15 Октябрь 2019



Новости Центральной Азии

Пытки в тюрьмах Узбекистана вновь привлекли внимание международного сообщества

01.07.2003 00:00 msk, Акбар Насиров

Права человека

Серия недавних разоблачений вновь ставит вопрос о применении пыток в узбекских тюрьмах. После заявлений известной правозащитной организации и американского конгрессмена президент Узбекистана Ислам Каримов предложил открыть для инспекции одну из крупных тюрем. Тем не менее остается неясным, как можно было бы добиться гарантий прекращения пыток.

Применение пыток в узбекских тюрьмах давно является камнем преткновения в отношениях между международным сообществом и Ташкентом. В меморандуме государственного департамента США, опубликованном в середине мая, говорится о стремлении узбекских властей разрешить вопрос о пытках. Однако на ежегодной встрече Европейского банка реконструкции и развития, проведенном в начале мая в Ташкенте, Каримов вызвал гнев активистов правозащитного движения, отказавшись выступить с осуждением этой практики.

3 июня организация Human Rights Watch (HRW) опубликовала заключение, в котором подробно описывается гибель Отамаза Гафарова, наступившая в результате пыток. Гафаров должен был выйти из тюрьмы в сентябре, после отбытия семилетнего срока заключения за хищение государственного имущества. По информации HRW, Гафаров умер 3 мая, за день до начала заседания ЕБРР. «Когда они [родственники Гафарова] забирали его изувеченное тело, в администрации колонии им заявили, что он умер от сердечного приступа; при этом один из надзирателей сказал родственникам, что ‘все было не так’», – говорится в публикации HRW.

Дело Гафарова привлекло внимание некоторых законодателей в Вашингтоне. 5 июня член палаты представителей Кристофер Смит (республиканец, штат Нью-Джерси) осудил Каримова за толерантное отношение к пыткам. «Трагедия заключается в том, что это уже никого не удивляет. В полицию людей забирают живыми, а оттуда они выходят мертвыми», – сказал Смит в заявлении для печати.

«Попытки узбекских властей объяснить следы увечий на телах, которые возвращают скорбящим родственникам, «высоким давлением» или другими естественными причинами не могут скрыть непрекращающейся практики пыток и других злоупотреблений», – заявил также Смит.

Смит и представители HRW считают, что поступающие сообщения о смертях, наступивших в результате пыток, опровергают содержащееся в меморандуме госдепартамента утверждение, будто Узбекистан демонстрирует «существенный и продолжающийся прогресс» в сфере соблюдения прав человека. Серьезная критика международного сообщества, как полагают некоторые наблюдатели, сыграла свою роль в принятии Каримовым 23 июня решения пригласить репортеров иностранных агентств в одну из наиболее крупных государственных тюрем. [Историю вопроса см. здесь].

Внимание международного сообщества к вопросу о пытках в тюрьмах может усилиться в ближайшие недели. В своем заявлении, распространенном Обществом прав человека Узбекистана, отец одной из жертв пыток говорит о планах организовать 8 июля протест перед зданием правительства в Ташкенте. Сатвалды Абдуллаев утверждает, что его сын Шухрат был замучен до смерти в 1999 г., когда находился в тюрьме. «Речь идет о мирных средствах, я имею право выразить свой протест против произвола и беззакония», – говорится в заявлении Абдуллаева.

Human Rights Watch пишет, что из-за низкого уровня подготовки полиции пытки получили широкое распространение, что затрудняет документальное подтверждение совершенных правонарушений или, тем более, их пресечение. В 1997 г. более 150 тысяч граждан написали официальные заявления с жалобой на злоупотребления полиции. Однако только против нескольких десятков полицейских были заведены дела, а многие были оправданы или отделались незначительными административными взысканиями. В последние годы число подающих такие заявления граждан уменьшилось: здравый смысл подсказывает, что полиция начнет мстить.

Между тем представители узбекских правоохранительных органов называют себя жертвами безжалостной системы. «Не думайте, что полиция только и делает, что избивает и арестовывает», – говорит следователь Алишер. «Полицейские тоже люди, они пытаются убеждать, не прибегая к насилию. Имеются психологические методы. Мы получили их в наследство от своих коммунистических предшественников».

Узбекская система уголовного наказания, в ее нынешнем виде, поощряет применение пыток, поскольку для того, чтобы сохранить работу или получить повышение по службе, полицейские должны повышать уровень раскрываемости дел. То же самое относится и к прокурорам. По словам подполковника N, бывшего начальника полицейского департамента, полицейские часто принуждают задержанных к даче признательных показаний. Он утверждает, что его начальство требовало постоянного роста уровня раскрываемости уголовных дел.

Нажим на задержанных вынуждает усомниться в официальных цифрах раскрываемости убийств, якобы составляющих 80 процентов. По словам Сабира, бывшего следователя, у полиции имеется целый набор методов, которые позволяют ей принудить задержанного к даче ложных показаний. Одним из них является волочение по земле за ноги, что часто приводит к повреждению внутренних органов. (Полиция называет это «бетонированием»). Среди других методов – надевание противогазов, электрошок слабыми токами, избиение с помощью бутылки или мокрого полотенца, непрерывный допрос в течение 24 часов. Ни один из этих методов не оставляет шрамов, но многие из них вызывают такой страх у задержанных, что они подписывают «признания» не задумываясь, по информации нескольких источников, знакомых с работой системой уголовного наказания.

Алишер описал еще один способ получения признания: «Если у полиции имеется нераскрытое дело, они находят человека без влиятельных родственников или друзей и арестовывают его на пару дней... Затем ему говорят, что его жена тоже задержана полицией и теперь ее могут изнасиловать осужденные... Человека подводят к камере, и через глазок он видит свою жену. Тогда человек сдается. В действительности жену просто приглашают в полицию и обещают ей встречу с мужем. Она не находится под арестом, и вскоре ее отпускают. Как только человек готов «сознаться», его приводят к прокурору, где он... подписывает протокол и его привлекают к уголовной ответственности».

Люди, которые подвергаются насилию, редко выходят на свободу. По словам N из Ташкентской области, полиция бросила его голым на снег, а затем таскала за ноги по полу. Он выдержал пытку и отказался дать ложные показания. Тем не менее его осудили на 14 лет тюремного заключения.

В редких случаях власти несут ответственность за применение пыток. Полицейские в Самарканде рассказали корреспонденту EurasiaNet о случае, когда следователь несколько раз вкалывал наркотик человеку, который отказывался давать ложные показания. В конце концов этот человек погиб от передозировки. После этого полицейские бросили тело в реку. Однако родители жертвы сумели выяснить обстоятельства преступления и потребовали возмещения ущерба. В конечном итоге следователь бежал, а два его помощника, участвовавшие в преступлении, были осуждены за убийство.

От редакции. Акбар Насиров – псевдоним независимого узбекского журналиста.