22 Ноябрь 2019



Новости Центральной Азии

Сарезское озеро на Памире может представлять опасность для всего региона

29.03.2003 00:00 msk, Юрий Земмель

...Грязекаменный вал высотой в сотни метров со скоростью более 80 километров в час несется по руслу памирской реки Бартанг, продолжает свой ужасающий бег, выходя далеко за берега реки Пяндж, по которой проходит таджикско-афганская граница, врывается в русло Амударьи и через несколько дней мутным потоком вливается в то, что осталось от Аральского моря. На всей протяженности такого катастрофического броска – а это более двух тысяч километров – стираются с лица земли селения, поселки и целые города, гибнут сотни тысяч людей, уничтожаются поля и сады. Зона бедствия охватывает обширные территории Таджикистана, Афганистана, Узбекистана и Туркмении...

Нет, этой страшной катастрофы, к счастью, не было. Но таковы впечатляющие данные компьютерного моделирования, целью которого являлась попытка предугадать последствия вероятного прорыва на памирском Сарезском озере. Опасность такой катастрофы достаточно реальна, и в 70-80-е годы (уже прошлого века) этот водоем был объектом самого пристального внимания специалистов.

Порождение гигантского катаклизма

Зимой 1911 года на Западном Памире произошло сильнейшее землетрясение. Эхо этой «подземной бури» было зафиксировано даже за тысячи километров – на Пулковской сейсмической станции под Петербургом.

Тогда в глубокое ущелье, по которому протекала река Мургаб, землетрясение обрушило массы камня и грунта, образовав плотину высотой более 500 метров. Оползень запрудил реку и похоронил под собой кишлак Усой, именем которого позже назвали завал. Уровень воды начал подниматься, и вода вскоре затопила кишлак Сарез, давший имя самому молодому памирскому природному водоему. На высоте более трех километров над уровнем мирового океана возник новый географический объект – Сарезское озеро длиной 75 километров и глубиной более 505 метров. Постепенно в водоеме накопилось 17 кубических километров чистой пресной воды, и эта водная масса остается на протяжении десятилетий практически неизменной.

Уже через два года после катастрофы завал начал частично пропускать воду, и в конце 30-х годов водоем стал полностью проточным: объемы притока и фильтрации выровнялись. Это относительное равновесие существует и поныне, однако никто не может сказать, насколько устойчивым является это огромное естественное хранилище чистейшей пресной воды.

Во-первых, сам Усойский завал, несмотря на его кажущуюся прочность и надежность, основательно подточен фильтрующейся через его толщу водой. В нем могли образоваться пустоты, а через них рано или поздно, например, в результате какого-то очередного землетрясения, которые так часты на Памире, возможен стремительный прорыв озера.

Во-вторых, угрозу таят также три огромных оползнеопасных склона на берегах озера. Все тот же сейсмический удар может обрушить в Сарезское озеро, как это уже было при его возникновении, миллионы тонн камня и грунта. Вызванная при этом гигантская волна не только перехлестнет через завал, но может и разрушить его.

От прогнозов – к действительности

На увеличенном снимке крестами отмечены Усойский Завал и образующиеся в нем промоины и водопады
Когда в конце 80-х годов в результате исследований с достаточной достоверностью удалось представить картину возможной трагедии, то была создана и система раннего оповещения о катастрофе. Сигналы с датчиков, установленных ниже Усойского завала, передавались в штабы гражданской обороны с использованием спутниковой системы. Одновременно рассматривались различные проекты постановки озера на так называемый «крановый режим», при котором происходит постепенный спуск воды и понижение уровня горного водоема. По одному из предложенных проектов, чтобы не сбрасывать воду впустую, предлагалось построить на завале гидроэлектростанцию.

Распад Советского Союза, а затем и гражданская война в Таджикистане прервали все работы. С годами часть оборудования вышла из строя, вся система оповещения устарела. Но главное – послевоенный Таджикистан не может взять на себя даже восстановление утраченного. Вблизи Сарезского озера нет дорог, и строительство уникальных гидротехнических сооружений в этом районе – это сотни и сотни миллионов долларов. Тем временем данные, поступающие от умирающего агентства «Сарез», специально созданного для решения проблемы, вызывают беспокойство не только в самом Таджикистане.

В прошлом году Душанбе посетил Сергей Шойгу, возглавляющий российское министерство по чрезвычайным ситуациям. В ходе его встречи с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоновым обсуждение проблемы Сарезского озера стояло на первом месте, и тогда была названа шокирующая цифра: если на водоеме произойдет прорыв, то в зоне бедствия окажется не менее шести миллионов человек.

Нарушатся водозаборы питьевой воды, будут затоплены сотни кладбищ, погибнут миллионы голов скота, а это грозит возникновением эпидемий. В воду попадут нефтепродукты и токсичные вещества. Сокрушительные потоки смоют минные поля вдоль таджико-афганской границы и смертоносные заряды будут разбросаны на обширном пространстве. То же произойдет со складами, на которых хранятся боеприпасы. Плодородие почв будет нарушено, и его не удастся восстановить долгие годы.

Тех, кому удастся спастись, постигнет еще одна беда – тотальный голод. В соседние страны (да и в европейские тоже) хлынут миллионы обезумевших от катастрофы голодных беженцев, находящих успокоение в опиуме и героине.

...Безлюдны берега Сарезского озера: почти сто лет люди избегают селиться в этих местах. Бирюзовая гладь высокогорного водоема выглядит безмятежной. Говорят, что в хорошую погоду, когда на воде нет ряби, а солнечные лучи пронизывают водную толщу под неким определенным углом, с Усойского завала можно увидеть на дне озера дома затопленного кишлака. Я не раз бывал на Сарезе, но для меня эта сказочная картина так ни разу и не открылась.

* * *

По сообщению газеты "Зеркало XXI" (март 2003, http://www.zerkalo21.uz), вот уже три года, как, выиграв грант Европейского банка реконструкции и развития, частная научно-производственная фирма Global-S из Ташкента активно работает в программе рационального использования водных ресурсов и изыскания новых ее запасов в Центральной Азии. Их "конек" - высокогорные озера.

На днях, завершив дешифровку очередной партии фотоснимков, сделанных международным спутником Aster-6, и опираясь на результаты своих изысканий, ученые пришли к сенсационному выводу. В самое ближайшее время плотина Сарезского озераможет разрушиться. В результате небывалого схода огромной массы воды серьезно пострадают большая часть Таджикистана, южные районы Узбекистана, земли севера Афганистана.

Плотина массой в миллионы тонн горной породы, подпирающая водяную толщу Сареза в течение более девяти десятков лет, начала стремительно разрушаться. Если два года назад верхний уровень находился на отметке 75 см, то сегодня воды озера начинают перехлестывать через плотину. Образующиеся мощные водопады, как огромные циркулярные кили разрушают тело и без того находящегося в напряжении исполинского каменного завала.

Это сейчас. А впереди - весна и лето, период таяния ледников и вершинных снежных шапок, по мнению ученых, Сарезской плотиной пройден порог прочности. Она может разрушиться в любое время за несколько минут.

По заданию ЮНЕСКО группа сотрудников фирмы Global-S отправилась на Сарез, чтобы, несмотря на суровые высокогорные условия зимы, отслеживать состояние плотины, оперативно информировать мировую общественность.

Юрий Земмель - живущий в Германии эксперт по проблемам центрально-азиатского региона