20 Сентябрь 2019



Новости Центральной Азии

Посол России в Таджикистане М.Пешков - о международных отношениях

03.06.2003 00:00 msk, Беседу вел Максим Баранов

Россия и Таджикистан - это главные стратегические партнеры в Центральной Азии, считает правнук пролетарского писателя Максима Горького - Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Республике Таджикистан Максим Пешков.

- Максим Александрович, почему же в таком случае договор о создании российской военной базы в Таджикистане, подписанный 16 апреля 1999 года и ратифицированный обеими сторонами, до сих пор не вступил в силу?

- Договор предусматривает целый ряд дополнительных соглашений о повседневной деятельности базы: где она будет располагаться, из чего состоять, какое движимое имущество иметь... Эти согласования завершаются, осталось уточнить детали. Надеюсь, что обмен ратификационными грамотами произойдет в мае - июне этого года. С этого момента 201-я мотострелковая дивизия (МСД) станет российской военной базой.

- Зачем же тогда штаб дивизии выселяют из центра Душанбе и отбирают принадлежащие ему здания?

- Никто их не отбирает. Эта неоправданная шумиха подогревается СМ И. Просто еще в 70-х годах был разработан генеральный план строительства города Душанбе. По нему из центра столицы должны были выводиться все воинские подразделения, тогда еще Советской армии. В 80-х годах 92-й полк был уже переселен на окраину столицы. Затем распался Союз, здесь началась гражданская война, и было просто не до этого. Сейчас, когда наступил мир, таджикское руководство опять вернулось к этому проекту. Военный городок создается на границе города. Сейчас постепенно нам передаются участки земли под объекты дивизии. Кстати, такая же передислокация касается и частей Минобороны Таджикистана. Они тоже уезжают из центра города. На месте старых зданий будет построен Дворец Наций.

- Таджикистан - единственная страна бывшего Союза, которая после распада СССР не получила от него никакого военного имущества, оно осталось в распоряжении 201-й дивизии. Не претендует ли таджикская сторона на свою "долю" наследства, как, например, Грузия?

- Грузия и Таджикистан по-разному строят отношения с Россией. Грузия не хочет иметь нашу базу на своей территории, а Таджикистан выступает за сохранение российского военного присутствия. Если будет принято решение о переоснащении базы, то я не исключаю, что какая-то часть высвобождающейся техники будет передана таджикской стороне. Кстати, наши соглашения - это пакет документов, подписанный начиная с 1993 по 1999 год, на основании которых мы находимся в республике, такой вариант предусматривают.

- Сколько денег Таджикистан просит за сохранение нашей базы? Говорят, что за объект контроля космического пространства "Окно" в Нуреке требуют чуть ли не 250 млн. долл.?

- Не верьте сплетням, таджикская сторона ничего не запрашивает за базу. За объект "Окно" никто ни копейки не требует, у нас есть соглашение 1994 года, по которому российская сторона пользуется этим объектом на безвозмездной основе. Вопрос об аренде тоже пока не стоит.

- Не кажется ли вам, что с созданием базы мы опоздали, так как в этом регионе уже слишком упрочились позиции США?

- Американское присутствие явно чувствуется только в соседнем Узбекистане - это прежде всего аэродромы в Ханабаде и Кокайты и база в Термезе. В Киргизии - это авиабаза в Манасе. Да и то есть сведения, что американцы от Манаса собираются отказываться и передислоцировать свои войска в другое место. А что касается Таджикистана, то в 2002 году они пользовались душанбинским аэропортом как аэродромом "подскока" для снабжения своих баз в Кабуле и Баграме на территории Афганистана. Сейчас американское присутствие здесь ограничивается лишь посольством США в Душанбе.

- Появление американской военной группировки в Узбекистане - это вина российской дипломатии?

- Одними дипломатическими разговорами без экономического подкрепления ничего не сделаешь. Это все равно, что с голой пяткой на саблю кидаться. Благодаря чему американские базы стоят в Узбекистане? Прежде всего благодаря деньгам. За свое присутствие в этой стране они платят наличными и инвестициями в экономику. Правда, одновременно с этим, они ведут себя как обычно. А в последнее время руководство Узбекистана они, мягко говоря, критикуют так, что настроение у него сильно портится.

Если бы Россия была экономически сильна в этом регионе, то ситуация могла бы быть совершенно другой. Любая дипломатия должна быть чем-то подкреплена, в наше время - это экономика и торговля.

- Если наша экономика не может поддержать дипломатию в этом регионе, то есть ли смысл в создании базы, тем более что американцы в Афганистане уже уничтожили Талибан?

- Талибан ушел, но дело его осталось. Как военно-политическая сила режим талибов был ликвидирован. Но сейчас там концентрируются радикальные силы, и по нарастающей раскручивается виток терактов. А поток наркотиков с каждым днем только увеличивается. По данным специалистов ООН, в этом году их производство может достичь 350 - 400 тонн в героиновом исчислении. Афганский наркотик - это 70% всего героина, который получает Европа. Антитеррористическая операция в этой стране наркоструктуру практически не затронула. Не уничтожены ни одно поле, ни один склад с готовой продукцией, ни одна лаборатория. Почему? Этот вопрос надо бы задать союзникам. Хотя все сведения о расположении всего этого хозяйства у них имелись. Мы им передали свою информацию о наркоструктурах, она была подкреплена данными их космической разведки.

Российская погрангруппа, которая действует во взаимодействии с 201 - и МСД, задерживает 60% наркотиков, идущих через Таджикистан. А он занимает 4-е место в мире по задержанию опиума и 5-е по героину. Вот и судите сами, нужны ли здесь наши пограничники и российская военная база... Да и американское присутствие в регионе тоже нужно учитывать.

Справка ИА "Фергана.Ру"

Пешков Максим Александрович.

Год рождения - 1950 г.

Образование - высшее, в 1972 году окончил Московский Государственный институт международных отношений МИД СССР.

Владеет персидским и английским языками.

На дипломатической работе с 1972 года. Работал в Консульстве в Реште, Иран (1972-1974 гг.), Посольстве в Иране (1974-1978 гг.), Посольстве в Афганистане (1981-1985 гг., 1987-1991 гг.).

Имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посланника 2 класса.

Женат, имеет сына.