18 Декабрь 2018



Новости Центральной Азии

Временный ресурс. Путин определился с ролью мигрантов в жизни России

Приезжие в новогодние праздники на Красной площади в Москве. Фото с сайта Yamoskva.com

31 октября президент России Владимир Путин утвердил Концепцию государственной миграционной политики на 2019-2025 годы. Миграционной политике отводится «вспомогательная роль» в решении демографических проблем и связанных с ними экономических трудностей. Вместе с тем в документе говорится, что необходимо сохранять открытость России для тех иностранных граждан, которые не связывают с ней свое будущее или будущее своих детей и не намерены полностью интегрироваться в российское общество.

«Фергана» попросила экспертов в области трудовой миграции высказать свое мнение о документе, на который будут равняться российские органы власти в своем отношении к «понаехавшим» в ближайшие шесть-семь лет.

Российский историк, этнолог и антрополог Сергей Абашин:

– Если сравнить эту Концепцию с предыдущей, то она стала более обтекаемой и обобщенной, из нее максимально убрали конкретику. Отдельно я бы хотел остановиться на трех моментах.

Во-первых, если предыдущую концепцию принимали на двенадцать лет, то эту – только на шесть, то есть это не стратегия развития миграционной политики, а пути решения текущих проблем в области миграции. Властям нужна не идеология, а возможность реагировать на конкретные вызовы. Неслучайно принят закон, наделяющий президента правом определять категории мигрантов, которые смогут в упрощенном порядке получать гражданство. Думаю, что постепенно в руки президента будут передавать все конкретные решения, касающиеся сферы миграции. Захотели – разрешили провести амнистию киргизских мигрантов, захотели – выдали российское гражданство гражданам Украины. То есть теперь эти вопросы будут решаться не с точки зрения государственной политики, а с точки зрения сиюминутных ситуаций, которые будет определять администрация президента.

Не зря в документе открыто отмечено, что «миграция становится причиной негативных социально-экономических процессов в европейских государствах». Поэтому мы свои миграционные вопросы будем решать так, чтобы они и для нас не стали политической проблемой.

Ни разу не употребляется слово «патент», что не исключает отказа от них и, например, возвращения к квотам или оргнабору. Отсутствие конкретики в Концепции позволяет властям менять политику в области миграции в удобном для нее направлении.


Мигранты на стройке в Краснодарском крае. Фото с сайта Yugopolis.ru

Во-вторых, из Концепции убран тезис о том, что с помощью миграции будут решаться демографические проблемы России (как это было в предыдущей концепции). Теперь говорится, что демографические проблемы страна будет решать путем «естественного воспроизводства». Между строк читается, что миграция теперь нам особенно и не нужна. Это основной негативный момент в этом документе.

В-третьих, усилен акцент на соотечественниках, которым первое место уделялось и в предыдущем документе. Тут выделяются две категории людей: «соотечественники, проживающих за рубежом» и «иные лица, которые способны успешно интегрироваться в российское общество». Соотечественники – это те люди, чьи предки жили на территории России. Их можно призвать в страну, но их немного и среди них немало людей пожилого возраста. Поэтому они не могут быть решением демографической проблемы. Выделение этих категорий – скорее, так называемая забота «о русском мире», и в этом больше идеологи и политики, нежели экономической логики. Не исключено, что к «иным лицам» относятся граждане Украины, которых сегодня на территории России проживает 2,5 миллиона. Возможно, что таким образом Россия пытается обосновать возможность предоставления им, а не жителям Центральной Азии, гражданства для решения демографических проблем России. Это такой идеологический акцент, который говорит о том, что трудовых мигрантов рассматривают исключительно как временный ресурс, а не как иммигрантов, которые могут обосноваться тут постоянно.

* * *

Бесплатный юрист для мигрантов Валентина Чупик новую миграционную концепцию считает скорее плохой, чем хорошей:

– В документе право определять миграционную политику предоставляется президенту. Это означает, что она будет постоянно меняться, законы действовать не будут – это плохо. Также меня пугает, что чаще всего в документе встречается слово «безопасность».

Ничего не сказано о развитии рынка труда, об обеспечении привлекательности страны для мигрантов, о либерализации миграционного законодательства. Вместо реального упрощения законов, снижения административных барьеров и избавления от взяткоемких норм Владимир Путин опять просто рассказывает о своих благих пожеланиях, предпочитая пропаганду реальным действиям. Однако пропаганда не меняет демографическую ситуацию и не наполняет рынок труда, поэтому новая Концепция ничего не изменит.


Группа уроженцев Киргизии. Фото Екатерины Иващенко, “Фергана”

Останется несбыточной мечтой и многолетнее заклинание «нам нужны высококвалифицированных мигранты» – Россия для них не привлекательна. Сейчас в Россию не хотят приезжать даже низкоквалифицированные кадры из республик бывшего Советского Союза – за 2017 год поток трудовых мигрантов из Азербайджана, Армении, Кыргызстана и Узбекистана начал снижаться, а из Казахстана – остался на прежнем уровне. В прошлом году незначительно вырос только поток работников из Таджикистана.

* * *

Заведующая отделом диаспоры и миграции Института стран СНГ Александра Докучаева:

– Я сравнила тексты концепции 2012 и новой, и не увидела принципиальных изменений, в том числе тех, которые ожидали соотечественники. Я говорю о процессе репатриации и обособлении категории «репатриант». Мы ожидали признания этой категории и конкретных шагов по привлечению людей в Россию, однако пока возвращение соотечественников идет только в рамках существующей программы добровольного переселения.

В Концепции прописано, что задачами миграционной политики является «добровольное переселение в Россию на постоянное место жительства соотечественников, проживающих за рубежом, а также иных лиц, которые способны успешно интегрироваться в российское общество». Видимо, под этими общими словами подразумеваются те самые носители русского языка и те, кто имеет здесь членов семьи. То есть те, для кого и так в существующем законодательстве предусмотрены упрощенные процедуры получения РВП (разрешения на временное проживание), ВНЖ (вида на жительство) и гражданства.

Из нововведений я бы отметила два момента. В Концепции прописано, что внимание будет уделяться вопросам адаптации мигрантов и тех, кто приехал в страну по учебе (Концепция, в частности, говорит, что одной из задач миграционной политики является создание благоприятного режима для свободного перемещения обучающихся, научных и педагогических работников в целях развития науки, – прим. автора). Кроме того, текстуально больше внимания уделено вопросам противодействия коррупции. Видимо, это явление уже нельзя обойти даже в Концепции.

* * *

Юрист и создатель портала Migrant Батыржон Шермухаммад:

– В документе не увидел ничего принципиально нового, кроме привлечения в страну русских и русскоязычных граждан и упрощения получения ими гражданства.

Однако тут возникает другая проблема. Если за последние годы власти привели в порядок процесс оформления патентов, и иностранный гражданин без особой бюрократии получает документы, то при оформлении РВП и ВНЖ люди жалуются не только на неясные схемы получения этих документов, но и на коррупцию. Из сотен желающих получить тот же самый вид на жительство добиваются его единицы.

В Москве, например, людям приходится по десять и более раз ездить в ММЦ Сахарово, чтобы получить разрешение на временное проживание, и все потому, что до сих пор нет ясных критериев получения гражданства по квотам или по статусу носителя русского языка. Человек может получить РВП с первого раза, а может не получить и с десятого, поэтому, пока не будут четко прописаны механизмы и критерии получения того или иного статуса, ничего не изменится.

В документе говорится, что качество миграционной политики зависит от «мер по противодействию коррупции при осуществлении государственного контроля и предоставлении государственных услуг в сфере миграции». Но как с ней будут бороться – непонятно. В России эффективно борются с незаконной миграцией, но мы не видим борьбы с коррупцией в сфере получения гражданства.

Мало внимания уделено в документе трудовым мигрантам. Говорится об их адаптации, но этот вопрос постоянно поднимается и вне Концепции, только четких механизмов или программ по вовлечению мигрантов в российскую культурную жизнь как не было, так и нет.


Рабочие-мигранты. Фото с сайта Vse24.ru

В документе указано, что в основном в Россию приезжают «низкоквалифицированные мигранты, востребованность которых определяется недостаточно высоким в некоторых отраслях экономики уровнем технологического развития и организации труда». В Россию едут и высококвалифицированные иностранные граждане, но их не так много. Стране нужны те, кто строит дома, убирает улицы и работает в сфере обслуживания, этим и обусловлен приток мигрантов. Можно, например, снижать квоты на строителей из Центральной Азии, но россияне все равно не пойдут работать в эту сферу. Это законы рынка, если на какую-то работу не идут россияне, значит нишу заполнят мигранты.

* * *

Руководитель портала Migranto.ru Светлана Саламова:

– Нельзя однозначно говорить о том, направлена ли данная Концепция на содействие мигрантам или нет. Она призвана решить более широкую задачу – изменить представление о России. Представить страну как современное, цивилизованное и открытое государство, которое при этом защищает свои интересы в сфере национальной безопасности, противодействует экстремизму и выстраивает долгосрочную концепцию социально-экономического развития и роста благосостояния своих граждан.

Какими путями планируется достижение этих целей – главный вопрос. Собственно, на нем базируются все разговоры и обсуждения Концепции. Эксперты видят, что ряд утверждений, приведенных в Концепции, не соответствует реальной ситуации, а потому эти утверждения не вызывают доверия.


Рабочие-мигранты играют в мяч в центре Москвы. Фото “Ферганы”

Например, в Концепции говорится о том, что «среди иностранных граждан, привлекаемых российскими работодателями, значительную долю составляют низкоквалифицированные работники, востребованность которых определяется зачастую как меньшими по сравнению с использованием труда граждан России издержками, так и недостаточно высоким в некоторых отраслях экономики уровнем технологического развития и организации труда, сокращением рабочих мест, требующих средней и высокой квалификации труда». Проверить это утверждение на сегодняшний день нельзя. Такая статистика не ведется. Не во всех субъектах России указывается специальность в патенте, поэтому собрать точную статистику кто, где и кем работает, пока нельзя.

Кроме того, серьезное ужесточениемиграционного законодательства в Концепции обозначено как «усовершенствование инструментов правового регулирования в сфере миграции». Хотя по факту перекосы в этих «усовершенствованиях» иногда не поддаются никакой критике. В какой еще стране иностранцу могут закрыть въезд в страну или депортировать за две неправильных парковки или за неоплату проезда в общественном транспорте?

Если говорить о задачах новой миграционной политики, то они вполне адекватны и правильны. Планируется работа по совершенствованию механизмов Программы переселения соотечественников, будут создаваться условия и возможности для адаптации мигрантов к правовым, социально-экономическим и культурным условиям жизни в России, предоставляться преференции иностранным студентам, педагогам, научным сотрудникам.


Намаз у Соборной мечети в Москве. Фото с сайта Tvc.ru

Мне кажется правильным, что среди направлений миграционной политики заявлено обеспечение простоты и прозрачности всех миграционных процедур. Это важно, потому что сегодня миграционное законодательство слишком сложно и противоречиво. В нем трудно разобраться специалистам кадровых служб организаций, а уж иностранным гражданам – и подавно.

Важным моментом является заявленное намерение обеспечивать иностранных граждан независимо от их миграционного статуса, уровня доходов и иных обстоятельств равными возможностями для получения государственных услуг в сфере миграции – в том числе информационных. Кому-то может показаться, что это ерунда. Но если бы у нас миграционные органы консультировали иностранных граждан должным образом, тогда рухнул бы огромный рынок посредников. Да и количество примитивных, но распространенных нарушений миграционного законодательства резко бы снизилось.

Кроме того, я наконец-то увидела в официальном документе слова о совершенствовании механизмов профилактики миграционных правонарушений. Как и в случае с опасными болезнями, профилактика здесь намного дешевле, проще и эффективнее, чем дальнейшее лечение. Похоже, что на сегодняшний день профилактикой миграционных правонарушений у нас занимаются только общественники, правозащитники и энтузиасты, но никак не органы МВД.

Из тех аспектов, что остались нераскрытыми, я бы отметила вот что: в Концепции говорится, что разработаны и проходят проверку на практике подходы к социальной и культурной адаптации различных категорий иностранных граждан. Вместе с тем, раз мы говорим о трудовой миграции, должно уделяться большое внимание и профессиональной адаптации мигрантов в трудовых коллективах. Экономически активное население (что россияне, что трудовые мигранты) большую часть своей жизни проводят на работе. И от того, успешно ли человек влился в трудовой коллектив, как у него складываются профессиональные взаимоотношения, зависит и то, сколько времени он проработает в организации, будут ли у него возможности для профессионального и карьерного роста, роста его благосостояния. Если его доходы будут расти, то в его глазах и Россия будет привлекательным работодателем.

* * *

Заместитель председателя международного общественного движения «Форум переселенческих организаций», эксперт проекта «Собирание народа» Галина Рагозина:

– К сожалению, хорошая концепция, которая ранее долго и обстоятельно разрабатывалась правительственной комиссией, заменена на новую. Такое впечатление, что готовили ее наспех. Необходимость принять новую Концепцию объясняют изменением ситуации как в мире, так и в России. Да, ситуация изменилась, мы это понимаем. Но не может так часто меняться концепция государства по такому серьезному вопросу. Могут меняться законы, приниматься новые программы. Но сама концепция не должна быть краткосрочной. Либо мы открыты для приема мигрантов, либо нет. Особенно это касается соотечественников и особенно – тех из них, которые возвращаются в Россию. Именно они интересны для нашего государства. Тот факт, что в Концепции как бы вскользь упоминается об этой категории мигрантов, еще раз говорит о том, что вся миграционная политика в России сосредоточена на трудовой миграции. И больше всего огорчает, что соотечественники, вернувшиеся в Россию (даже участники госпрограммы «Соотечественники»), попадают под те же санкции, что и иные мигранты.

Все чаще к нам обращаются те, кому аннулировали свидетельство участника этой программы за ту самую фиктивную регистрацию, те, кто попал под норму 90/180, у кого не принимают заявление на гражданство России, потому что он не смог устроиться официально на работу. О носителях русского языка можно сказать одно – злая шутка законодателей. Нужно перевернуть все архивы, чтобы найти справку о проживании предков на территории России (а где они еще могли проживать, если можно доказывать до 7 колена и ранее). Потом нужно не раз съездить в посольство, оформляя выход из гражданства, в результате стать лицом без гражданства и только потом подать заявление на гражданство России. Вот такое долгожданное «упрощение» получили русские. Остается надеяться, что ситуация с принятием Концепции изменится. Однако с таким количеством и качеством подготовки миграционных сотрудников практически невозможно будет реализовать намеченные перемены.

Радует, что в Концепции речь идет о роли гражданского общества, об общественных организациях. Но настораживает такой ее пункт: «участие институтов гражданского общества в реализации миграционной политики при соблюдении принципа невмешательства в деятельность федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов России и органов местного самоуправления». Кто определит эту грань, когда правозащитники будут отстаивать интересы мигрантов, защищать их права, нарушаемые сплошь и рядом? Какие санкции будут применяться к «вмешавшимся» в деятельность органов власти?

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»