и полных данных. Анализ и исследование политики не может проводиться без использования широкого спектра собираемой государством информации по состоянию национальной экономики, её инфраструктуры, населения и его потребностей. Самым большим препятствием для проведения качественных исследований и анализа является необходимость платить за предоставление информации. Однако даже это не гарантирует того, что информация будет достоверной и полной. Получение информации также усложняется отсутствием какого-либо порядка, определяющего полномочия официальных лиц по предоставлению необходимой информации, что ведет к увеличению операционных издержек.

В этой связи возникает вопрос, существуют ли в Узбекистане правовые предпосылки для широкого доступа к статистической информации?

Обзор законодательства Республики Узбекистан указывает на существование документов регулирующих доступ к такой информации. Основные правовые акты, регулирующие доступ к информации, следующие:

1. "Закон о принципах и гарантиях свободы информации";

2. "Закон о государственной статистике";

3. "Закон о защите государственных секретов".

"Закон о принципах и гарантиях свободы информации" предоставляет гражданам право ознакомления с информацией, затрагивающие их права, свободы и законные интересы (Статья 8). Однако закон не уточняет, какая именно информация может считаться конфиденциальной, а какая нет. Статья 6 может быть истолкована весьма расширенно: "Информация должна быть открытой и гласной, за исключением конфиденциальной..." Эта неопределенность часто служит для государственных органов обоснованием отказа предоставлять информацию (Статья 10).

Кроме как по основанию конфиденциальности (которая трактуется довольно широко), основанием для отказа, согласно Статье 10, может служить и потенциальный риск того, что раскрытие информации может нанести ущерб правам и законным интересам личности, интересам общества и/или государства. Такое уравнивание прав и интересов трех субъектов (личности, общества и государства) является характерным для законодательства Узбекистана и даже отражено в Конституции страны. Подобная защита трех различных субъектов подрывает приоритет прав человека, делая невозможным получение благоприятного решения суда для частного лица, даже если предположить, что суды являются независимыми. Таким образом, "Закон о принципах и гарантиях свободы информации" является лишь декорацией и его реальная цена равна цене на макулатуру.

Несмотря на то, что "Закон о государственной статистике" провозглашает доступность, прозрачность и открытость принципами государственной статистики (Статья 4), государственные статистические органы предоставляют юридическим и физическим лицам обобщенные статистические данные только по запросу и на контрактной основе (Статья 7). Так как закон не содержит определения, какие именно статистические данные должны предоставляться общественности, доступ к информации существенно затруднен. Недостаток денежных средств может служить основным препятствием для независимых экономистов и аналитиков в получении статистических данных. Запрашивание данных также занимает много времени. В соответствии с "Законом о принципах и гарантиях свободы информации" ответ на запрос должен предоставляться в течение 30 дней. Однако, даже по истечении данного периода времени, органы государственной статистики могут отказать в предоставлении информации на основании того, что запрашиваемая информация является конфиденциальной (представляет собой государственную тайну) и/или раскрытие такой информации может нанести вред интересам государства или общества.

Исходя из того, что в предоставлении информации может быть отказано на основании её конфиденциального характера, мы должны определиться, какая именно информация должна/может считаться конфиденциальной и/или составлять государственную тайну. С этой целью мы обращаемся к "Закону о защите государственных секретов". К сожалению, данный закон содержит такие же, широко трактуемые, формулировки и не предоставляет четкого определения государственной тайны. Статья 3 гласит:

"...государственную тайну составляют сведения, разглашение которых может оказать отрицательное воздействие на качественное состояние военно-экономического потенциала Республики или повлечь другие тяжкие последствия для обороноспособности, государственной безопасности, экономических и политических интересов Республики Узбекистан.

...служебной тайной составляют сведения в области науки, техники, производства и управления, разглашение которых может нанести ущерб интересам Республики Узбекистан."

Правда, Статья 5 данного закона, все-таки, в конце концов, определяет, что засекречивание и раскрытие информации должны производиться в соответствии с "Положением о порядке определения и установления степени секретности сведений" и "Перечнем сведений, подлежащих засекречиванию в Республике Узбекистан". Однако поиск этих последних двух документов не увенчался успехом. Это может означать одно из двух - либо данные нормативные акты являются секретными, либо вообще отсутствуют. В любом случае, отсутствие таких документов противоречит основному принципу любой правовой системы, который гласит, что ни одно лицо не может быть привлечено к ответственности за нарушение законодательного акта, который не публиковался. Более того, Статья 6 "Закона о принципах и гарантиях свободы информации" гласит, что "законодательные акты по правам и свободам граждан, порядок их применения, и акты, устанавливающие правовой статус государства и административных органов" ни в коей мере не могут носить конфиденциальный характер. Противоречие налицо.

Таким образом, на базе данного анализа мы можем сделать вывод, что правовая среда Узбекистана не способствует свободному распространению информации, необходимой для конструктивного обсуждения экономической политики. Для преодоления подобной ситуации предлагаются несколько предложений-вариантов.

Первое, наиболее прямое и простое состоит в том, чтобы обнародовать "Положение о порядке определения и установления степени секретности сведений" и "Перечень сведений, подлежащих засекречиванию в Республике Узбекистан", упомянутые в Законе о защите государственных секретов. Будет даже более целесообразным включить (путем дополнения) эти два документа непосредственно в Закон. Хотя мы не можем быть уверены, что эти два упомянутых документа вносят ясность в определение государственной тайны, публикация этих двух документов могла бы определенным образом прояснить вопрос. По крайней мере, какие-то данные можно будет все-таки получать без отказа в предоставлении на основании их секретности/конфиденциальности.

Второе. Конечно, можно переписать каждое предложение "Закона о принципах и гарантиях свободы информации". Однако стоит дополнить Статью 8 несколькими предложениями, и Закон может стать вполне полезным. В частности, следует дополнить его положениями о том, какая именно информация государственных органов управления должна подлежать обнародованию. Точно такое же положение должно быть внесено и в "Закон о государственной статистике". Должны быть определенные виды данных (представляющие общественный интерес), которые должны доступными для общественности (например, на Интернет сайте) без прохождения долгого процесса отдельных запросов.

Третье, надо определить и повысить личную ответственность государственных чиновников за качественное представление информации. В силу того, что вышеперечисленные законы не определяют ответственность за оставление запросов без ответа, следовало бы выработать четкие положения по таковой ответственности. Положение об ответственности могло бы обеспечить предоставление государственными чиновниками полноценной информации общественности, а также должное и своевременное реагирование на индивидуальные запросы.

Четвертое, положения законов (и Конституции в первую очередь) где говорится, что применение законов может быть рассмотрено как с точки зрения законных интересов и прав граждан, так и государства или общества должны быть исключены. В развитых демократических странах приоритет прав человека четко выражен в конституциях. Интересы прав человека должны иметь приоритет. Это сделает решения судов более предсказуемыми и благоприятными для интересов осязаемого конкретного человека, а не абстрактного государства или общества.

И, наконец, обсуждение вопросов прозрачности должно быть инициировано среди исследовательских центров. Обсуждение и уточнение того, какая информация представляет собой общественный интерес, и, соответственно, должна быть доступной для общественности, способствовали бы пониманию среди руководителей страны полезности раскрытия большей части информации, которая в настоящее время считается секретной. Внесение изменений в эти законы и правила по прозрачности могло бы ускорить прочие, связанные с политикой, дискуссии, что будет способствовать повышению качества процесса принятия решений в Узбекистане.